Суббота, 10.12.2016, 13:47
Приветствую Вас, Гость



Волшебное золото

Сьюмас Маквин был самым громадным и ленивым человеком в Россшире. А еще был он великим мастером играть на волынке. И поскольку он отличался добродушием, его все любили.

Беда только, что от него страдала жена Мари. Насколько крупным и медлительным был ее муж, настолько она была маленькой и проворной. Но временами она прямо-таки с ног валилась: ведь помимо работы по дому, ей надо было и торфу принести, и за коровами присмотреть, и кур покормить. Да к тому же еще и поле было совсем заброшено.

Оно-то и беспокоило ее больше всего. Хорошо еще, что с дороги видны были только два участка, но и они не делали чести ленивому фермеру. Пока Сьюмас наигрывал где-нибудь на своей волынке или ловил форель, скот ломал ограду между участками, овцы отбивались от стада или заходили в кусты, а заброшенное поле густо заросло сорняками.

Миновала зима, и настало время сажать картофель. Повсюду фермеры выходили в поле со своими семьями и спешили вскопать землю, пока стоит хорошая погода. А у Сьюмаса посевной картофель прорастал в мешках — ростки пустили длиннее самых длинных дождевых червей. Мари стыдила его, да что толку? Сьюмас знай себе посмеивался и уверял ее, что, как только отдохнет, так и примется за работу. А сам забирал волынку и удочку и уходил на целый день.

Наконец Мари это так надоело, что она сняла с пальца обручальное кольцо и уже готова была выбросить его в окно, как вдруг ей в голову пришла одна мысль.

Она взяла коробочку с безделушками, высыпала в подол ее содержимое, отобрала три медных фартинга и солдатскую пуговицу и вместе с кольцом завязала в уголок платка. Потом взяла мешок с картофелем и отправилась в поле.

Большим круглым камнем она начала колотить по монетам и медной пуговице, пока они не приняли почти одинаковый вид, а затем натерла их так, что они заблестели, как золото. Тогда она закопала их в разных местах и вернулась в дом.

Вечером, когда пришел Сьюмас, Мари плотно прикрыла дверь, заложила засов и тихонько сказала:

— Знаешь, Сьюмас, странная вещь случилась. Ходила я сегодня в поле сажать картофель. Не успела копнуть, как нашла в земле кольцо. Вид у него был не бог весть какой, пока я его как следует не потерла, но думается мне, что оно золотое!

Развязав уголок платка, Мари показала ему сверкавшее кольцо. Сьюмас, не отрываясь, смотрел на золото, поблескивавшее в лучах заходящего солнца. Ему и в голову не пришло, что это обручальное кольцо его жены.

— Скажи, пожалуйста! — прошептал он, взяв кольцо в руки.— Какое красивое кольцо — наверняка золотое! Вот удача-то, Мари. Так ты говоришь, в картофельном поле?

— Да, Сьюмас, и если бы я не устала, я подольше покопала бы, ведь там, может быть, еще что-нибудь зарыто. Вот было бы замечательно, если бы мы нашли место, где волшебницы прячут свои сокровища!

Глаза у Сьюмаса заблестели — и ему пришла в голову та же мысль.

— Волшебное золото! Я и раньше слышал о нем. Вот бы набрести на него! Тогда уж не пришлось бы мне больше работать! Но странно, сколько раз я перекапывал это поле, а никогда не находил ничего, кроме камней.

— Это потому, что ты недостаточно глубоко копаешь, Сьюмас. Была бы я сильным мужчиной вроде тебя, я бы не пожалела ни себя, ни лопаты. Кто знает, какой там клад спрятан!

Конечно, лень-матушка раньше Сьюмаса родилась, но мысль о кладе запала ему в душу. Он уже представлял себе, как будет наполнять золотом мешок за мешком. И вот на следующее утро поднялся он чуть свет, чтобы отправиться на поиски клада, даже есть не стал. Жена окликнула его с постели:

— Послушай, Сьюмас, а не лучше ли тебе для вида сажать картофель? А то если соседи догадаются, что ты золото ищешь, соберутся вокруг тебя и станут глазеть.

Сьюмас послушался совета и прихватил с собой в поле мешок с картофелем. То-то удивились соседи, когда, проснувшись, увидели, что Сьюмас Маквин копает землю и сажает картофель с таким усердием, как будто от этого зависит его жизнь. А уж грачам была пожива — много Сьюмас выкопал червяков, глубоко взрыхляя землю!

Прошло часа два, и пыл Сьюмаса несколько охладел. Спина заныла от непривычной работы, и он хотел было бросить копать, да услышал, как о лопату что-то звякнуло. Это была солдатская пуговица. Глаза его раскрылись от удивления. С бьющимся сердцем он поднял пуговицу, но сколько ни старался, никак не мог понять, что это такое. В одном он не сомневался: судя по цвету, предмет был золотой.

Находка подняла его настроение. С новой надеждой он принялся копать и сажать. Несколько минут спустя он нашел одну из монет и заплясал от радости. Теперь Сьюмас был уверен, что скоро откопает большой клад.

Так трудился он до вечера, останавливаясь только, чтобы поесть. Всякий раз, как его начинала одолевать усталость, позвякиванье монет в кармане придавало ему сил. Соседи посматривали на него со своих наделов в полной уверенности, что он рехнулся: как иначе могли бы объяснить внезапное превращение этого беззаботного лодыря в такого усердного, прилежного работника?

Наконец поле было вскопано от края до края и в каждой борозде посажен картофель. Сьюмас совсем обессилел от усталости и разочарования. Ведь он нашел только то, что спрятала Мари! Вечером он как сноп повалился в постель, сунув под подушку кольцо, три монеты и солдатскую пуговицу, и проспал всю ночь и весь следующий день.

Мари была рада-радёхонька, что ее план удался, и ласково поглядывала на усталого мужа, спавшего богатырским сном. Никогда раньше он не спал так крепко и не храпел так громко! Проснувшись, Сьюмас потянулся: все тело его ныло. Тут он вспомнил о безуспешных поисках клада и быстро сунул руку под подушку, чтобы убедиться, что ему это не во сне привиделось. Но там ничего не было! Пока он спал, Мари снова надела кольцо на палец, а остальное бросила в колодец.

— Да нет, не могло мне это присниться,— сказал он жене,— ведь до сих пор от работы в поле все тело ломит. Я же откопал несколько монет и положил их сюда вместе с кольцом, которое ты нашла. Куда они подевались?

— Наверное, волшебницы пришли, забрали свое добро, Сьюмас, и опять спрятали где-нибудь в поле,— ответила она.— Может быть, если ты снова начнешь копать...

При этих словах Сьюмас громко застонал, повернулся на другой бок и снова заснул. На следующее утро он встал, оделся, плотно позавтракал и отправился ловить форель. Со вздохом посмотрела Мари на мужа, опять принявшегося за старое, но тут же украдкой улыбнулась: картофель-то он все-таки посадил!