Суббота, 03.12.2016, 16:36
Приветствую Вас, Гость




Волшебная тыква

Жила в одном селении сиротка по имени Нью Тхи Май. У нее были черные пушистые волосы, черные блестящие глаза, красные от бетеля губы и очень ловкие пальчики. Богач, которому принадлежала вся земля в этом селении, взял Май к себе. Сиротка работала с утра до поздней ночи - нарезала траву для буйволов, кормила кур, выкапывала маниоку, убирала двор, стирала в горном потоке белье и искусно плела циновки. Она умело подбирала окрашенные волокна трав, и под ее пальцами на циновках возникали силуэты птиц и буйволов.
Но богач всегда был недоволен маленькой работницей. Он называл ее лентяйкой, дармоедкой, требовал все новых услуг, подгонял Май криком, а то и толкал в спину.
Не лучше богача относились к девочке жена хозяина и ее дочь. Когда Нью Тхи Май жаловалась на свою судьбу и горько плакала, жена богача говорила ей:
- Ты должна радоваться, что мы распоряжаемся тобою. Ведь ты живешь не для себя. Ты не имеешь своей воли и почти не существуешь. Только тогда, когда мы пользуемся твоими услугами, ты становишься собой. Мне даже приходится иной раз побить тебя, чтобы ты знала, что имеешь тело. Сама ты просто не можешь это проверить. Голод и жажда говорят тебе, что желудок просит еды, а язык - влаги. Не будь этого, ты бы думала, что ты просто собака, как, впрочем, мы и зовем тебя. Да, такую, как ты, никто не может любить.
Но это не было правдой. По соседству с богачом жила старая женщина, которая часто ласково улыбалась измученной девушке, но ни разу не отважилась защитить ее, боясь вызвать гнев богача. Май сразу заметила доброту соседки, и сердце ее раскрылось, как пурпурный цветок гибискуса.
Девушке очень хотелось сделать старушке что-нибудь приятное: сплести красивую циновку, вскопать грядки, помочь принести бамбук для топлива, но у нее не было ни одной свободной минутки. Сдерживая слезы, Нью Тхи Май только низко кланялась доброй женщине, как можно кланяться самому почтенному, седовласому человеку.
Но вот однажды, когда Май ехала на буйволе, ее заметил молодой тигролов. Девушка очень понравилась ему. Она пела грустную песенку и ласково подгоняла стадо буйволов, не переставая плести из травы легкую накидку, которая должна была защитить ее от дождя. Спрятавшись за ствол пальмы, тигролов проследил, куда повернули буйволы, потом пошел к богачу и, поклонившись ему, стал просить отдать ему Нью Тхи Май в жены.
- Хорошо, - сказал богач, - но ты должен даром отработать у меня три года. Май - моя любимица, она съела очень много риса, и я подарил ей два платья моей жены. Ты должен оплатить все эти расходы.
Юноша оставил дома ружье, взял мотыгу, нож и пошел на поле богача. Работал он не жалея сил, но богач давал ему работу вдалеке от Май и не позволял им разговаривать. И все же любовь соединила их. Май сплела юноше широкополую шляпу и не раз дарила ему орехи, завернутые в листья так искусно, что стебельки их сплетались в первые буквы его имени.
Юноша не оставался в долгу: он поймал скворца и научил его произносить одно лишь слово: "Люблю". Он выпускал своего питомца, и птица летела на пастбище, садилась на спину одному из буйволов, которых пасла Май и, поглядывая на девушку быстрыми черными глазками, повторяла признание.
Тем временем богач внимательно присматривался к юноше. Ему понравилось, как тот работает, но злоба не позволяла похвалить работника.
Дни летели быстро. Прошел год, другой... Тигролов был старательным, ловким и умным. И дочь богача полюбила его.
Узнал об этом хозяин и задумался: "Скоро придет назначенный срок, и я сразу потеряю двух работников. Если мне удастся переманить тигролова на свою сторону и соблазнить тем, что он может получить руку моей дочери, у меня на долгие годы останется даровой работник. Но соблазнит ли его мое богатство?"
Богач стал намекать тигролову: можно породниться. Но юноша любил только Май. Каждую отработанную неделю отмечал он зарубкой на столбе у ворот. До условленного дня оставалось не так уж много времени.
Тогда богач решил посоветоваться с женой.
- Если Нью Тхи Май исчезнет с его глаз, тигролов забудет ее, и тогда наша дочь полюбится ему, - сказал богач.
- Что же ты хочешь сделать? - спросила жена.
- Я думаю, что лучше всего бросить девчонку в реку. - Так они и решили. Когда девушка пошла стирать хозяйское белье, жена богача, крадучись, подошла к ней и столкнула в глубокий водоворот.
Вода заклокотала вокруг девушки. Зеленый дракон - властитель потока - схватил Май. Девушка поняла, что сейчас погибнет. Сердце ее забилось. Сквозь глубину воды она в последний раз увидела склонившееся над рекой дерево, на котором висела, обвившись молодыми побегами вокруг ствола, тыква.
- О, как я завидую тебе! - в последний раз вздохнула Нью Тхи Май.
- Кому ты завидуешь? - изумился дракон. - Ты, человек, мечтаешь жить так, как тыква?
Девушка кивнула головой.
