Четверг, 08.12.2016, 08:56
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ТРЕТЬЯ, О ТОМ, КАК ЛИСТОПАДНЫЙ ГНОМ НАШЕЛ ЕЖА
      
      Листопадный Гном в этом году очень рано закончил варку чудесных золотых листьев и подумывал, чем бы ему еще заняться. "А не сменить ли мне листья в своей перине"! - подумал он.
      Рано утром Листопадный Гном вышел из дома с большим мешком и отправился в соседний лесок. Набрал полный мешок листьев и, уже было засобирался домой, когда вдруг увидел одинокого ежа. "Возьму его к себе домой", - подумал он. - "Вдвоем будет веселее жить". Он поднял ежа, положил в мешок с листьями и с удовольствием посвистывая зашагал домой. Дома Гном выпустил ежа из мешка, а сам принялся сортировать листья. Часть листьев он пустил на перину и подушки, а из остальных сделал отличную подстилку для ежа. Сначала еж свернулся клубком и сидел в углу. Когда Гном пытался накормить его пряником или напоить молоком, он сворачивался еще сильнее.
      
      - Ничего, - думал Гном, - он еще не привык ко мне, - вот проголодается посильней и развернется.
   
Он насыпал в большую корзинку листьев, положил туда недовольного ежа, а сам занялся своими делами. Наступила ночь. Гном почитал ежу на ночь сказку и зазевал, глаза слипались, гном умылся и улёгся в кровать. Как только Листопадный задремал, как тут еж выбрался из корзинки и затопал по полу. "Ага!" - радовался очнувшийся ото сна Гном. - "Вылез, наконец".
      Еж обошел всю комнату и вышел на кухню. Надо заметить, что у Листопадного Гнома водились мыши в большом количестве. Они выходили ночью в поисках сухих корочек или огрызка яблока, но особенно они любили поживиться орехами. Еж, увидев мышей, облизнулся и принялся их ловить. Поднялся невообразимый шум и писк.
      Гном довольно потирал руки, наконец-то он избавится от противных мышей, ведь от них столько убытков, но потом шум стал ему надоедать. Он пытался заткнуть свои крошечные уши пальцами, но все было напрасно. Тогда он надел на голову подушку, но шум не смолкал. Наконец ёж распугал всех мышей, и они в панике бросились наутек, подальше от дома.
      Казалось бы, ёж должен был успокоиться, но не тут-то было. Он продолжал бродить по комнате, шурша листьями и хрустя найденными сухариками. Наконец, терпение Листопадного лопнуло. Он погрозил ежу пальцем, ёж фыркнул и показал гному язык.

Листопадный нахмурился, его глаза сердито сверкнули в темноте, отражая свет спящего месяца,он вынес ежа во двор и захлопнул дверь.
      
      - Иди к себе в лес, - громко крикнул он вслед ежу. - И не притворяйся глухим!
      
      Но не прошло и пяти минут, как еж каким-то образом пробрался в обратно в норку Листопадного и вновь начал шуршать листьями. Сон окончательно пропал. Гном зажег свет и уселся на кровати, свесив ноги.
      
      - Ну что мне с тобой делать? - спрашивал он уже в который раз, глядя из-под лобья на противного ежа.
      
      Ёж молчал в ответ, хотя отлично понимал, о чём его спросил гном. Под утро, в полном изнеможении, Листопадный уснул лёжа поперёк кровати, забытая лампа ещё долго освещала спальню и наблюдала как беспокойный ёж снуёт по комнатам, бойкие ножки топают по полу, острые зубки хрустят очередной корочкой, а чуткие ушки вслушиваются в ночную тишину.
      Проснувшись днём, когда остальные гномы уже отобедали и мирно отдыхали в уютных креслах-качалках, Листопадный почувствовал себя разбитым и почти больным. Между тем, ёж преспокойно спал в корзинке.
      
      - У, нарушитель сна! - погрозил ему кулаком Листопадный гном. - Отнесу тебя в лес, а чтобы ты ненароком не проснулся, понесу тебя прямо в корзинке. - Он подхватил корзинку и вышел из дома.
      - Куда это ты, сосед, - окликнул его с крыши Звездопадный Гном. -
      За грибами, что ли?
      
