Четверг, 08.12.2016, 21:14
Приветствую Вас, Гость




Удивительный сон

Давным-давно жил возле Свинфорда человек по имени Оуэн О'Малреди. Он
сажал картошку, разводил огород вместе со своей женой Молли, никогда не
унывал и ни на что не жаловался. Лишь одно у него было сокровенное желание -
увидеть сон. Никогда в жизни ему ничего не снилось.
Встретил он как-то соседа, разговорились они о том о сем. Оуэн возьми
да признайся, что нет у него заветнее мечты, чем увидеть хоть какой-нибудь
сон.
- Увидишь сегодня же ночью,- сказал сосед,- если послушаешься моего
совета.
- Говори скорее,- обрадовался Оуэн.
- Выгреби всю золу из очага, устрой себе там постель и ложись спать.
Будет тебе и сон, и сновидение, не беспокойся.
Пришел Оуэн домой, стал выгребать золу из очага и устраивать там
постель.
Жена решила, что он спятил, но Оуэн растолковал ей, в чем дело,
утихомирил кое-как, и вот легли они спать прямо в очаге. Только заснули, как
в дверь стучатся:
- Вставай, Оуэн 0'Малреди! Помещик велел тебе доставить письмо в
Америку.
Встал Оуэн, сунул ноги в башмаки, думает: Нелегкая тебя принесла в
такую пору!
Однако взял письмо и не мешкая зашагал по дороге. Возле горы Слив-Чарн
поравнялся он с пареньком, пасущим стадо коров.
- Бог в помощь тебе, О'Малреди!-приветствует его пастух.
- И тебе того же! - ответил Оуэн, удивившись.- Все меня знают, лишь я
никого не знаю.
- Куда тебя несет среди ночи? - спрашивает пастух.
- В Америку, с письмом от помещика. Не сбился ли я с пути?
-Все верно, шагай себе прямо на запад. Но как ты думаешь переправляться
через море?
- Там видно будет,-ответил Оуэн и пошел дальше.
Вот подходит он к морю, видит - на берегу журавль стоит на одной ноге.
- Бог в помощь тебе, О'Малреди!-приветствует его журавль.
- И тебе того же! - ответил Оуэн, удивившись.- Все меня знают, лишь я
никого не знаю.
- Куда ты спешишь, О'Малреди?
- В Америку, с письмом от помещика. Да не знаю, как через море
перебраться.
- Садись ко мне на спину,-говорит журавль.-Я тебя перенесу.
- А не притомишься ли ты на полпути? Что я тогда буду делать?
- Не бойся, не притомлюсь.
Сел Оуэн на журавля, полетели они через море. На полпути, как раз на
серединочке, журавль говорит:
- Эй, Оуэн, слезай! Я что-то притомился.
- Ах ты, негодный журавлишка! - возмутился Оуэн.- Чтоб тебя так черти
притомили!
Не слезу, и не проси.
- Ну, слезь хоть на минутку, дай передохнуть,-просит журавль.
Тут они услыхали над собою стук, смотрят - а это молотильщики на небе
зерно молотят.
- Эй, молотильщик!-закричал Оуэн.-Дай за молотило подержаться, пока мой
журавль передохнет.
Молотильщик опустил ему молотило, Оуэн ухватился за него двумя руками,
крепко держит. А журавль нахально засмеялся и улетел.
- Чтоб тебе пусто было, обманщик! - выругался Оуэн.-Из-за тебя я тут
повис между небом и водой посередине океана.
Немного погодя молотильщик ему кричит:
- Эй, парень, слезай, мне молотить надо!
- И не подумаю,-отвечает Оуэн.-Мне тонуть неохота.
- Ах так? - рассердился молотильщик.- Тогда я перерублю держалку.
- Пожалуйста,-отвечает Оуэн,-все равно ведь молотило останется у меня.
Тут он поглядел вниз и увидел баркас в море.
