Среда, 07.12.2016, 00:49
Приветствую Вас, Гость




Золотой конь


В некотором царстве, в некотором государстве жил старик со  старухой.

Старик охотою промышлял, старуха дома хозяйничала.

   Жаден старик, а старуха еще пуще. Что  старик  ухлопает,  то  старуха

слопает.

   Вот встает рано утром старик и говорит:

   - Поднимайся, старуха! Разогревай сковородку, пошел я на охоту.

   Ходил-ходил старик по лесу, ни зверя, ни птицы не  нашел.  А  старуха

сковородку грела, пока не покраснела.

   Идет старик домой с пустой сумой. Видит - сидит на гнездышке  птичка,

под ней двадцать одно яичко. Хлоп! Убил ее.

   Приходит домой.

   - Ну, старуха, принес я закуску!

   - А что же ты, старик, принес?

   - Да вот убил на гнездышке птичку, взял под ней двадцать одно яичко.

   - Ах ты, дурак старый! Не надо было птицу бить. Яйца-то ведь они, на-

сиженные, никуда не годные. Садись-ка теперь сам, доводи их до дела.

   И птицу жарить не захотела. Не стал старик перечить,  сел  в  лукошко

вместо наседки.

   Сидел он двадцать одну неделю. Высидел не двадцать птенцов,  а  двад-

цать молодцов. Одно яйцо осталось.

   Старуха не унимается.

   - Сиди, - говорит, - чтоб было кому работать, коров пасти,  хозяйство

блюсти.

   Просидел он еще двадцать одну неделю. Старуха  с  голоду  померла,  а

старик вывел на свет красавца молодца и назвал его Иваном.

   Живет старик, поживает, добра наживает. Названные дети с утра до  ве-

чера работают. А старик похаживает,  брюхо  поглаживает,  на  работников

покрикивает. Разбогател. Землю пшеницей засеял.  Пришло  время  убирать.

Наставили братья скирдов видимо-невидимо.

   Стал старик примечать, что скирды пропадают. Зовет своих молодцов:

   - Надо, дети, караулить!

   Назначил всем черед - по ночи каждому сторожить. Ивану последняя ночь

досталась.

   Братья караул проспали, ничего не видали. Настала Иванова очередь.

   Пошел он в кузницу, отковал молот в двадцать пять  пудов,  в  полтора

пуда железные удила. Из пуда конопли узду свил.

   Сел под скирдом, караулит. До полуночи просидел. Слышит  конский  то-

пот: кобылица бежит, под ней земля дрожит, за ней двадцать один  жеребе-

нок.

   Топнула она ногой, развалился скирд, жеребята его вмиг разметали.

   Ударил Иван кобылицу молотком между ушей. Села она на коленки.  Обро-

тал [19] ее Иван и повел вместе с жеребятами к себе во двор.  Ворота  на

засов, а сам спать лег.

   Встает утром старик.

   - Ты что спишь, Иван, бездельник?

   - Нет, батюшка, я не бездельник, - отвечает Иван. - Приказ я твой вы-

полнил.

   Посмотрел  старик  -  полный  двор  лошадей.  Похвалил  Ивана   перед

братьями:

   - Вот у меня Иван какой! А вы что? Дураки нерачительные...

   Стали они лошадей делить. Старик взял кобылицу. Старшие братья на вы-

бор лошадей облюбовали, а Ивану достался  самый  захудалый  жеребеночек.

Вот собираются братья на охоту. Садятся на резвых коней.

   Иван своего жеребеночка попробовал - положил руку ему на спину. Гнет-

ся жеребеночек, на все четыре ноги садится. Тяжела для него хозяина  ру-

ка. Пустил его Иван на сутки в луга. На другой день положил  руку  -  не

гнется жеребеночек. Положил ногу - гнется. Пустил еще на сутки в луга.

   На третий день приводит Иван коня. Кладет ногу - не гнется.  Сам  са-

дится - гнется конь. Пустил опять на сутки в луга.

   На четвертый день садится Иван на своего коня -  не  гнется  под  ним

конь.

   А братья давно уже уехали на охоту. Едет Иван по чистому полю,  дого-

няет братьев. День проходит, второй проходит - не видно  в  чистом  поле

никого. Вот третий день кончается, ночь наступает. Смотрит Иван -  похо-

же, виднеется огонек. "Знать, братья мои кашу варят".