      - Да какие там грибы! - мрачно буркнул Листопадный, - ежа обратно в лес несу.
      
      - А подари его мне.
      
      - Зачем это?
      
      - У меня знаешь сколько мышей. Сегодня ночью прибежала целая стая, уселись возле печки и чего-то ждут. А чего, не знаю. Я их боюсь, спасаюсь от них на крыше.
   
  - Ну, забирай, только смотри, он тебе спать не даст.
      
      - Да я же по ночам не сплю, все на звезды смотрю, так что он мне совсем не помешает.
      
      Так и стали они жить, Звездопадный Гном и еж. Поздней осенью ёж уснул и проспал бы всю зиму, если бы не один случай, о котором пойдёт речь позднее. Весной ёж убежал в лес. Наверное, ему стало скучно, ведь Звездопадный Гном всю ночь сидел на крыше, а днем спал. Зато целый год гномов не беспокоили мыши. Вот так испугал их еж.
      
      
      ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ, В КОТОРОЙ ЛИСТОПАДНЫИ ГНОМ НАХОДИТ ЦЕННУЮ ДЛЯ ЯШКИ КНИГУ
     
      Как-то раз, взбудораженный Листопадный Гном влетел в дом гнома Яшки, тут же запнулся о какую-то штуковину и растянулся на полу.
      Яшка был самым молодым гномом, у него не было даже бороды и усов, как у всех остальных гномов, и он еще не получил полного имени. Вы наверно не знаете, что всех гномов в этой деревне когда-то звали Яшками. Но, постепенно, в соответствии со своими талантами или увлечениями, они получали полные имена, и никто больше не называл их Яшками, а только уважительно Листопадный, Звездопадный или, например, Камнепадный.
      
      Яшка был ужасным изобретателем. Весь его дом был завален недоделанными штуковинами, про которые он с гордостью говорил: "Это мои идеи. Когда-нибудь я изобрету нечто потрясающее. Что-то уникальное и полезное всем".
      Все гномы ждали это самое уникальное и потрясающее, но, время шло, а идеи Яшки так и не воплощались в жизнь. То есть, конечно, он то и дело сооружал очередной технический шедевр, но, как правило, сделанные им вещи не работали, или, поработав какое-то время, ломались с треском.
      Вот и на этот раз Яшка состряпал очередной вечный двигатель, но поскольку он никак не желал заводиться, то Яшка бросил его прямо посреди комнаты. Именно за эту штуковину и запнулся Листопадный, когда он так неосмотрительно ворвался к другу в дом. Не обращая никакого внимания на свое падение, Листопадный Гном, все еще лежа на полу, восторженно вопил:
      
      - Вот оно! Вот то, что тебе необходимо немедленно сделать! Бросай свои идеи и погляди-ка сюда. - Листопадный наконец поднялся с пола и, плюхнувшись на стул, который ему, впрочем, никто не предлагал, шлепнул перед Яшкой на стол увесистый журнал, на котором было написано: "Сделай сам".
      
      - Ты чего это орёшь? - недовольно отозвался Яшка. - Перпетум мобиль сломал, а, может, я уже его почти завел.
      
      - Да ты погляди, Яшка, погляди! Ты сразу забудешь о своих пермобулях.
      
      - Перпетум мобилях, - поправил Яшка. - Это по латыни "вечный двигатель".
      
      - На, читай вот тут, что написано: "телевизор". А? Теперь понял? А? Читай выше название журнала: "Сделай сам", значит, ты сможешь его сделать.
      
      - Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Яшка. - Тут еще что-то про ремонт говорится.
      
      - Да, ты что, какой ремонт! Сначала нужно его сделать, а уж потом ремонтировать.
      
      - Да, ты, брат, голова! Где журнал-то раздобыл?
      
      - На берегу нашел. Его какой-то рыбак забыл, а я подобрал. Зачем добру пропадать.
      
      - И правильно. Давай, помогай комнату расчищать, а то здесь уже повернуться негде.
      
