Понедельник, 05.12.2016, 05:22
Приветствую Вас, Гость



1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11

КАК ВЕРНУЛИСЬ К ЖИЗНИ СТРАШИЛА И ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК

Трусливый Лев страшно обрадовался, услышав о неожиданной гибели Бастинды. Элли открыла клетку, и он с наслаждением пробежался по двору, разминая лапы.

Тотошка явился на кухню, чтобы своими глазами посмотреть на останки страшной Бастинды.

— Ха-ха-ха! — восхитился Тотошка, увидев в углу сверток грязного платья. — Оказывается, Бастинда была не крепче тех снежных баб, каких у нас мальчишки лепят зимой в Канзасе. И как жаль, что ты, Элли, не догадалась об этом раньше.

— И хорошо, что я не догадалась, — возразила Элли. — А то вряд ли у меня хватило бы духу облить волшебницу, если бы я знала, что ей от этого приключится смерть…

— Ну, все хорошо, что хорошо кончается, — весело согласился Тотошка. — Важно то, что мы вернемся в Изумрудный город с победой!

Возле Фиолетового дворца собралось множество мигунов из окрестностей, и Элли объявила им, что отныне они свободны. Радость народа была неописуема. Мигуны приплясывали, щелкали пальцами и так усердно подмигивали друг другу, что к вечеру у них заслезились глаза и они уже ничего не видели вокруг себя!

Освободившись от рабства, Элли и Лев прежде всего подумали о Страшиле и Железном Дровосеке: надо было позаботится о спасении верных друзей.

Несколько десятков расторопных мигунов немедленно отправились на розыски под предводительством Элли и Льва. Тотошка не остался во дворце — он важно восседал на спине своего большого четвероногого друга. Они шли, пока не добрались до места битвы с летучими обезьянами, и там начали поиски. Железного Дровосека вытащили из ущелья вместе с его топором. Узелок с платьем и голову Страшилы, полинявшую и занесенную пылью, нашли на верхушке горы. Элли не могла удержаться от слез при виде жалких останков своих верных друзей.

Экспедиция вернулась во дворец, и мигуны принялись за дело. Костюм Страшилы был вымыт, зашит, почищен, набит свежей соломой, и — вот пожалуйте! — перед Элли стоял ее милый Страшила. Но он не мог ни говорить, ни видеть, потому что краска на его лице выгорела от солнца и у него не было ни глаз, ни рта.

Мигуны принесли кисточку и краски, и Элли начала подрисовывать Страшиле глаза и рот. Как только начал появляться первый глаз, он тотчас весело подмигнул девочке.

— Потерпи, дружок! — ласково сказала Элли. — А то останешься с косыми глазами…

Но Страшила просто не в силах был терпеть. Еще рот его не был окончен, а он уже заболтал.

— Пршт… фршт… стрш… прыбры… хрыбры… Я Страшила, храбрый, ловкий… Ах, какая радость! Я снова-снова с Элли!

Веселый Страшила обнимал своими мягкими руками Элли, Льва и Тотошку…

Элли спросила мигунов, нет ли среди них искусных кузнецов. Оказалось, что страна исстари славилась замечательными часовыми мастерами, ювелирами, механиками. Узнав, что дело идет о восстановлении железного человека, товарища Элли, мигуны уверили ее, что каждый из них готов сделать все для феи спасительной воды — так они прозвали девочку.

Восстановить Железного Дровосека оказалось не так просто, как Страшилу. Искуснейшие мастера страны три дня и четыре ночи работали над исковерканным сложным механизмом. Они стучали молотками, пилили напильниками, склепывали, паяли, полировали…

И вот настал счастливый момент, когда Железный Дровосек стоял перед Элли. Он был совсем как новенький, если не считать нескольких заплаток, наложенных там, где железо пробилось о скалы насквозь. Но Дровосек не обращал внимания на заплатки. После починки он стал еще красивее. Мигуны отшлифовали его, и он так блестел, что на него было больно глядеть. Они починили и его топор и вместо сломанного деревянного топорища сделали золотое. Мигуны вообще любили все блестящее. Потом за Железным Дровосеком ходили толпы ребятишек и взрослых, и мигая, таращили на него глаза.