   Ближе подъезжает - все видней да жарче огонь. Подскакал Иван,  а  это

золотое перо лежит. Жалко Ивану расстаться с золотым пером. А  конь  ему

человеческим голосом говорит:

   - Не подымай, Иван, золотого пера, большая беда будет!

   Не послушал Иван коня, поднял перо и за пазуху спрятал.

   Съезжаются братья домой. Дает им старик приказ вычистить коней:

   - Буду нынче смотр делать. Дал он старшим братьям щетки да мыло. Ива-

ну ничего не дал.

   Приуныл Иван. А конь его говорит:

   - Не печалься, хозяин. Возьми золотое перо, махни туда-сюда - все бу-

дет как надо.

   Вот братья повымыли, повычистили своих коней,  а  Иван  только  пером

махнул: стал конь золотой, волос к волосу  лежит,  в  гриву  алые  ленты

вплетены, на лбу звезда сияет.

   Выводят старшие братья на смотр старику своих коней. Все кони  чисты,

все хороши.

   А Иван вывел - еще лучше. Конь пляшет золотой.

   - Эх вы! - говорит старик. - Какой плохонький конек ему  достался,  а

сейчас лучше ваших всех. Взяла братьев ревность:

   - Давайте, ребята, придумаем, что бы такое на Ивана наговорить.

   Приходят к старику:

   - Ты, батюшка, не знаешь, какой наш Иван хитрый. Он нам  не  тем  еще

хвалился.

   - А чем же он хвалился, ребята?

   - Я, - говорит, - не то, что вы. Захочу, достану  кота-игруна,  гуса-

ка-плясуна и лисицу-цимбалку. Поверил старик. Призывает Ивана.

   - Тут ребята про тебя говорят, что ты можешь достать кота-игруна, гу-

сака-плясуна и лисицу-цимбалку.

   - Нет, батюшка! Ничего я об этом не знаю.

   - Как так не знаешь? Ты мне не перечь! Ни к чему мне такая речь. Хоть

и не нужны они мне, а чтобы достал их непременно!

   Загоревал Иван, пошел к своему коню на совет:

   - Ох, верный мой конь, беда мне... А конь говорит:

   - Это - беда не беда, впереди будет беда. Садись на меня, поедем  до-

бывать заказанное.

   Отправляется Иван в чужие города. Остановился конь у высоких хором  и

говорит:

   - Живет здесь богатый купец. Ступай к нему, проси продать  кота-игру-

на, гусака-плясуна и лисицу-цимбалку. Будет просить он  в  обмен  твоего

коня. Ты соглашайся. Только смотри, когда будешь меня отдавать, сними  с

меня узду.

   Сделал Иван, как велел конь. Отдал ему купец кота-игруна, гусака-пля-

суна, лисицу-цимбалку, а Иван - взамен своего золотого коня.

   Уздечку снял. Говорит:

   - Уздечка у меня дареная, непродажная.

   Вышел в чисто поле, слышит - земля дрожит. Подбегает  к  нему  верный

конь.

   - Ну, поедем домой, хозяин. Ушел я от купца. Привез Иван старику  по-

дарки. Сбежались братья смотреть на диво. Лисица  в  цимбалы  бьет,  кот

песни играет, гусак пляшет.

   - Эх вы! - говорит старик братьям. - Никуда вы не годны. Вот  Иван  у

меня голова - все исполнил мои дела!

   А те в ответ:

   - Ох, батюшка, Иван не то еще знает. Сам хвастался.

   - А что? Что он знает, ребята?

   - Он нам, батюшка, говорил: "Я знаю, где гуслисамоигры достать".

   Призывает старик Ивана:

   - Иван, привези мне гусли-самоигры!

   - Ох, батюшка, я их видать не видал, слыхать про них не слыхал.

   Рассердился старик.

   - Надоели, - говорит, - мне твои отпоры! Ты мне не перечь! Ни к  чему

мне такая речь. Чтобы достал гусли-самоигры!

   Пошел Иван к коню на совет:

   - Ой, конь мой верный! Вот пришла моя беда!

   Конь ему отвечает:

   - Это - беда не беда, впереди будет беда. Иди спать. Утро вечера муд-

ренее.

   Встает Иван рано, седлает золотого коня, отправляется в густые леса.

   Ехали-ехали. Видят: стоит избушка на курьих лапках, на собачьих  пят-

ках.

