Четверг, 08.12.2016, 21:05
Приветствую Вас, Гость

Баннеров в Воронеже www.gorreklama.vrn.ru.


Три брата


Сказка сказкой, да не со сказочных времен, а чуть попозже сложили ее
люди, в те времена, когда прадеды наши воду черпали решетом и солнце
четвериком носили в дом.
Сказывают, жили-были в те времена три брата, три дюжих молодца, все
похожие с лица. Отцу их и матери не поссчастливилось на сыновей
порадоваться, рано они руки на груди сложили. Начав сами хозяйничать, братья
день и ночь трудились, вертелись, как белка в колесе, да проку немного было.
Видят они, что везет им во всем, как утопленнику, и стали совет держать, как
дальше быть.
- Мэй, братцы,- говорит старший.- Пока отец с матерью жили, и мы дома в
холе были. А с тех пор, как снесли мы их на погост, и дом опостылел, как
горькая редька. Давай-ка лучше пойдем по свету счастье искать, авось найдем
где работу хорошую, будем помогать друг другу и в люди выбьемся.
- Ладно,- согласились младшие братья.
И вот в один прекрасный день пустились они в путь-дорогу от родного
порога.
Шли они, шли, немало городов и сел обошли, а работы нигде не нашли.
Однажды дошли они до какого-то перекрестка дорог: одна зела налево, другая -
направо, а третья - прямо. Сели братья отдохнуть, слово за слово, и вот до
чего договорились :
- Мэй,- сказал один.- Сколько уж мы времени по дорогам ноги бьем, а все
никак работы не найдем. Давайте лучше разделимся, пойдем каждый своим путем,
авось в одиночку легче будет работу найти.
- Так-то оно так, а как мы узнаем, что с кем сталось? -: спросили
остальные.
- Куда б мы работать ни поступили, наниматься будем только на один год,
а потом снова соберемся на этом перекрестке, и кто что заработает, с
остальными братьями поделит.
Сказано - сделано. Пошел старший брат направо, средний налево, а
младший прямо. Старший вскоре нашел себе работу, в батраки нанялся, да не
очень надрывался - только бы время пролетало да брюхо голоду не знало.
Средний тоже в батраки нанялся, но оказался ленивым на диво, трудился
нерадиво, все больше на братьев надеялся, авось побольше заработают и с ним
поделятся. А младший все шел вперед от зари до темна и к ночи добрался до
леса дремучего. Со всех сторон его окружали толстенные и высоченные деревья,
дороге конца краю не видно, а тьма все сгущается. И такой страх охватил
парня, что волосы у него дыбом встали. Устал он с дороги, теперь бы в самую
пору прилечь отдохнуть, да как тут приляжешь, чего доброго, зверь какой
налетит и в клочья разорвет. Так он мучился от усталости и страха, пока не
пришла ему в голову спасительная мысль: забраться на самое высокое и толстое
дерево и там переждать до восхода солнца. Взобрался он кое-как на вершину
дерева, примостился на толстом суку и сидит - ни жив ни мертв от страха.
Вдруг, примерно в полночь, слышит, идет кто-то. Сколько их там было: пятеро
ли, шестеро - все хохочут, веселятся, громко бранятся. Под самым деревом, на
которое взобрался младший брат, остановились. Тут один из них, видать
главный, спрашивает:
- Ну, нечистые, докладывайте, где побывали, что повидали, какое зло
людям учинили? Пусть каждый дает ответ - заслужил он себе место в аду или
нет?
- Ваша темнейшая низость,- говорит один,- много я дорог исходил по
свету, но зато и сделал стоющее дело. Неподалеку отсюда раскинулось большое
царство. Крутился я по нему, вертелся, да под конец ухитрился наслать
страшный мор на скотину. Падают лошади, коровы, овцы, и никто не знает, как
от несчастья избавиться. Людям и невдомек, что лекарство сделать очень
просто: нужно отварить семя акации в молоке коровы-первотелки и дать больной
скотине три капли отвара и три семечка акации - хворь как рукой снимет.
- А ты, Сарсаила, что сотворил?
- Эгей, ваша низость, сдается мне, что такого еще ни один черт не
натворил. На юге отсюда раскинулось большое царство. Много я там потрудился,
но под конец удалось мне все же заговорить все реки и колодцы - кругом вся
вода высохла. Ошалели люди от жажды, мрут как мухи, скот падает, а никому и
невдомек трижды воткнуть копье в скалу, которая стоит между двумя горами
Лобобойками.