Слезы радости полились из глаз Железного Дровосека, когда он вновь увидел друзей. Страшила и Элли вытирали ему слезы лиловым полотенцем, боясь, как бы не заржавели его челюсти. Элли плакала от радости и даже трусливый Лев прослезился. Он так часто вытирал глаза хвостом, что кисточка на конце его промокла; Льву пришлось бежать на задний двор и сушить хвост на солнышке.

По случаю всех этих радостных событий во дворце был устроен веселый пир. Элли и ее друзья сидели на почетных местах и за их здоровье было выпито множество бокалов лимонада и фруктового кваса.

Один из пирующих предложил, чтобы отныне в честь феи спасительной воды каждый мигун умывался пять раз в день. После долгих споров согласились, что трех раз будет достаточно.

Друзья провели еще несколько веселых дней в Фиолетовом дворце среди мигунов и начали собираться в обратный путь.

— Надо идти к Гудвину: он должен выполнить свои обещания! — сказала Элли.

— О, наконец то я получу мои мозги! — крикнул Страшила.

— А я сердце! — молвил Железный Дровосек.

— А я смелость! — рявкнул трусливый Лев.

— А я вернусь к маме и папе в Канзас! — сказала Элли и захлопала в ладоши.

— И там я проучу этого хвастунишку Гектора, — добавил Тотошка.

Утром они собрали мигунов и сердечно распрощались с ними.

Из толпы вышли три седобородых старика, обратились к Железному Дровосеку и почтительно попросили стать его правителем их страны. Мигунам страшно нравился ослепительно блестевший Дровосек, его стройная осанка, когда он величественно шел с золотым топором на плече.

— Оставайтесь с нами! — просили его мигуны. — Мы так беспомощны и робки. Нам нужен государь, который мог бы защитить нас от врагов. Вдруг на нас нападет какая-нибудь злая волшебница и снова поработит нас! Мы очень просим вас!

При одной мысли о злой волшебнице мигуны взвыли от ужаса.

— Нет больше злых волшебниц в стране Гудвина! — с гордостью возразил Страшила. — Мы с Элли истребили их всех!

Мигуны вытерли слезы и продолжали:

— Подумайте и о том, как удобен такой правитель: он не ест, не пьет и, значит, не будет обременять нас налогами. И если он пострадает в битве с врагами, мы сможем починить его: у нас уже есть опыт.

Железный Дровосек был польщен.

— Сейчас я не могу расстаться с Элли, — сказал он. — И мне нужно получить в Изумрудном городе сердце. Но потом… Я подумаю и, может быть, вернусь к вам.

Мигуны обрадовались и веселыми криками «ура» проводили путников.

Вся компания получила богатые подарки. Элли поднесли браслет с алмазами. Железному Дровосеку сделали красивую золотую масленку, отделанную драгоценными камнями. Страшиле, зная, что он не тверд на ногах, мигуны подарили великолепную трость с набалдашником из слоновой кости, а к шляпе его подвесили серебряные колокольчики чудесного тона. Страшила чрезвычайно возгордился подарками. При ходьбе он далеко откидывал руку с тростью и тряс головой, чтобы вдоволь насладится чудесным перезвоном бубенчиков. Впрочем, ему это скоро надоело, и он стал себя вести по прежнему просто.

Лев и Тотошка получили чудесные золотые ошейники. Льву ошейник сначала не понравился, но кто-то из мигунов сказал ему, что все цари носят золотые ошейники, и тогда Лев примирился с эти неприятным украшением.