   Говорит Иван:

   - Избушка, избушка, стань ко мне передом, на запад задом.

   Повернулась избушка. Выходит из нее баба-яга, костяная нога - на сту-

пе ездит, метлой подметает, пестом погоняет.

   - Ах ты, добрый молодец! - говорит. - Зачем сюда заехал? Или тебе го-

ловы не жалко?

   Иван ей отвечает:

   - Эх, бабушка ты, старушка! Не спросила ты, какое у  меня  горе-беда!

Накормлен ли я, напоен ли я или с голоду помираю? У нас на Руси дорожно-

го человека злым словом не встречают, добром привечают. Сперва накормят,

напоят, а потом и разговор ведут. Умилилась старушка его словам.

   - Иди, - говорит, - парень, сюда. Моим гостем будешь.

   Слезает Иван с золотого с коня. Входит в избушку на курьих лапках, на

собачьих пятках. Сажает его старушка за стол.  Накормила,  напоила,  про

горе-беду расспросила.

   - Ах, бабушка! Горе мое большое, - говорит, - Иван. - Как  мне  быть?

Где мне гусли-самоигры добыть?

   - Я, родимый, знаю, где эта диковинка.

   - Ой, бабушка, расскажи, моему горю помоги!

   - Парень-красота, жалко мне тебя. Трудное это дело. Есть у меня сест-

ра, а у нее сын Змей Горыныч. Так эти гусли у него. Не любит он духу че-

ловечьего. Боюсь, как бы он тебя не съел. Ну уж я постараюсь для тебя  -

сестру упрошу, тебе помогу. Вот мой двор, а посреди двора - дубовый кол.

Привяжи к нему коня за шелковые повода. А я дам тебе клубочек, держи его

за кончик. Будет он катиться, а ты следом иди. Вот идет Иван, а клубочек

впереди катится. Приходит ко двору Змея Горыныча. Заперты ворота на две-

надцати цепях, на двенадцати замках. Постучался Иван. Вышла  старушка  -

мать Змея Горыныча.

   - Ох, парень молодой, зачем сюда - зашел? Мой сын прилетит  голодный,

он тебя съест!

   Отвечает ей Иван:

   - Бабушка ты, старушка! Не спросила ты у меня, какая моя беда. Голод-

ный ли я, холодный ли? У нас на Руси дорожного человека злым  словом  не

встречают, добром привечают. Сперва накормят, напоят, а потом и разговор

ведут.

   Умилилась старушка его словам, повела его в избу. Накормила, напоила,

про беду-горе расспросила.

   - Не печалься, парень-красота, - говорит, - Я твоему горю помогу.

   Уже полночь подходит, скоро Змей Горыныч прилетит.  Надо  Ивана  пря-

тать.

   Старушка говорит:

   - Ложись под лавку. Я буду сына встречать, тебя, парня, защищать.

   Вот в полночь прилетел Змей Горыныч. Летит -  земля  дрожит,  деревья

качаются, листья осыпаются. Влетел в избу, повел носом и говорит:

   - Русь-кость пахнет.

   А старушка ему отвечает:

   - И-и, сыночек! По Руси летал, Руси набрался, вот тебе Русью  и  пах-

нет.

   - Собирай, мать, поесть, - говорит Змей Горыныч.

   Выдвигает старушка из печи целого быка, подает на  стол  ведро  вина.

Выпил Змей Горыныч вина, поел сладко быка. Повеселел.

   - Эх, мать, с кем бы мне в карты сыграть? - говорит.

   Старушка отвечает:

   - Я бы нашла, дитенок, с кем тебе в карты сыграть, да  боюсь  -  вред

ему от тебя будет.

   - Уважу я тебя, мать, - говорит Змей Горыныч. - Никакого вреда ему не

сделаю. Больно мне охота в карты поиграть.

   Позвала старушка Ивана. Вылазит он из-под лавки, садится за стол.

   - А на что будем играть? - спрашивает Змей Горыныч.

   Сделали они между собой уговор: кто кого обыграет, тот того и ест.

   Начали играть. День играли, два играли, на третий день обыграли  Змея

Горыныча.

   Испугался Змей Горыныч, на коленки становится, просит:

   - Не ешь меня!

   - Ну что ж, - говорит Иван, - хочешь жив  остаться,  отдай  мне  гус-

ли-самоигры.

   Обрадовался Змей Горыныч.

   - Бери! - говорит. - Будут у меня гусли еще втрое лучше!

