Среда, 07.12.2016, 00:47
Приветствую Вас, Гость




Выкуп дочери падишаха

В давние времена жил один падишах. У этого падишаха был единственный сын, который страдал двумя пороками: нетерпеливостью и себялюбием.

Однажды царевич сидел с придворными и слушал их рассказы о пережитом, виденном и слышанном.

Один из придворных, желая развлечь царевича, сказал:

— Я расскажу о том, что мне самому довелось видеть.

И он начал:

— Год назад ездил я по одному делу в столицу нашего соседа — могущественного падишаха. По дороге напали на меня разбойники, отобрали коня, верблюдов, все деньги и одежду. Я дошел пешком до столицы могущественного падишаха и, прежде чем войти в городские ворота, присел передохнуть под деревом возле стены какого-то сада. Из сада доносились звуки музыки. Они были так приятны, что мне захотелось наслаждаться ими. Я забрался на дерево и укрылся в его густой листве. Звуки стали приближаться. Я увидел девушек, идущих по широкой дороге, обсаженной с обеих сторон розовыми кустами. Девушки были одна краше другой. Одежда их стоила дани всего мира. Щеки у них были алы, будто облиты соком граната, а кожа прозрачна, как виноградный сок. Они шли так легко, словно едва касались ногами земли. Вслед за ними появился роскошный паланкин. Его несли такие же красивые, одетые в шелка, девушки. Ветерок приоткрыл занавеску, и я увидел такую красавицу, что не ешь, не пей, а только любуйся на нее. Если сказать, что она была похожа на месяц, так у нее губы есть, а если сказать, что похожа на солнце, так у нее глаза есть. В городе я стал расспрашивать, кто эта красавица, и мне сказали, что она единственная дочь падишаха. Вот какая девушка, — закончил свой рассказ придворный; — была бы достойной для тебя невестой.

Царевич, выслушав этот рассказ, сразу влюбился. Мысленно он привязался к девушке всем сердцем и от любви начал чахнуть.

Визирь заметил, что царевич очень страдает.

— Какая печаль у тебя на сердце? — спросил он его. — Открой свою тайну! Отец тебя так любит, что исполнит любое твое желание.

Царевич ответил:

— Мне рассказали, что в соседнем царстве у могущественного падишаха есть красавица дочь. Я влюбился в нее и потерял покой. Если отец пошлет к тому падишаху сватов и женит меня на его дочери, то я успокоюсь и поправлюсь.

Услышав признание царевича, визирь сказал:

— Я пойду к твоему отцу и все улажу. Твоему горю совсем нетрудно помочь.

И визирь направился в покои падишаха.

— Не время теперь заниматься делами, — сказал падишах визирю. — Я уже вечернюю молитву прочел.

— Милостивый падишах, — ответил визирь, — не о делах будет разговор. Выслушай о горе своего сына.

— Ладно, говори, — позволил падишах.

И визирь начал:

— Наш царевич влюбился в дочь соседнего падишаха и хочет жениться на ней. «А если, — говорит, — отец не согласится послать сватов, то в скором времени ему придется оплакивать смерть сына».

Падишах забеспокоился.

— Правду говоришь, визирь, — сказал он, вздыхая, — царевича давно пора женить. Только сосед наш, падишах, не захочет, наверное, породниться со мной.

— Милостивый падишах, — сказал визирь, — попробуем послать сватов и посмотрим, что из этого выйдет.

Падишах долго думал и, наконец, сказал:

— Пусть будет по-твоему, визирь. Поезжай сватом!

Падишах написал ласковое письмо и вручил его визирю. Визирь, собрав со своего царства самых почтенных старцев и самых образованных мулл, поехал сватать красавицу.

Долго ли ехали они, коротко ли, но, наконец, приехали в столицу могущественного падишаха и пришли к нему во дворец. Сказав приветствие, они молча встали перед троном, сложили руки и стали дожидаться когда падишах задаст им вопрос. Падишах тем временем оглядывал сватов и сравнивал, у кого борода длиннее. Наконец, он обратился к самому длиннобородому. Это был визирь.

— Какую новость принес? — спросил падишах.

— Мы послы-сваты, — ответил визирь. — У вас есть дочь, у нашего падишаха — сын.

Сказав это, визирь подал падишаху письмо своего повелителя.

Падишах почесал затылок и подумал: «Если я их просто прогоню, падишах-сосед обидится на меня и чего доброго пойдет на меня войной. Пожалуй, будет лучше, если я назначу такой выкуп, что он сам откажется от сватовства».

— Хорошую новость принес, — сказал он свату. — Дочь моя пока невеста подходящая. Только выкуп за нее тяжел. Но ваш падишах богат — поднимет.

— О великий падишах, — ответил визирь.— Как бы ни был тяжел выкуп, у нашего падишаха казна тяжелей. Назначай цену. Он на все будет согласен.

— Пусть он пришлет мне тысячу верблюжьих вьюков золота и тысячу верблюжьих вьюков серебра.

— Хорошо, — сказал визирь, — ответ мы передадим нашему падишаху. А вы пока приготовьте помещение для выкупа.

Вернулись послы-сваты домой, и визирь тотчас передал падишаху все как было. Падишах опечалился и сказал:

— Разве я не говорил тебе, что он не согласится отдать дочь за моего сына? Где мы возьмем столько денег?

