Суббота, 10.12.2016, 23:21
Приветствую Вас, Гость




Тели и его слуга


В стародавние времена, говорят, случилось однажды, что Тели нес кувшин масла в неглубокой бамбуковой корзинке. Шел он в деревню – маслом торговать. По дороге он встретил Сантала и спрашивает:
– Слушай-ка, хочешь пойти ко мне в услуженье?
– Хочу,– отвечает тот. – Если возьмешь, я согласен.
– Ну, раз так,– обрадовался Тели,– неси мою корзинку с маслом. За это я сразу дам тебе два ана медной монетой.
– Хорошо,– согласился Сантал. – Понесу.
И вправду, поставил он корзинку на голову и понес. Идет и сам с собой рассуждает:
"Он сразу даст мне два ана медной монетой. На один ана я куплю поесть. Этот я проем, а второй останется. На него я куплю кур. Куры яиц снесут и цыплят высидят. Как подрастут цыплята, курочек я сохраню – пусть несутся, а петушков оскоплю. Откормлю их как следует и продам по четыре ана за штуку. На эти деньги куплю себе коз. Как будут козлята, козочек оставлю на племя, а козликов оскоплю. Потом их продам, а на выручку куплю коров. Коровы телятся, так телочек себе на стадо оставлю, а бычков выхолощу. Одних волов я продам – деньги за них получу, а на других – буйволиц выменяю. Буйволицы телятся, телочек в стадо пущу, а бычки пусть подрастут, тогда их охолощу. Потом куплю много земли, и под рис, и под просо, и соху. Как земля начнет давать урожай, я женюсь, и детишки пойдут у меня. Подрастут, бегать начнут, баловаться. Я приду после работы домой, сяду на кровать, а жена принесет мне воды и палочек – зубы чистить. Почищу я зубы и буду ждать. Тут ребятишки прибегут, скажут: «Батюшка, вымой руки и иди есть». А я головой покачаю и скажу: «Нет, нет! Я есть не буду».
Тут он и впрямь закричал: "Нет, нет!"– и замотал головой. Корзинка с головы соскользнула, и кувшин разлетелся в куски. Тели стал браниться:
– Ой-ой-ой!-говорит. – Как же ты его нес, уважаемый? Все мое масло пропало, ни на пайса продать не успели. Загубил все мое масло. Я тебе теперь ни пайса не дам, сам с тебя требовать стану, сколько стоит кувшин свежего масла.
– Ничего ты с меня не получишь за свежее масло,– ответил Сантал. – Ты говоришь, я тебе убыток принес. Сам-то я потерял куда больше.
Тели совсем разъярился, и пошла у них перепалка. Под конец Сантал говорит:
– Брось, не ругайся. Давай сначала убытки сочтем. Если ты потерял больше моего, я тебе за все заплачу, а если у меня убытки больше, ты мне заплатишь. Согласен?
Сказать правду, Тели согласился.
– Хорошо,– говорит. – Давай подсчитаем. Тели-то не знал, чего себе Сантал понавыдумал. Он так рассудил: «Шел этот Сантал с пустыми руками, ничегошеньки при нем не было. Чего же он там насчитает?» Вот он и сказал:
– У меня было масла на две рупии, да горшок стоит ана. Вот какой ты нанес мне убыток. Выкладывай-ка две рупии и один ана.
Сантал ему в ответ:
– Хорошо, теперь я скажу, что я потерял. А ты подсчитай-ка.
И пошел Сантал считать убытки. Начал с денег, что с Тели ему причитались, от них к курам, от кур к козам и пошел рассказывать дальше и дальше все, что он понавыдумал: и как у него доходы росли, и как он есть отказался и корзинку с головы уронил, отчего кувшин с маслом разбился.
Рассказывает Сантал, а Тели от смеха удержаться не может, так его и разбирает.
Рассказал Сантал все до самого конца и спрашивает:
– Ну, скажи-ка теперь, у кого из нас убытки больше? Тели и говорит:
– По моим подсчетам выходит, потеряли мы поровну. У нас у обоих большие убытки. Что же нам делать? Ты нам обоим убытки принес. Как теперь дело поправить? Примем все, как оно есть.
Так и расстались со смехом.



Тенали Рамакришна и богиня Кали

Говорят, что в юности своей Тенали Рамакришна поклонялся черной богине Кали. Во славу этой великой богини он прочитал множество молитв и заклинаний, изнурял себя долгим постом, приносил обильные жертвы ее храмам.
Богиня Кали была довольна столь ревностным служением своего юного бхакта и решила сама наградить его. Однажды ночью она явилась Рамакришне в своем самом страшном обличье – с десятью головами, в поясе из ядовитых змей, украшенная ожерельем из черепов асуров и бхутов. В руках богиня держала два кувшина. В одном было густое, сладкое молоко, а в другом – кислая простокваша. Богиня поставила оба кувшина перед Рамакришной и знаком приказала ему: выбирай! Рамакришна, не говоря ни слова, взял оба кувшина и выпил их один за другим. Богиня удивилась, но ничего не сказала, а Рамакришна склонился перед ней в восьмичлен-ном поклоне и молвил:
– О мать всех живущих! Если ты хочешь вознаградить меня за любовь к тебе, ответь на мой вопрос!
Богиня подумала: «Это, должно быть, очень важный вопрос»,– и наклонила свои десять голов в знак согласия.
Тогда сказал Рамакришна, сохраняя на лице своем выражение почтительное и глубокомысленное:
– Мать всех живущих! Мы, люди, ничтожные твои создания, имеем только один нос. И все же, когда у нас насморк, мы испытываем большие неудобства – нам приходится то и дело чихать, сморкаться и вытирать нос, а это ведь так утомительно! Поведай же мне, о дееяти-головая, как поступаешь ты, когда у тебя бывает насморк?
Богиня рассмеялась.
– Ты станешь поэтом и всю жизнь будешь смешить людей, так что люди будут звать тебя Озорной Поэт! – сказала она и исчезла.
Кто знает, может быть, слова богини были страшным заклятием, но Рамакришна принял их как благословение и не жалел об этом до конца своих дней.