   Змей Горыныч Ивана наградил, далеко проводил. Приезжает  домой  Иван.

Повесил в избе гусли-самоигры.

   Запели, заиграли гусли. Лисица в цимбалы ударила.  Кот  песню  завел.

Гусак плясать пошел. Веселье началось. Хвалит старик  Ивана,  а  братьев

бранит, со гвора гонит.

   Задумались братья: как бы Ивана очернить?

   Старший брат говорит:

   - Знаете что, ребята? Слыхал я, есть в заморском царстве  Марья-коро-

левна. Уж ее-то Ивану не достать. Пошли они к старику:

   - Ты, батюшка, еще всего не знаешь про хитрость  Ивана.  Хвалился  он

нам, что Марью-королевну достать может.

   Призывает старик Ивана.

   - Тут братья сказывают, что ты Марью-королевну достать можешь.

   - Ой, батюшка! Знать не знаю ничего о Марье-королевне!

   Старик слушать не хочет:

   - Ты мне не перечь! Ни к чему мне такая речь.  Ступай  немедля.  Чтоб

представил мне Марью-королевну!

   Заплакал тут Иван, пошел к коню:

   - Ой, конь мой верный. Вот беда мне какая!

   А конь говорит:

   - Это - беда не беда, впереди будет беда. Собирайся, хозяин, в  доро-

гу.

   Что Ивану делать? Забирает он с собой  своего  коня,  гусли-самоигры,

лисицу-цимбалку, кота-игруна, гусака-плясуна. Садится на корабль.

   Плыли-плыли. Приплывают к тому государству, где  Марья-королевна  жи-

вет.

   Отец-царь пуще ока дочку бережет. Марья-королевна даже по  двору  гу-

лять никогда одна не выходила. Распустил Иван паруса, остановил свой ко-

рабль против царского дворца. Заиграли гусли-самоигры. Ударила в цимбалы

лисица-цимбалка. Запел кот-игрун. Пошел в пляс гусак-плясун.  Заметалась

по двору Марья-королевна:

   - Ой, батюшка! Я такой музыки отроду не слыхала! Пусти меня на  прис-

тань - корабль посмотреть, музыку послушать.

   Ну что стоит царю со своими слугами  да  сенными  девушками  [20]  ее

просьбу исполнить? Упросила она отца.

   Пустил он ее к морю корабль посмотреть, музыку  послушать.  А  сенным

девушкам приказал не спускать глаз с Марьи-королевны, чтобы  беды  какой

не случилось.

   Корабль у самой пристани стоит. На нем все окна  отворены,  людей  не

видно. Оперлась царская дочь на подоконник, заслушалась  чудесной  музы-

кой. Заслушались и сенные девушки.

   Не заметил никто, как подхватил Иван Марью-королевну на свой корабль.

И понесли их быстро паруса. Увез Иван Марью-королевну. Прибыли  они  до-

мой. Обрадовался старик, в пляс пустился. Плясал, покуда шапку не  поте-

рял.

   - Теперь буду жениться, - говорит. Марья-королевна отвечает:

   - Нет, погоди! Сумел меня увезти, сумей  и  шкатулку  мою  с  уборами

унести.

   - А где же твоя шкатулка?

   - Стоит моя шкатулка под тем столом, на котором батюшка-царь обедает.

   Призывает старик Ивана:

   - Вот тебе задача: привези мне шкатулку Марьикоролевны.

   - Ой, батюшка, не смогу я! - отвечает Иван.

   - Ты, Иван, мне не перечь! Ни к чему мне такая речь. Привезти шкатул-

ку ты должен.

   И разговора больше нет. Пошел Иван к коню на совет:

   - Ой, конь мой верный! Вот когда мне беда!

   - Это - беда не беда, впереди будет беда. Ложись спать,  утро  вечера

мудренее.

   Встает утром Иван, седлает коня, отправляется в  то  царство,  откуда

Марью-королевну привез. Навстречу старик-побирушка. Купил  у  него  Иван

одежду с сумой за сто рублей. Переоделся нищим.  Подъезжает  к  царскому

дворцу. Вынул золотое перо, махнул им туда-сюда, стал конь золотой. Пус-

тил его Иван в царский двор.

   Выбежали царские слуги и сам царь с царицей. Стали золотого коня  ло-

вить, забыли в доме двери затворить.