— Когда я получу смелость, — сказал Лев. — Я стану царем зверей, значит, мне надо заранее привыкать к этой противной штуке…

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД

Фиолетовый город мигунов остался позади. Путники шли на запад. Элли была в золотой шапке. Девочка случайно нашла шапку в комнате Бастинды. Она не знала ее волшебной силы, но шапка понравилась девочке и Элли надела ее.

Они шли весело и надеялись в два-три дня добраться до Изумрудного города. Но в горах, где они сражались с летучими обезьянами, путники заблудились: сбившись с пути они пошли в другую сторону.

Дни проходили за днями, а башни Изумрудного города не показывались на горизонте.

Провизия была на исходе и Элли с беспокойством думала о будущем.

Однажды, когда путники отдыхали, девочка внезапно вспомнила о свистке, подаренной ей королевой мышью.

— Что если я свистну?

Элли поднесла свисток к губам. В траве послышался шорох и на поляну выбежала королева полевых мышей.

— Добро пожаловать! — радостно крикнули путники, а Дровосек схватил неугомонного Тотошку за ошейник.

— Что вам угодно, друзья мои? — спросила королева Рамина своим тоненьким голоском.

— Мы возвращаемся в Изумрудный город из страны мигунов и заблудились. — сказала Элли. — Помогите нам найти дорогу!

— Вы идете в обратную сторону, — сказала мышь. — Скоро перед вами откроется горная цепь, окружающая страну Гудвина. И отсюда до Изумрудного города много-много дней пути.

Элли опечалилась.

— А мы думали, что скоро увидим Изумрудный город.

— О чем может печалится человек, у которого на голове золотая шапка? — с удивлением спросила королева-мышь. Она хоть и была мала ростом, но принадлежала к семейству фей и знала употребление всякий волшебных вещей. — Вызовите летучих обезьян и они перенесут вас куда нужно.

Услышав о летучих обезьянах, Железный Дровосек затрясся, а Страшила съежился от ужаса. Трусливый Лев замахал косматой гривой:

— Опять летучие обезьяны? Благодарю покорно! Я с ними достаточно знаком, и по мне — эти твари хуже саблезубых тигров!

Рамина рассмеялась:

— Обезьяны послушно служат владетелю золотой шапки. Посмотрите на подкладку: там написано, что нужно делать.

Элли заглянула внутрь.

— Мы спасены, друзья мои! — весело вскричала она.

— Я удаляюсь, — с достоинством сказала королева-мышь. — Наш род не в ладу с родом летучих обезьян. До свиданья!

— До свиданья! Спасибо! — прокричали путники и Рамина исчезла.

Элли начала говорить волшебные слова, написанные на подкладке:

— Бамбара, чуфара, лорики, ерики…

— Бамбара, чуфара! — с удивлением переспросил Страшила.

— Ах, пожалуйста, не мешай, — попросила Элли и продолжала: пикапу, трикапу, скорики, морики…

— Скорики, морики… — прошептал Страшила.

— Явитесь передо мной, летучие обезьяны! — громко закончила Элли и в воздухе зашумела стая летучих обезьян.

Путники невольно пригнули головы к земле, вспоминая прошлую встречу с обезьянами. Но стая тихонько опустилась, и предводитель почтительно поклонился Элли.

— Что прикажете, владетельница золотой шапки?

— Отвезите нас в Изумрудный город!

— Будет исполнено!

Один миг и путники очутились высоко в воздухе. Элли несли предводитель летучих обезьян и его жена; Страшила и Железный Дровосек сидели верхом; Льва подняли несколько сильных обезьян; молоденькая обезьянка тащила Тотошку, а песик лаял на нее и старался укусить. Сначала путникам было страшно, но скоро они успокоились, видя, как свободно чувствуют себя обезьяны в воздухе.

— Почему вы повинуетесь владетелю золотой шапки? — спросила Элли.