- А ты, Никодица, чем похвастаешь?
- Челом тебе бью, ваша высочайшая подлость. Я также не зря по свету
болтался. За три земли отсюда лежит царство Зелен-царя. Славился он
поместьями обширными, казною богатой, но еще больше славился дочерью
красною, как солнце ясное. Сохнут по ней зимой и летом добры молодцы со
всего света. Но вот на той неделе удалось мне наслать на нее хворь тяжкую.
Все кругом плачут, царевну жалеют, а никто помочь ей не умеет. Да и кому
придет в голову, что лекарство найти очень просто: надо отмерить два шага от
порога царского, выкопать яму в рост человеческий, поднять со дна ее
красного червя полосатого, настоять его на шкалике водки и, продержав настой
на солнце от зари до темна, дать царевне три капли,- мигом бы выздоровела.
- Молодцы, рогатые, добрых вы дел понаделали, ступайте опять гулять по
свету.
Разбежались тут нечистые кто куда, только им ведомыми дорогами.
Пока они говорили, младший брат словно прирос к дереву, дыхание затаил,
уши раскрыл - не пропустил ни слова. Вот стихло все в лесу, поунялся страх у
парня, стал он думу думать: "Мэй, если все, что они говорили, правда, то уж
я им
свинью подложу, все замыслы разрушу. Пусть потом говорят, что я
сатанистее самого сатаны!"На рассвете сошел он с дерева и в путь двинулся.
Шел он, шел через горы, через долы, и в один прекрасный день добрался до
маленького сельца. А там стон стоит, люди от горя чернее земли стали -
падает скот, и никто спасения придумать не может.
- Люди добрые,- обратился наш парень к нескольким селянам.- А
испытайте-ка такое-то лекарство.
- Эгей, парень! Сколько уж мы всяких лекарств испытывали, а пользы -
что от козла молока.
- Но испытайте же и это. Как знать, где счастье прячется.
Послушались горемыки совета, нашли первотелку, подоили, семя акации в
молоке отварили и дали больной скотине по три семени и по три капли отвару.
Скотина мигом повеселела и выздоровела, хворь как рукой сняло. Сельчане и не
знали, как отблагодарить парня за добрый совет, а он распростился с ними и
пошел дальше. Так он шел от села к селу и всех учил, как скот лечить, добрые
советы раздавал, благодарность людей собирал, пока дошел до края царства.
Открылась теперь перед ним другая картина - кругом все выгоревшие поля,
заброшенные колодцы, пересохшие реки. Нашел он мастера доброго, который
сделал ему копье с железным наконечником, спросил дорогу к горам Лобобойкам
и в путь отправился. Только он подошел к нужной ему скале, как горы над ней
стали сшибаться лбами, искры высекая, страх в него вселяя. Бились они так
три дня и три ночи, пока устали и остановились передохнуть. Тут парень
стрелой метнулся к скале и трижды воткнул в нее копье. Вздрогнули горы,
опять собрались лбами сшибаться, но из скалы хлынула струя могучая к самому
небу и боевой их пыл охладила. Тем же мигом появилась вода во всех колодцах,
ожили реки, зашептали свои песни ручьи горные. Напились люди воды,
повеселели, парню дорогу цветами устелили. Пошел он дальше и вскоре добрался
до другого царства. Здесь от мала до велика все женщины и мужчины поддались
злой кручине: царская дочь - краса мира - захворала тяжко и лежала на
смертном одре. Давно оповестили все гонцы царские, что тому, кто царевну
исцелит, отдаст ее царь в жены да еще полцарства в придачу. Все врачи и
знахарки испытали на ней свои травы и заговоры, да спасти ее никто не был в
силах. Горевали царь и царица, до-
роже всего на свете была им дочь, и плакали они слезами кровавыми в три
ручья, что дочка тает как свеча восковая. Вот в это-то время, когда всякие
надежды угасли и они ждали с минуты на минуту смерти неминучей, вошел во
дворец наш парень, поклонился царю и лекарям земным поклоном и испросил
позволения царевну полечить.
- Эй, юноша, многие сюда приходили, многие вылечить ее сулили, да,
видать, хворь царевны неисцелима.
- Пресветлый царь, многие приходили, многие исцелить ее сулили, позволь
и мне силы попытать.
- К чему это, если давно уж нету надежды и просвета.
- Позволь и ему, государь, силы попытать, как знать, где счастье
зарыто,- взмолились перед царем придворные.