   А Иван проворен был. Вбежал во дворец, схватил из-под царского  стола

шкатулку и в суму положил. Выскакивает на двор, кричит:

   - Не смогу ли я пособить?

   Вскочил на коня, угодил ногами в стремена. Ускакал и шкатулку увез.

   Старик пуще прежнего рад.

   - Привез Иван шкатулку, - говорит. - На завтра свадьбу назначить.

   Марья-королевна отвечает:

   - Погоди-ка со свадьбой. Не все еще ты для меня сделал. Есть  в  море

двенадцать кобылиц, пригони их мне сюда:

   Призывает старик Ивана.

   - Чтоб были мне двенадцать морских кобылиц!

   Заплакал Иван и пошел к коню на совет:

   - Ой, конь мой верный! Вот мне беда!..

   Выслушал его конь и говорит:

   - Теперь беда. Ну, что будет, то будет. Готовь двенадцать  кож,  две-

надцать пудов  бечевы,  двенадцать  пудов  смолы  и  три  пуда  железных

прутьев. Поедем к морю за кобылицами.

   Приготовил Иван все это. Подъезжают они к морю.

   Развел Иван огонь, поставил на него котел со смолой. Кожами коня ума-

тывает, бечевой увязывает, смолой заливает. Когда он двенадцать кож  на-

мотал, двенадцатью пудами смолы залил, конь говорит:

   - Смотри на то место, где я в море прыгну. Пойдут по воде белые пузы-

ри, ты не тревожься: это я кобылиц из стойла выгоняю. А вот если  крова-

вые пузыри увидишь, бери железные прутья и  прыгай  ко  мне  на  помощь.

Знай, что одолели меня морские кобылицы.

   Прыгнул конь в море, а Иван сидит на берегу, на то место смотрит, где

конь скрылся. Через два часа пошли по воде белые пузыри. Трех  часов  не

прошло, выскочили на берег морские кобылицы, а за ними Иванов конь.

   Глядит Иван, осталась на коне только одна кожа непорванной.  Одиннад-

цать кож морские кобылицы погрызли, копытами побили.

   Пригнал Иван морских кобылиц домой. Марья-королевна ему говорит:

   - Ну, Иван, сумей теперь от них надоить котел молока.

   - Ой, Марья-королевна, - отвечает Иван, - не умею я их доить.

   А старик стоит и приказывает:

   - Ты мне не перечь! Ни к чему мне такая речь. Дои кобылиц без отказа!

   Пошел Иван к коню на совет.

   - Не горюй, хозяин, - говорит ему конь. - Это дело нехитрое.

   Принялся Иван за работу. Надоил от морских кобылиц котел молока.

   Говорит ему Марья-королевна:

   - Надо теперь молоко вскипятить. Как закипит ключом, скажешь мне.

   Пошел Иван к коню на совет.

   - Ой, конь мой верный! Какой мне приказ дают!

   Велят молоко кипятить.

   - Не бойся, хозяин, - говорит ему конь. - Делай так, как я скажу. За-

кипит молоко, велят тебе прыгнуть в котел купаться. А ты стой и  слушай:

как заржу я в конюшне три раза, тогда прыгай.

   Вскипятил Иван молоко. Из края в край закипело, ключом бьет.

   Доложили Марье-королевне. Идет она со стариком к котлу Тот  ее  и  на

шаг от себя не отпускает.

   Говорит она старику:

   - Надо тебе в кипучем молоке искупаться, тогда я за тебя замуж пойду.

   Испугался старик:

   - Нет, пускай сначала Иван испробует.

   Говорит Марья-королевна:

   - Ну, Иванушка, все ты для меня сделал. Исполни и  это:  искупайся  в

кипучем молоке.

   Котел ключом кипит, молоко через верх выплескивается. Снял Иван руба-

ху. Стоит возле котла, от верного друга известия ждет.

   Заржал конь на конюшне три раза. Тут Иван в котел прыгнул.  Три  раза

от края до края проплыл. Вышел на свет живой, невредимый.  И  так  хорош

был, а теперь совсем красавцем стал: кровь с молоком.

   Говорит Марья-королевна старику:

   - Ну, прыгай теперь ты!

   Прыгнул  старик  в  котел,  и  развалились  его  кости.  Иванушка   с

Марьей-королевной повенчались. Я у них была, чай пила. Они за мной  уха-

живали, меня углаживали, а я им сказки сказывала.