      Они дружно сгребли весь хлам в большую кучу, а сами принялись колотить ящик. Яшка любовно выточил кнопки и ручки, совсем как на картинке. Затем он сходил в сарай за стеклом. Листопадный Гном сходил в лес за двумя длинными тонкими палками. Телевизору зачем-то полагались эти странные прутья.
      
      - А может, без них обойдемся? - с надеждой в голосе спросил Листопадный.
      
      - Ни в коем случае! - отрезал Яшка. - Вот из-за таких лентяев, как ты, и срываются великие дела.
      
      - Но я никак не могу закрепить их на телевизоре, - жаловался Листопадный.
      
      - Просверли дырки и вставь туда ветки, да обстругай хорошенько, - посоветовал Яшка.
      
      - Ну, хорошо, хорошо, - вздохнул Листопадный Гном.
      
      Когда все было готово, гномы уселись напротив телевизора и стали напряженно вглядываться в него.
      
      - Не работает, - наконец заключил Яшка. - Ну-ка дай журнал. Ну, конечно же, как он будет работать, если мы не посадили туда человека. Смотри, на картинке в телевизоре человек.
      
      - Да ты что, Яшка! Где мы возьмем человека? Думай, что говоришь-то!
      
      - Тогда посадим туда гнома. - Яшка выжидательном взглядом вперился в Листопадного.
      
      - Я в этот ящик не полезу, - замотал головой Листопадный. - И даже не проси, не полезу и все!
      
      - Вот те, на! Как журналами в нос тыкать, так ты тут как тут, а как в телевизор лезть, так тебя нет, А ну лезь, говорят!
      
      Листопадный Гном забрался в ящик, уселся, поджав под себя ноги, и стал смотреть на Яшку.
      
      - Ну?! - взорвался Яшка.
      
      - Чего ну?
      
      - А что? Я еще должен и разговаривать?
      
      - А как же! В журнале говорится, что телевизор рассказывает новости и показывает фильмы. Ты не знаешь, что такое фильмы?
      
      - Нет, - растерянно замотал головой Листопадный.
      
      - Тогда давай новости.
      
      - Я не умею.
      
      - Не капризничай, начинай.
      
      - Ну, хорошо. Сейчас. Вот сейчас. - Листопадный Гном весь напрягся и покраснел до самых ушей.
      
      - Ну, говори же, - не утерпел Яшка, - я слушаю.
      
      Листопадный вдруг из красного сделался совершенно бледным. Он ловил воздух ртом, как рыба, видимо, пытаясь что-то произнести. Но от волнения у него перехватило дыхание, и совершенно пропал голос. Бедняга нервно теребил край куртки. На него было жалко смотреть. Наконец он прохрипел:
      
      - Не могу, - и вылез из телевизора.
      
      - Что с тобой? - дергал его за рукав Яшка. - Что это на тебя нашло? Неужели так трудно рассказать о последних новостях, а может, ты заболел?
      
      - Да здоров я, здоров. Ты сам давай попробуй, полезай в ящик и говори о последних новостях, а я послушаю.
      
      - И расскажу, и полезу. Я не такой трус, как ты.
      
      Яшка вскарабкался на стол и влез внутрь. - Сейчас ты увидишь представление.
      
      - Последние новости, - почти бодро проговорил он.
      
      Затем он засмущался и заерзал. Яшке нестерпимо захотелось вылезть из телевизора и больше никогда туда не залезать.
      
      - Ну, чего же ты? - подбадривал Листопадный Гном. - Расскажи мне о последних новостях. Я весь внимание.
      
      - Сейчас. - Яшка откашлялся. - Я просто неудобно сел. Сейчас я устроюсь и начну. - Он еще немного поерзал, снова откашлялся и, наконец, начал. - Последние новости, - и он опять замолчал.
      
      - Я это уже слышал, - отозвался Листопадный. - Ты дальше давай.
      
      - Не могу, - почти простонал Яшка. - Я вылезаю.
      
      - Да, накрылась наша затея, - вздохнул Листопадный, - медным тазом. Плохие из нас телегномы.
      
      - Да ну его, этот телевизор, - махнул на ящик Яшка, - дайка я лучше полистаю дальше твой журнал, может быть, там есть что-нибудь не такое заковыристое.
      