- Да! Ведь у меня не было своей жизни, я никогда не могла делать то, что мне хотелось, - сказала она. - Насколько же эта тыква счастливее меня: она греется под солнцем, листья ласкают ее, ветерок обвевает... А если ей придет охота упасть на землю, то она сделает это сама, и люди превратят ее в сосуд. А сколько милых улыбок появляется на лицах людей, когда им подают миску из тыквы, наполненную вкусным рисом!
- Хорошо, - проворчал дракон, - я превращу тебя в тыкву!
Он вынырнул из реки, подбросил Нью Тхи Май вверх, и она, превратившись в тыкву, повисла на прибрежном дереве.
Теперь девушка в первый раз свободно могла подумать о своей прошлой жизни. Она была бы совсем счастлива, если бы не тоска о любимом.
Тем временем богач позвал тигролова и сказал, что Нью Тхи Май убежала со странствующим фокусником. Но тигролов был хорошим следопытом, а след Май привел его к реке и там пропал. Длинным бамбуком тигролов стал шарить по дну. Потревоженный зеленый дракон вырвал шест и гневно фыркнул на юношу.
Нью Тхи Май все это видела и радовалась. Она так плясала в сердцевине тыквы, что скворец тигролова подозрительно посмотрел на неожиданно закачавшуюся тыкву.
Но юноша отошел, ничего не заметив.
По-прежнему несла река свои голубые воды, плескался в глубине зеленый дракон, а иногда по глади вод скользила рыбачья лодка, преодолевая сильное течение Красной реки. Тишина и покой царили вокруг.
Однажды на берег пришла соседка-старушка, полюбившая Нью Тхи Май. Возле дерева, где висела тыква, она остановилась и, приложив руку к глазам, посмотрела вверх.
- О, какая хорошая тыква! Жаль только, что я мала ростом и не дотянусь до нее, - вздохнула старушка. - Сделала бы я из нее красивую мисочку и черпачок...
Тогда Нью Тхи Май тихонько попросила дрозда, и тот клювом столкнул тыкву. Она покатилась по веткам и скользнула в руки изумленной старушки.
- Какая красивая! - пробормотала старушка. - Какая гладкая! Ну, сейчас я тебя разрежу.
И тут старушке показалось, что тыква качнулась, словно говоря: "Не надо!"
- А, пожалуй, верно: оставлю тебя такой, какая есть, - решила старушка. - Уж больно ты хороша, просто жаль резать.
И тыква снова качнулась, как бы подтверждая: "Да".
Старушка пришла домой и положила тыкву на полку возле очага.
С того дня начались для старушки счастливые дни. Вечером она приносила в хижину охапку разных трав, а утром находила в углу готовые красивые циновки. Если кто-нибудь дарил старушке рыбу, то к утру рыба была приготовлена и сдобрена кореньями, а на столе лежало несколько пучков бетеля. Красиво завернутые в листочки, они быстро находили себе покупателей на базаре. Старушка не знала, кто помогает ей, и хотя не раз клялась, что будет ночью бодрствовать и выследит неведомого покровителя, каждый раз засыпала, едва опустив голову на мягкую циновку.
Однажды, когда старушка снова пришла на базар, ее товары заметил тигролов. Он сразу же узнал искусно сделанные пучки бетеля с буквами своего имени, и сердце его бешено забилось от радости.
- Откуда у тебя это? Кто это сделал? - нетерпеливо спросил он старушку. - Я знал одну девушку, которая умела делать такой бетель, но она исчезла. Умоляю тебя, скажи мне всю правду!
Старушка честно призналась, что циновки и бетель она каждое утро находит в своей хижине, но сама не знает, кто их приносит. Тогда тигролов попросил ее показать свой дом.
Вечером он притаился возле плетеной стены хижины и стал следить. Старушка выпила кружку чая и вскоре уснула. Огонь в очаге постепенно угасал, только полная луна, словно повисшая на вершине пальмы, заливала землю голубовато-зеленым светом.
Внезапно лежавшая на полке тыква слегка качнулась, затем с сухим треском распалась надвое, и из сердцевины выскочила маленькая-маленькая девушка. Она прикоснулась к полу руками и стала расти на глазах, пока не превратилась в Нью Тхи Май. Тихонько напевая песенку. Май неслышно ступала по хижине и готовила пучки бетеля. Потом заботливо укрыла спавшую старушку.
Приближался рассвет, пала роса, начали пробуждаться птицы. "Что мне делать? - в отчаянии думал тигролов. - Как освободить Май от волшебных чар?"
Тут он вспомнил о скворце. Тигролов свистнул, и птица подлетела к нему. Долго шептал ей тигролов о чем-то, пока птица не поняла, чего он хочет. Слегка ударив крылом, скворец впорхнул в хижину и, прежде чем девушка заметила его, схватил сухую тыкву и попытался улететь с нею. Но сил у птицы было мало, тыква выпала из клюва и... свалилась прямо в огонь очага. Взвилось пламя. Волшебное убежище Нью Тхи Май свернулось, обуглилось и превратилось в пепел.
Чары дракона были разрушены, и девушке незачем уже было скрываться, а сильные руки юного тигролова стали ее надежной защитой.
С тех пор тигролов и Нью Тхи Май не расставались, жили долго и были счастливы.