Находившийся тут же царевич воскликнул:

— Отец, не губи меня! Согласись дать выкуп, иначе я умру от тоски, и ты будешь раскаиваться!

Падишаху стало жаль наследника, и он приказал казначею сосчитать казну.

Когда казна была сосчитана, оказалось, что золота и серебра хватит только на половину выкупа.

Царевич стал упрашивать падишаха:

— Отец, продай свои земли, пастбища, сады и скот и наберешь.

Падишах так любил сына, что решился распродать все свое имущество. Но и этого оказалось мало: не хватало еще трети выкупа.

Царевич упал отцу в ноги и со слезами стал умолять:

— Отец, разложи недостающие деньги на подданных: пусть они помогут мне жениться!

— Возлюбленный сын мой, — ответил падишах, — что можно с них взять? Они и так нищие.

— Отец, а ты взыщи деньги с тех, кто любит читать, икать, вздыхать и каждый день пить чай и есть лепешки!

Падишах замахал руками.

— Что ты, что ты! Ведь народ прогонит меня. А если народ прогонит меня, то и тебе будет не сладко!

Вмешался визирь:

— Сын твой разумный совет дает. Потребуй у подданных, чтобы они платили налог с каждой съеденной лепешки и с каждой чашки чая.

Падишах как ни противился, — согласился. Но опять на выкуп не хватало.

Тогда царевич стал требовать, чтобы отец отправил все собранное золото и серебро отцу невесты.

— Может, могущественный падишах примет выкуп, а недостающие деньги подождет! — говорит он отцу.

Отец согласился, и караван тронулся в путь. Его сопровождал главный визирь.

Падишах — отец невесты — не поверил глазам, когда увидел столько верблюжьих вьюков золота и серебра, присланных в уплату за его дочь. Он приказал пересчитать деньги, а затем встал и сам их взвесил на весах.

Когда мешки были сложены, падишах сказал визирю-свату

— Очень хорошо, что твой падишах не скупится на выкуп за невесту. Однако о свадьбе будем договариваться только после того, как он пошлет остальные деньги.

Визирь вернулся домой и рассказал царевичу о жадности его будущего тестя.

Царевич решился на последнее средство. Собрав верных есаулов, он тайком покинул дворец, решившись ограбить купеческий караван. По дороге им встретился такой караван, и царевич приказал есаулам напасть на него.

Охрана оказалась сильной. Нападение есаулов было отбито, а сам царевич попал в плен. Его привели к караван-баши, очень богатому купцу. Караван-баши был умным человеком и сразу понял, что предводитель нападавших — не разбойник.

— Сынок, — обратился он к царевичу, — скажи правду: кто ты и почему решился на грабеж?

Царевич признался во всем.

Купец смекнул, что он получит пользу, если ссудит царевичу деньги, а не поведет его во дворец под конвоем, и поэтому сказал:

— Я тебе дам столько верблюжьих вьюков серебра, сколько тебе нужно. А взамен мне дашь твое покровительство в тех случаях, когда я буду обращаться к визирю или падишаху.

Царевич пообещал сделать все, что ни попросит купец, и тот дал ему столько денег, сколько нужно было для выкупа.

Царевич взял деньги и снова пустился в путь.

Приехав в столицу будущего тестя, он тотчас же пришел во дворец и сказал:

— Милостивый падишах, я привез тебе остальной выкуп. Считай и назначай свадьбу.

Падишаху понравился будущий зять, и он приказал оказывать ему всяческие почести.

Визирь повел царевича в сад, где гуляла дочь падишаха. Там для него раскинули царский шатер. Музыканты, песенники принялись развлекать жениха.

Царевича ничто не занимало. Он думал только о царевне, и ему не терпелось взглянуть на нее.

Ночью царевич вышел из шатра и стал думать, как бы войти в покои царевны. Тут он увидел свет в высоком окне. Царевич подкрался, чуть раздвинул занавеску и заглянул в комнату. Он увидел ложе, которое девушки-прислужницы убирали шелками, бархатом и душистыми цветами. Когда все было приготовлено, пришла царевна. Увидев ее, царевич обомлел и едва не лишился чувств. Девушка была так красива, что пери в сравнении с ней показались бы уродами.

Царевич вскрикнул от счастья.

— Кто там подглядывает?! — испуганно вскрикнула царевна. — Схватить этого наглеца и ослепить.

Прислужницы выбежали из дворца, схватили царевича, избили его, а затем ослепили.

Узнав об этом, визирь прибежал к падишаху и доложил:

— Твоя дочь, за которую уплачен такой богатый выкуп только что ослепила своего жениха.

— Неужели придется возвращать выкуп! — воскликнул в отчаянии могущественный падишах.

— Царевна не знала, что жениху не терпелось взглянуть на нее до свадьбы, — сказал визирь. — Но помочь ему теперь уже нельзя.

И слепого царевича отправили к его отцу.

Узнав о беде, постигшей единственного сына, старый падишах занемог. Созвали всех врачей царства, но из них не смог исцелить ни царевича, ни падишаха.

С каждым днем падишаху становилось все хуже, а вскоре он умер.

Визирь и придворные хотели посадить на трон слепого царевича, но народ пришел ко дворцу и закричал:

— Нам не нужен такой падишах! Он требует налог с каждой лепешки, которую мы съедаем.