Предводитель летучих обезьян рассказал Элли историю, как много веков назад племя летучих обезьян обидело могущественную фею. В наказание фея сделала волшебную шапку. Летучие обезьяны должны были выполнить три желания владетеля шапки и после этого он не имеет над ними власти. Но если шапка переходит к другому, этот может снова приказывать обезьянему племени. Первой владетельницей золотой шапки была фея, которая ее сделала. Потом шапка много раз переходила из рук в руки, пока не попала к злой Бастинде, а от нее к Элли.

Через час показались башни Изумрудного города и обезьяны бережно опустили Элли и ее спутников у самых ворот, на дорогу, вымощенную желтым кирпичом.

Стая взвилась в воздух и с шумом скрылась.

Элли позвонила. Вышел Фарамант и страшно удивился:

— Вы вернулись!?

— Как видите! — с достоинством сказал Страшила.

— Но ведь вы отправились к злой волшебнице Фиолетовой страны?

— Мы были у нее, — ответил Страшила и важно стукнул тростью по земле. — Правда, нельзя похвастать, что мы там весело провели время.

— И вы ушли из Фиолетовой страны без разрешения злой Бастинды? — допытывался удивленный привратник.

— А мы не спрашивали у нее разрешения! — продолжал Страшила. — Вы знаете, она ведь растаяла!

— Как? Растаяла? Прекрасное, восхитительное известие! Но кто же ее растопил?

— Элли, конечно! — важно сказал Лев.

Страж ворот низко поклонился Элли, повел путников в свою комнату и вновь надел на них уже знакомые им очки. И снова все волшебно преобразилось вокруг, все засияло мягким зеленым светом…

РАЗОБЛАЧЕНИЕ ВЕЛИКОГО И УЖАСНОГО

Путники направились знакомыми улицами к дворцу Гудвина. По дороге Фарамант не утерпел и сообщил кое-кому из жителей о гибели страшной Бастинды. Весть быстро распространилась по городу, и скоро за Элли и ее друзьями до самого дворца шла большая толпа почтительных зевак.

Зеленобородый солдат был на посту и, как всегда, смотрелся в зеркальце и расчесывал свою великолепную бороду. На этот раз толпа собралась такая большая и кричала так громко, что привлекла внимание солдата не больше, чем через десять минут. Дин Гиор очень обрадовался возвращению путников из опасного похода, вызвал зеленую девушку, и та отвела их в прежние комнаты.

— Пожалуйста, доложите великому Гудвину о нашем возвращении, — сказала Элли солдату. — И передайте, что мы просим нас принять…

Через несколько минут солдат вернулся и сказал:

— Я громко изложил у дверей вашу просьбу у дверей тронного зала, но не получил от великого Гудвина никакого ответа.

Солдат каждый день являлся к дверям тронного зала и докладывал о желании путников видеть великого Гудвина, и каждый раз ответом была гробовая тишина.

Прошла неделя. Ожидание стало невыносимо томительным. Путники ожидали встретить во дворце Гудвина горячий прием. Равнодушие волшебника пугало и раздражало их.

— Уж не умер ли он? — задумчиво говорила Элли.

— Нет, нет! Он просто не хочет выполнять своих обещаний и прячется от нас! — возмущался Страшила. — Конечно, ему жаль мозгов, и сердца, и смелости — ведь это все ценные вещи. Но не надо было посылать нас к злой волшебнице Бастинде, которую мы так храбро уничтожили.

Разгневанный Страшила объявил солдату:

— Скажите Гудвину: если он нас не примет, мы вызовем летучих обезьян, скажите Гудвину, что мы — их хозяева, мы владеем золотой шапкой — пикапу, трикапу — и когда сюда явятся летучие обезьяны, мы с ним поговорим.

Дин Гиор ушел и очень скоро вернулся.

— Гудвин ужасный примет всех вас завтра ровно в девять часов утра в тронном зале. Просьба не опаздывать. И знаете что, — тихонько прошептал он на ухо Элли. — Он, кажется, испугался. Ведь он имел дело с летучими обезьянами и знает, что это за звери.

