Пятница, 09.12.2016, 01:00
Приветствую Вас, Гость




Три монаха-отшельника

В те далекие времена, когда в Ирландии было много отшельников, три
святых монаха, отвратившись от суеты мирской и пустой болтовни, решили
покинуть свет, чтобы обрести покой, божественную тишину и отрешенность на
уединенном острове Иниш Койл.
Они выстроили себе из камня лачугу и там, в тишине, предавались посту,
созерцанию и размышлениям.
За весь год этой святой жизни они не произнесли ни единого слова.
Когда же первый год прекрасного служения всевышнему завершился, один из
них молвил:
- Разве наша жизнь не исполнена добра? В конце второго года второй
монах ответил:
- Исполнена.
А когда третий год был на исходе, третий святой отец поднялся,
опоясался, взял свой псалтырь и молвил:
- Я ухожу, чтобы обрести тишину. На Иниш Койл для меня слишком много
речей.
В старину говорили:
Все раздражает ее, но кошка просто разбивает ей сердце.

Лиса и гуси

Всякий знает, что одно лишь появление лисы нагоняет страх на гусей, но
отчего это так, известно очень немногим.
На прогалине, в лесу, подрались раз две гусыни. Обе из одной стаи, обе
схватились за один сладкий листок. Прибежали два гусака узнать, что
случилось, ну и сами тут же пустились в драку,- каждый за ту гусочку,
которая ему больше приглянулась.
А потом подоспела и вся стая, разделилась на два лагеря, и такой тут
бой разгорелся, такой галдеж поднялся, что все звери в лесу всполошились.
Пришла с расследованием и лиса и сказала, что не подобает братьям и
сестрам, родным и двоюродным, тетям и дядям вступать в столь постыдный спор.
Пусть-де лучше пойдут к умному судье, расскажут ему все как есть и попросят
разрешить их дело миром.
На это гуси ответили, что они не знают ни одного судьи. Тогда лиса
скромно заметила, что люди считают ее большим знатоком законности.
- Так-то оно так, да мы слышали, что все законники очень жадные,-
сказали гуси.- Наверное, вы потребуете с нас слишком большой гонорар.
Разве не стыдно ей будет брать деньги со своих лучших друзей, отвечала
им лиса. Она с удовольствием рассудит их просто так, из любви к гусям.
И было решено, что лиса разберет это дело. Она потребовала, чтобы две
зачинщицы спора пошли с нею домой и рассказали ей всю историю. И они пошли с
нею, и она заперла за ними дверь, чтобы никто не мог помешать их беседе.

Немного погодя лиса вышла и сказала, что необходимо присутствие двух
гусаков, и они пошли за ней.
Еще через некоторое время лиса вышла за двумя свидетелями. Все захотели
быть свидетелями. Но лиса выбрала двух самых больших и жирных, так как
свидетели должны быть представительными, сказала она.
Немного погодя она вышла еще за двумя, чтобы они выступили защитниками.
И опять, так как ей хотелось собрать у себя представительных лиц, она
выбрала самых гладких и жирных. На этот раз один скромный гусенок заметил,
что сама лиса с каждым появлением выглядит все толще, круглее и больше. Ну
да, объяснила лиса, она просто-таки распухает от показаний, которые она
получает в процессе ведения дела.
После этого прошло немного времени, но ни лиса, ни кто-либо из их
собратьев не появлялся, и гуси, столько их там осталось от стаи, решили
войти в дом и узнать, что происходит. Они нашли лису спящей на великолепной
пуховой перине, но ни одного гуся рядом. Они разбудили лису и спросили, где
их собратья. Лиса с изумлением огляделась вокруг и воскликнула:
- Ну кто бы подумал, что встречается такой обман, такое вероломство в
этом испорченном мире!
- Что вы хотите этим сказать? - спросили гуси.
- Когда я уже совершенно обессилела от их доводов и ложных показаний и
была вынуждена, махнув на все рукой, прилечь на часок и соснуть, я спросила,
могу ли я положиться на них
и просить их посторожить, пока я сплю. И они в один голос поклялись
мне, что могу. В простоте душевной и наивности я без колебаний, без сомнений
поверила их слову. А куда же они теперь делись? О, неверные! О, подлые
обманщики! Оставьте со мной двоих,- продолжала она,- самых больших, жирных,
самых уважаемых, чтобы я не чувствовала себя так одиноко, а остальным я
приказываю отправиться за этими низкими предателями, схватить их и привести
ко мне. И пока вы не найдете их и не приведете сюда для достойного
наказания, не смейте показываться мне на глаза!
И с этого дня, как встретятся гуси, так и пойдет у них: га-га-га,
га-га-га. Весь свет слышит, как они гогочут, кричат друг другу:
"А-гу-си-где? А-гу-си-где?" Все еще надеются услышать новости о
словонарушителях.
В старину говорили:
Там были только проповедник да пастор, но кошелек мой как в воду канул.