- Ну что ж, пусть так, по крайней мере, буду знать, что все средства
испытаны,- согласился царь.
Отмерил парень два шага от порога дворца, вырыл яму в рост человека,
нашел красного червя полосатого, бросил его в шкалик водки и продержал на
солнце от зари до темна. Потом дал царевне испить три капли настоя, и
поднялась она с постели весела и здорова.
Царь, не мешкая, созвал всех музыкантов и свадьбу сыграл. Был там пир
на весь мир, все пили, ели, на молодых глядели, налюбоваться не могли. Целый
месяц длилось веселье, а потом поутихло, и тут парень заявил царю, что есть
у него свой дом и братья ждут его не дождутся. Напрасно молил его царь
остаться, напрасно трон ему царский сулил, парень стоял на своем. Видя такое
дело, велел царь нагрузить три телеги золотом и каменьями драгоценными, что
по его подсчетам стоило с полцарства, дал молодым платье царское, золотом
шитое, и, попрощавшись, отпустил их с миром в дальнюю дорогу. Пустился
младший брат в обратный путь и ровно через год со дня разлуки с братьями
добрался до заветного перекрестка дорог. А старшие братья уже тут как тут,
младшего ждут. Сами они так ничего и не заработали, все лодыря валяли,
надеясь каждый чужим трудом поживиться.
- Здравствуйте, братья дорогие!
- Добро пожаловать, братенек,- ответили старшие братья с жадностью
оглядывая груженые телеги.
- Где ходили, где трудились, каким добром разжились?
- Э, братец, была у нас работа до седьмого пота, а разжиться мы ничем
не разжились, только обносились.
- Ничего, братцы, как уговорились мы, прощаясь, так и
сделаем: поделим все по-братски. Берите себе каждый телегу коего добра.
Обрадовались братья и побежали к телегам да как увидели на последнем
возу деву молодую, оба к нему бросились и заорали во всю глотку:
- Это моя!
- Нет, моя!
- Почему твоя?
- Потому что я первый к ней подбежал.
- Нет, моя, потому что я старше.
- Стойте, братцы, не спорьте зря, это моя жена,- крикнул младший и,
подбежав к телеге, забрал свою суженую.
Раскрыли старшие братья рты от удивления и стали его расспрашивать.
- Где ты работал, братец, что столько добра заработал, да еще... такую
красотку-невесту нашел?
Стал им младший брат рассказывать все, как было, сколько он добра на
свете сделал, сколько народу спас от смерти неминучей, а те переглянулись
меж собой и заговорили оба сразу:
- Слушай, мэй, да разве любой из нас не может сделать то же, что и он,
да заиметь не один поз золота, а целых три и прекрасную невесту в придачу?
- Ступайте же вот этой дорогой до леса дремучего и взберитесь на самое
высокое и самое толстое дерево. Подождите там до ночи и узнаете, что вам
делать следует,- сказал им младший брат и погнал волов домой.
А старшие кинулись во все лопатки к лесу, отыскали нужное дерево, с
горем пополам взобрались на вершину, дыхание затаили, ждут прихода чертей. В
полночь раздались в лесу голоса и топот копыт. Собрались нечистые, сколько
их там было: - пять ли, шесть ли - у подножья дерева и стали жаловаться
главному своему:
- Ох, ваша низость, хорошее я дело придумал и не зря ты меня похвалил,
да вот не знаю, кто указал людям лекарство, и весь скот выздоровел.
- Ваша высочайшая подлость, и мои все замыслы разрушены. Мог ли я и
подумать, что найдется смертный, который это сделает? А вот нашелся такой,
воткнул трижды копье в скалу, колодцы водой наполнились, реки и ручьи ожили,
и избавились от засухи и жажды.
__ Ваша низость, и мое злодейство ни к чему не привело.
Исцелил кто-то больную царевну.
- Кто же это все натворил?
__ Уж не подслушал ли нас кто-нибудь в прошлый раз,когда мы здесь совет
держали?
__ А может, и сейчас кто-нибудь притаился на дереве и подслушивает?
- Ну-ка, поглядим.
Мигом трое нечистых взобрались на вершину дерева и, наткнувшись на
старших братьев, закричали:
- Вот они, мэй!
- Ай, ай! Стойте! Это не мы!..
Только не стали их черти слушать, а схватили за загривки и сбросили с
дереза вниз головой. Упали братья на землю и больше уж не поднялись.
А младший брат вскоре до дому добрался и еще долго жил и добро творил.