- Эй, моряк-морячок! Греби сюда - я к тебе спрыгну.
Подгреб моряк, кричит снизу:
- Правее или левее?
- Немножко полевее! - просит Оуэн.
- Сбрось один башмак, чтобы увидеть, куда он упадет! - кричит моряк.
Тряхнул Оуэн ногой, и башмак полетел вниз.
- Уй-уй-уй-уй! Убивают! - завизжала жена, подскакивая на постели.-
Оуэн!
Где ты?
- Я-то здесь, Молли. А вот ты что там делаешь на баркасе?
Встала жена, зажгла свечку. И где же она нашла Оуэна, как вы думаете? В
дымоходе. Там он висел, уцепившись руками за выступ кирпича,-весь черный от
сажи. Одна его нога была обута в башмак, а что касается другого башмака, так
это именно он, свалившись сверху, разбудил и напугал Молли.
Вылез Оуэн из дымохода, кое-как отмылся и пришел в себя. Но с той ночи
никогда-никогда не завидовал он людям, которые видят сны.

Поле ромашек

В один солнечный денек - то был не просто денек, а праздник, самый
любимый в Ирландии весенний праздник - Благовещенье, - вдоль живой изгороди
по солнечной тропинке прохаживался молодой паренек. Звали его Том. Гуляя по
полю, он вдруг услышал негромкое тук-тук, тук-тук, где-то у самой земли за
изгородью.
Неужели каменка щелкает? - подумал Том. Для нее будто бы рановато .
И Тому захотелось взглянуть на раннюю пташку, чтобы своими глазами
убедиться, правильно он угадал или нет. Вот он подкрался на цыпочках к
изгороди, раздвинул кусты и... И увидел, но только не пташку, а огромнейший
прямо с ведро, бурый глиняный кувшин.
Однако самое удивительное было другое: рядом с кувшином сидел
маленький-премаленький, совсем крошечный старичок. На нем был замусоленный,
затасканный кожаный фартук, а на голове красовалась маленькая треуголка.
У Тома на глазах старичок вытащил из-под себя деревянную скамеечку,
встал на нее и маленьким кувшинчиком зачерпнул в большом кувшине, потом
поставил полный кувшинчик рядом со скамеечкой, а сам сел на землю возле
большого кувшина и начал прибивать каблук к башмаку из грубой коричневой
кожи - тук-тук, тук-тук.
Это и было то самое тук-тук , что услышал Том.
Силы небесные! - воскликнул про себя Том. - Лепрекон! Ей-ей, лепрекон!
Слыхать-то я про них слыхал, но вот не думал, что они на самом деле
встречаются!
Вы уж, наверное, догадались, что Том имел в виду веселого
эльфа-сапожника, которого в Ирландии называют лепрекон. Но самое интересное,
что лепреконы умеют шить башмак только на одну ногу - или на правую, или на
левую, - так, во всяком случае, о них говорят.
Мне удача! - подумал Том.- Только теперь нельзя с него глаз спускать, а
не то он исчезнет, словно его и не бывало .
И Том подкрался к лепрекону поближе тихо-тихо, словно кошка к мышке, а
сам глаз с него не спускал.
- Бог в помощь, соседушка,- сказал он, а сам уж руку протянул к
маленькому сапожнику.
- Спасибо на добром слове,- ответил лепрекон, поглядев на Тома.
- Вот только дивлюсь я, чего это вы в праздник работаете! - говорит
Том.
- Это уж мое дело,- отвечает старикашка. - А не будете вы так любезны
сказать, что у вас в этом большом кувшине?
- Отчего ж не сказать,- говорит старичок с ноготок. - В нем
прекраснейшее пиво. - Пиво? - удивился Том.- Гром и молния! Где это вы его
раздобыли?
- Где я раздобыл его? Сам сделал! А из чего, угадай!