      Он внимательно принялся листать журнал, каждый раз, одобрительно хмыкая, увидев ту или иную непонятную штуковину. И чем непонятнее она была для Яшки, тем теплее он о ней отзывался.
      
      - Вот, погляди только, - тыкал он журналом в нос Листопадного, - какая вещица. На картинке был изображен луноход. - На ней можно наверно орехи из леса возить.
      
      Смотри какая удобная крыша и препятствия может с лёгкостью преодолевать. Жалко не рассказано как она работает. Написано только, что эта машина была на луне.
      
      - Какая ерунда, - недоверчиво отозвался о машине Листопадный, - Как она могла туда попасть? И потом луна вон, какая маленькая, а машина большая.
      
      - Пожалуй, не стоит верить всему, что здесь написано, - согласился Яшка. Может быть, про этот луноход напечатана сказка, а мы поверили. Вот и, телевизор тоже не получился, а ведь мы с тобой поработали на совесть.
      
      - Давай посмотрим, что там ещё есть интересного, - предложил Листопадный пересев со стула на кресло, чтобы ему было удобнее смотреть.
      
      - Ага, вот, наконец-то что-то стоящее, - воскликнул Яшка, ткнув пальцем в журнал, - Велосипед-тандем, - прочитал он. - Смотри, и, похоже, не очень трудная штука в исполнении. Пожалуй, я завтра с утра пораньше попробую его сделать. На нём тоже можно было бы орехи из леса возить.
      
      На следующее утро он встал ни свет, ни заря и начал делать велосипед-тандем. Он выпилил из толстого бревна колеса, выточил раму, руль и педали, даже прикрепил спереди фонарик, поселив в нем несколько светлячков. Через неделю кропотливой работы велосипед был готов. У него было три колеса и два сиденья. Всё как на картинке. Он прекрасно работал, педали крутились, руль поворачивался, сидения из мягкой кожи приятно грели.
      
      И всё бы ничего, да Яшка не умел на велосипеде ездить. Он попытался забраться на сиденье, но как только убрал с земли обе ноги и поставил их на педали, как тут же упал вместе с велосипедом. Он попытался залезть в седло, держась руками за дерево, но как только он пытался оторвать обе руки от ствола и положить их на руль, как тут же снова падал на землю.
      
      "Наверно всё дело в том, что сидений два, а я один. Поэтому ничего и не получается" - подумал он после очередной попытки - "Надо позвать Листопадного, думаю, вместе получится лучше". Листопадный гном после неудачной попытки сделать телевизор, сначала наотрез отказывался идти испытывать велосипед и даже предлагал выкинуть злополучный журнал. Но, потом любопытство пересилило. И он отправился вслед за Яшкой испытывать велосипед, тихо ругая себя за то, что принёс ему эту книжонку.
      
      Друзья принялись кататься на велосипеде. Сначала у них ничего не получалось, но к вечеру они могли уже даже сделать круг. Стемнело, а они всё ещё кружили на велосипеде вокруг ели.
      Рулевой Яшка не заметил преграду, большой трухлявый пень и велосипед на полной скорости врезался в него. Бедняги выскочили из седел, перемахнули через руль, обгоняя, на лету друг друга и громко крича от испуга.
      
      - Бах! - послышался грохот.
      
      К счастью для них мимо проходил Камнепадный гном с вязанкой хвороста. Гномы пролетели несколько метров и приземлились прямо на вязанку хвороста Камнепадного, которую он незадолго до этого положил на землю, чтобы немного передохнуть.
      
      - Вы откуда это? - растерялся тот. - С неба, что ли, или с елки упали?
      
      - Проводим испытания. Велосипед вот соорудил. Пойдем, покажу, - ответил Яшка и потянул за собой товарища.
      
      Возле пня валялись обломки велосипеда. Колёса укатились далеко в сторону, рама треснула, целыми были только чудные кожаные сидения.
      
      - Ну и где же он, - удивленно спросил Камнепадный.- Где твой велосипед?
      
      - Развалился. Но это мы поправим, всего-то рама треснула, да колёса отвалились. Сущий пустяк для такого мастера как я!
      