Путешественники провели тревожную ночь и утром, в назначенное время, собрались перед дверью тронного зала.

Дверь открылась и они вступили в тронный зал. Каждый ожидал встретить Гудвина в том виде, в каком он показывался им в первый раз. Но они удивились, увидев, что в зале не было никого. Там царила торжественная и жуткая тишина, и путников охватил страх: что готовит им Гудвин?

— Я Гудвин, великий и ужасный! Зачем вы беспокоите меня!

Элли и ее друзья посмотрели вокруг — никого вокруг не было видно.

— Где вы? — дрожащим голосом спросила Элли.

— Я — везде! — торжественно отвечал голос. — Я могу принимать любой образ и становлюсь невидимым, когда захочу. Подойдите к трону, я буду говорить с вами!

Путники сделали несколько шагов вперед. Все ужасно боялись, кроме Железного Дровосека и Тотошки. Железный Дровосек не имел сердца, а Тотошка не понимал, как можно бояться голосов.

— Говорите! — послышался голос.

— Великий Гудвин, мы пришли просить вас исполнить ваши обещания!

— Какие обещания? — послышался голос.

— Вы обещали отправить меня в Канзас, к папе и маме, когда мигуны будут освобождены от власти Бастинды.

— А мне вы обещали дать мозги!

— А мне сердце!

— А мне смелость!

— Но разве мигуны действительно стали свободными? — спросил голос, и Элли показалось, что он задрожал.

— Да! — ответила девочка. — Я облила злую Бастинду водой и она растаяла.

— Доказательства, доказательства! — настойчиво сказал голос.

— Пикапу, трикапу! — воскликнул Страшила. — Разве вы, который везде, не видите на голове у Элли золотую шапку? Или вы хотите, чтобы мы для доказательства вызвали летучих обезьян, бамбара, чуфара?!

— О, нет, нет, я вам верю! — поспешно перебил голос. — Но как это неожиданно!.. Хорошо, приходите послезавтра, я подумаю о ваших просьбах!

— Было время подумать, скорики, морики! — заорал разъяренный Страшила. — Мы ждали приема целую неделю!

— Не хотим больше ждать ни одного дня! — энергично поддержал товарища Железный Дровосек, а Лев так рявкнул, что огромный зал заполнился гулом, в котором потонул чей-то испуганный возглас.

Когда смолкли отзвуки львиного рева, наступило молчание. Элли и ее товарищи ждали, как ответит Гудвин на их смелый вызов. В это время Тотошка усиленно нюхал воздух и вдруг с лаем бросился в дальнюю часть комнаты. Мгновение — и он скрылся из глаз. Удивленной Элли показалось, что песик проскочил сквозь стену. Но тотчас же из стены, нет, из-за зеленой ширмочки, сливавшейся со стеной, с криком выскочил маленький человечек:

— Уберите собаку! Она укусит меня! Кто разрешил приводить в мой дворец собак?

Путешественники с недоумением смотрели на человечка. Ростом он был не выше Элли, но уже старый, с большой головой и морщинистым лицом. На нем был пестрый жилет, полосатые брюки и длинный сюртук. В руке у него был длинный рупор и он испуганно отмахивался им от Тотошки, который выскочил из-за ширмочки и старался укусить его за ногу.

Железный Дровосек с топором на плече стремительно шагнул к незнакомцу.

— Кто вы такой? — сурово спросил он.

— Я Гудвин, великий и ужасный, — дрожащим голосом ответил человечек. — Но, пожалуйста, пожалуйста, не трогайте меня! Я сделаю все, что вы от меня потребуете!

Путники переглядывались с необычайным удивлением и разочарованием.

— Но я думала, что Гудвин — это живая голова, — сказала Элли.

— А я думал, что Гудвин — морская дева, — сказал Страшила.