- Ну, ясно из чего, - говорит Том. -Из хмеля да из солода, из чего же
еще. - А вот и промахнулся! - говорит старичок с ноготок. - Из вереска!
- Из вереска? - удивился Том еще больше, да так и прыснул со смеху.-
Ты, видно, за дурака меня принимаешь, так я и поверил, что из вереска!
- Не хочешь - не верь,- говорит старичок.- Но я тебе правду сказал. Ты
разве не слыхал историю про датчан?
- Ну, слыхал, а что, собственно, про них слыхать-то? - спросил Том.
- Когда датчане в старину жили на нашем острове, они научили нас варить
пиво из вереска, и с тех пор моя семья хранит этот секрет.
- Ну и умный вы народец! - воскликнул Том.- А попробовать твое пиво
можно? - спросил он.
Но маленький старикан глянул на него сердито и, нахмурившись, ответил:
- Лучше вам, молодой человек, беречь отцовское добро, чем приставать к
честным людям с глупыми вопросами! Оглянись-ка! Не видишь разве, в твой овес
забрались коровы и весь его потоптали .- И с этими словами старичок указал
пальцем на что-то у Тома за спиной.
Том от неожиданности чуть было не обернулся. Да хорошо, вовремя
спохватился, протянул руку - и хвать малыша лепрекона.
Да вот беда: впопыхах он опрокинул кувшин с вересковым пивом, а стало
быть, ему уж не отведать его никогда в жизни! Том ужасно рассердился на
старичка лепрекона и пригрозил, что отомстит ему за такие шутки если
лепрекон не покажет, где прячет свои сокровища.
Том был уверен, что у каждого лепрекона, так же как у всех эльфов - в
Ирландии их называют еще дини - ши - зарыт где-нибудь в укромном месте
кувшин с золотом.
- Ну, так где же твое золото? - очень грозно спросил Том.
Малютка сапожник притворился испуганным и сказал:
- Через два поля отсюда. Идем, я провожу тебя туда, раз уж так все
получилось.
И Том зашагал через поле, не выпуская лепрекона из рук и не спуская с
него глаз ни на секунду, хотя ему приходилось и через изгороди перелезать, и
прыгать через канавы, и огибать болота.
Уф, наконец-то он добрался до широкого ромашкового поля, и лепрекон,
указав на высокую ромашку, сказал со вздохом:
- Рой здесь и найдешь большой кувшин. В нем полным-полно золотых гиней.
Но вот досада, в спешке Том позабыл захватить с собой лопату. Что же
теперь делать?
Подумав, он решил, что не остается ничего другого, как бежать домой за
лопатой. А чтобы не ошибиться, где потом копать, он достал из кармана
красную ленточку и обмотал стебель той ромашки, на которую указал лепрекон.
Но тут у него родились кое-какие сомнения, и он сказал лепрекону:
- Поклянись, что не снимешь мою ленточку с этой ромашки!
Лепрекон поклялся верой и правдой, что пальцем не тронет ее, и спросил
очень вежливо:
- Надеюсь, я больше не нужен вам?
- Нет. Дело сделано, теперь можешь идти. Скатертью дорожка, желаю
удачи.
- Будь здоров. Том, - сказал лепрекон.- Пусть на пользу пойдет тебе мое
золото, когда ты его откопаешь.
Том опустил маленького сапожника на землю, и тот оправился восвояси.
А Том, как вы сами можете себе представить, кинулся со всех ног домой,
нашел лопату и вернулся тут же на ромашковое поле.
Но что это? Что увидел он, вернувшись на поле? Лепрекон свое слово
сдержал: красной ленточки Тома он не трогал, что верно, то верно. Но зато
обвязал точно такой же красной ленточкой стебель каждой ромашки на поле!
Бедняга Том! Что же ему теперь оставалось - перекопать все поле? Но это
было невозможно. В поле было не меньше добрых сорока ирландских акров!
Пришлось Тому возвращаться домой с пустыми руками и с лопатой на плече.