      - А как он выглядел-то?
      
      - Как, как? Обыкновенно. А хочешь, вместе будем делать.
      
      - Что делать? - не понял Камнепадный.
      
      - Да велосипед же!
      
      - Ну, уж нет. Делай сам. Вон, с Листопадным и делайте, а я домой пойду, поздно уже. Я ведь не грач, чтобы летать.
      
      - А тебе и не придется летать. Пошли.
      
      - Не придется? А сами вон как летели, чуть меня с ног не сбили. Хорошо, я успел вязанку хвороста кинуть, а то бы такую шишку набил: во какую, - он показал свой кулак. - Такого вот размера!
      
      - Да ладно тебе ворчать-то, - похлопал его Листопадный по плечу - Знаешь, как здорово мы покатались.
      
      - И потом, смотри, было у велосипеда три колеса и два ездока, - сказал Яшка, вытирая нос, а для тебя мы приделаем ещё одно сидение и ещё одно колесо. Было три колеса, а теперь четыре будет, соображаешь?
      
      - Соображаю. А давай сделаем пять, нет, шесть колес, - тут же предложил Камнепадный. Ему совсем не хотелось повторить полёт своих товарищей, и он втайне надеялся, что если сидений будет больше, то всегда найдутся смельчаки вроде Листопадного, чтобы занять их. И тогда от него отстанут, потому что просто не хватит на всех свободных мест. Поэтому он добавил, - Вдруг и другие гномы захотят покататься.
      
      - Это идея! - почесал затылок Яшка, - делать, так уж на всех.
      
      Камнепадный вздохнул, видимо ему не отвертеться. Раз сиденья будут сделаны для всех, значит и он не должен отрываться от коллектива.
      
      - Давайте, завтра с утра все соберёмся у меня, - предложил Яшка, - и обсудим этот вопрос.
      
      Утром все жители деревни собрались в норке у Яшки и с жаром принялись обсуждать будущий велосипед. Всем без исключения захотелось иметь собственное седло, даже Камнепадный был уже совсем не против тоже прокатиться. Ведь он будет ехать вместе со всеми, а это совсем не так страшно как одному.
      
      - Чтобы всем хватило, - раздавались из разных углов комнаты голоса гномов, - Мы будем ездить на нем все вместе в кедровый лес за шишками.
      
      - Хорошо, хорошо. Я приделаю еще колес. Мне совсем не трудно, - кивал в ответ Яшка, - затем мы все здесь и собрались.
      
      - И сидений? - допытывались они.
      
      - И сидений.
      
      - И педалей? - не отставали те.
      
      - И педалей.
      
      - И рулей не унимались они.
      
      - Нет! Руль будет только один. Я буду водителем, а вы все пассажирами.
      
      - Ой, как интересно. А ты позволишь нам крутить педали?
      
      - А вы собрались лодырничать? На моем велосипеде педали будут крутить все. - Яшка гордо выпятил грудь и взглянул на товарищей.
      
      Работа кипела день и ночь, всем поскорее хотелось прокатиться на новом велосипеде. Несколько дней спустя довольные гномы, рассевшись во дворе дома Яшки, обсуждали завтрашний день. Велосипед был, наконец, был готов, и стоял, красивый и отполированный возле двух, рядом стоящих берёз. Около одной он никак не помещался, такой длинный он был.

 - Поздравляю всех вас, - начал свою речь гордый за свою работу, Яшка. Всё готово и завтра мы можем на нём куда-нибудь поехать.
      
      - Ура! - закричали все гномы. - Мы будем называть тебя Велосипедным Гномом.
      
      - Завтра едем за кедровыми шишками, - объявил Листопадный Гном. - Ради такого случая, я отложу сбор листьев и пошив сюртучков.
      
      - Едем, едем, - закричали все.- Завтра же едем!
      
      - А сегодня устроим у меня дома пир в честь такого события, - радостно прокричал Яшка, - У меня как никак именины сегодня. Я сегодня получил полное имя. Я теперь Велосипедный.
      
      - Здорово! - запрыгали от радости гномы, - бежим за едой по домам, принесём кучу вкуснятины и устроим пир. Ура! Ура! Ура! - неслось над лесом.