— А я думал, что Гудвин — страшный зверь, — сказал Железный Дровосек.

— А я думал, что Гудвин — огненный шар, — сказал Лев.

— Все это верно, и все вы ошибаетесь, — мягко сказал незнакомец. — Это только маски!

— Как маски!? — вскричала Элли. — Разве вы не великий волшебник?

— Тише, дитя мое! — сказал Гудвин. — Обо мне составилось мнение, что я великий волшебник.

— А на самом деле?

— На самом деле… увы, на самом деле я обыкновенный человек, дитя мое!

Слезы покатились из глаз Элли от разочарования и обиды.

Железный Дровосек тоже готов был зарыдать, но вовремя вспомнил, что при нем нет масленки.

Рассерженный Страшила закричал:

— Я скажу, кто вы такой, если вы этого не знаете! Вы обманщик, пикапу, трикапу!

— Совершенно верно! — отвечал человечек, ласково улыбаясь и потирая руки. — Я — великий и ужасный обманщик!

— Но как же теперь быть? — сказал Железный Дровосек. — От кого же я получу сердце?

— А я мозги? — спросил Страшила.

— А я смелость? — спросил Лев.

— Друзья мои! — сказал Гудвин. — Не говорите о пустяках. Подумайте, какое ужасное существование я веду в этом дворце!

— Вы ведете ужасное существование?! — удивилась Элли.

— Да, дитя мое! — вздохнул Гудвин. — Заметьте: никто, никто в мире не знает, что я — великий обманщик, и мне многие годы приходиться хитрить, скрываться и всячески дурачить людей. А вы знаете, это нелегкое занятие — морочить головы людям. И, к несчастью, это всегда раскрывается. Вот вы разоблачили меня, и, по правде сказать, — он вздохнул. — Я рад этому! Конечно, я ошибся, впустив вас сюда всех вместе, да еще с этой проклятой собачонкой…

— Но-но-но, поосторожнее! — сказал Тотошка, оскалив зубы.

— Прошу прощения, — поклонился Гудвин. — Я не хотел оскорбить вас… Да, так на чем я остановился? Ага, вспомнил… Я впустил вас всех потому, что очень испугался летучих обезьян.

— Но я ничего не понимаю! — сказала Элли. — Как же я тогда видела вас в образе живой головы?

— Это очень просто! — ответил Гудвин. — Идите за мной и вы поймете.

Он провел их через потайную дверь в кладовую позади тронного зала. Там они увидели живую голову, морскую деву, зверя, фантастических птиц и рыб. Все это было сделано из бумаги, картона, папье-маше и искусно раскрашено.

— Вот формы, которые может принимать Гудвин, великий и ужасный! — смеясь, сказал разоблаченный волшебник. — Как видите, выбор достаточно хорош и сделает честь любому цирку.

Лев подошел к голове и сердито ударил ее лапой. Голова покатилась по полу, кувыркаясь и свирепо вращая глазами. Испуганный Лев отскочил с рычанием.

— Самое трудное, — вздыхая, сказал Гудвин. — Управлять глазами. Я тянул их из-за ширмы за ниточки, но глаза вечно смотрели не туда куда нужно. Ты, может быть, заметила это, дитя мое?

— Меня это поразило, — ответила Элли. — Но я была так напугана, что не понимала, в чем дело.

— Я на испуг-то и рассчитывал, — признался Гудвин. — Если мои превращения и не всегда бывали удачны, все же страх посетителей не давал им заметить недостатки.

— А огненный шар? — вскричал Лев.

— Ну, вас-то я боялся больше всех, а потому сделал шар из ваты, пропитал спиртом и зажег. Недурно горело, а?

Лев с презрением отвернулся от великого обманщика.

— Как вам не стыдно дурачить людей? — спросил Страшила.

— Сначала было стыдно, а потом привык, — ответил Гудвин. — Идемте в тронный зал, я расскажу вам свою историю.


1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11