Вечером гномы потянулись к норке Яшки. Каждый нёс с собой что-то вкусное. Тут были и пироги с грибами и варенье из лесных ягод, и орехи, и многое, многое другое. Они уселись за стол в норке у Яшки и, пир начался.
      
      - А что это у тебя за ящик со стеклом? - Вдруг обратил своё внимание на телевизор Звездопадный.
      
      - А, этот? - ответил Яшка, - Это телевизор, но он не работает.
      
      - А как он должен работать, - спросил Водопадный.
      
      - В нем должен сидеть человек и рассказывать последние новости. - Разъяснял Яшка, - но сами понимаете, человека у нас нет. Мы с Листопадным попробовали по очереди залезать внутрь телевизора сами. Но он отказался работать.
      
      - Мы тоже хотим залезть в телевизор, - закричали гномы, - может быть, тогда он заработает.
      
      Гномы по очереди залезали в ящик и пытались рассказывать кто о чем, но ни у кого хорошо не получилось. Яшка уже было, совсем отчаялся, как вдруг Водопадный Гном, этот скромняга и труженик, неожиданно для всех бодро заговорил с экрана:
      
      - Добрый вечер, дорогие телегномозрители. Начинаем нашу телегномопередачу. Мы ведем трансляцию из дома Яшки. Как вы знаете, сегодня он вместе с нами закончил, - тут он запнулся, потому что забыл, как называется та штуковина с одиннадцатью колёсами и десятью сиденьями.
      
      - Сейчас телевизор сломается, - ткнул Листопадный в бок Яшку.
      
      - Мы сегодня закончили делать, - Водопадный снова запнулся, силясь вспомнить название, но ничего не приходило ему в голову. - Закончили делать...
      
      - Иди, выручай, - зашептал на ухо Яшке Листопадный.
      
      Яшка подошел к телевизору, повертел ручки, и как бы невзначай наклонившись к уху Водопадного прошептал ему на ухо, растягивая по слогам: " Ве-ло-си-пед".
      
      - Мы сегодня закончили делать велосипед, - бодро продолжал свою передачу Водопадный. - И, как ни странно, он работает.
      
      Все засмеялись. Передача шла и шла. Водопадный Гном так увлекся, что вскоре уже перешел на сказки и закончил её страшной историей на ночь. Зрители сидели, затаив дыхание. Расходились уже за полночь, возбужденно переговариваясь.
      Позднее Водопадный смастерил кукол и показывал сказки уже с их помощью. Передачи с каждым днем становились все интереснее и интереснее.
      Гномы полюбили телевизор и, как люди, просиживали перед ним часами, так что Водопадному порой приходилось с экрана напоминать тому или иному из них, что им пора домой, заняться делами.
      Наступило утро. Гномы собрались у Самой Высокой ели. За плечами у каждого было по большому рюкзаку. Велосипед выкатили на полянку. Гномы расселись по местам, в седла и кто во что горазд, начали крутить педали. Велосипед сначала дернулся вперед, потом назад, а потом и совсем остановился.
      
      - Так не пойдет, - заявил Велосипедный Гном. - Мы должны сочинить походную велосипедную песню, на каждое слово которой будем все вместе крутить педали. - Они расположились на поляне кружком и стали сочинять.
      
      Песенка получилась веселая и ритмичная. Вот она:
      
      ВЕЛОСИПЕДНАЯ ПЕСНЯ
      
      Что за чудо, что за чудо
      Наш велосипед!
      Обгоню сейчас я друга!
      Помаши нам вслед.
      
      Крутим мы педали дружно,
      Раз-два, раз--два,
      И идти пешком не нужно,
      Раз-два, раз--два,
      
      В лес кедровый и колючий,
      Раз-два, раз--два,
      Чтоб набрать орехов кучу,
      Раз-два, раз--два,
      
      Мы усядемся все вместе,
      Раз-два, раз--два,
      И домчимся мигом с песней,
      Раз-два, раз--два,
      
      В лес дремучий и прохладный,
      Раз-два, раз--два,
      Что ещё, скажи, нам надо?
      Лишь бы вместе быть всегда.
      
      Они расселись по местам и все вместе запели велосипедную песню. Яшка запевал:
      
      - Что за чудо, что за чудо
      
      А гномы подхватывали:
      
      - Наш велосипед...
      
      С велосипедной песней дело пошло веселей. Вскоре можно было видеть только пыль от колёс велосипеда. Да по округе разносилось громкое.
      - Раз-два, раз-два.
      Несколько раз гномы сбивались с ритма и падали на землю, но никто не хотел отказываться от поездки. Даже Камнепадный, который поначалу не очень то и хотел кататься на велосипеде, а теперь езда ему так понравилась, что он громче всех пел "раз-два, раз-два".
     
   
   ГЛАВА ПЯТАЯ, В КОТОРОЙ СНЕГОПАДНЫИ ГНОМ ОКАЗЫВАЕТСЯ СОВЕРШЕННО МОКРЫМ
   
   В этом же лесу жил Снегопадный Гном. Снегопадным его прозвали за то, что он всё лето спал, а глубокой осенью просыпался как раз к первому снегопаду. Одевался он в белые штаны, белый сюртучок, а на голове у него всегда красовался белый колпачок.
   Снегопадный одевался так видимо, для маскировки, ведь зимой все вокруг белое, только, глаза у него были синие. Наверно, потому, что он страшно любил рыбалку, а рыбачить можно было только в Синем озере. Поговаривали, что если долго смотреть на воду этого озера, то глаза становятся синими-синими.
   В этом году Снегопадный проснулся довольно рано. Снег, правда, уже выпал, но озеро еще замерзло недостаточно. Лёд был тонкий, а кое-где виднелись проталины.
   - Ух, хорошо! - радовался Снегопадный - Снега много, значит и рыбы много, - почему-то решил он. Пойду я на рыбалку что ли.
   Тут надо вам сказать, что Снегопадный не зря так любил рыбалку, ведь пока он все лето спал, он никак не мог заготовить себе на зиму припасов, и рыбалка была едва ли не единственным способом добыть себе пропитание. Рыбу он выменивал у других гномов на орехи, грибы и ягоды, или съедал сам. По настроению. Зимой на деревьях оставались кое-какие плоды, но они были замерзшими и невкусными, кроме, пожалуй, рябины. Из нее Снегопадный всю зиму варил витаминный компот.
   Гном выбрал место, ледоруб жадно вгрызся в тонкий лёд, показалась синь воды, в лунке заплескались серебристые хвосты, рыбалка началась. Только Снегопадный закинул удочку, как слабый лед не выдержал и начал ломаться и трещать. Побросав снасти, он бросился, было к берегу, но лед под ним затрещал еще сильнее, из лунки хлынула вода. Гном поскользнулся, упал, лёд начал колоться, рассыпаясь леденцами вокруг. Уцепиться не за что, всё шатко, удочка уплыла, сачок одиноко торчал из снега, дотянуться до него нет никакой возможности. Отчаянный крик разнёсся по округе. Снегопадный Гном борахтался в холодной воде, мысли окоченели, посиневшие руки хлестали по поверхости, больно ударяясь о льдины, смерть раскрыла ледяные объятия. На его счастье мимо проходил Листопадный с вязанкой хвороста, которую он только что выменял у Водопадного на кучку золотых листьев.
   
   - Кто это там барахтается в воде? - Он пригляделся. - Не иначе как белая ворона. Опять проказница пыталась ловить рыбу, да видно, лёд еще тонкий, - решил Листопадный. Он побежал звать на помощь друзей. Гномы быстро собрались и стали решать, как вытащить злополучную ворону из пруда. Наконец, Листопадный Гном придумал:
   
   - Сбегаю к Снегопадному за самой большой удочкой. - Правда он наверняка ещё спит. Придётся разбудить соню.
   
   Вскоре он бежал уже обратно.
   
   - Странно! Снегопадного не оказалось дома, пришлось взять удочку без спроса.
   
   Он закинул удочку и, крючок уже было зацепился за что-то, но это оказалась тоже удочка.
   
   - Смотрите-ка! Ворона пришла рыбачить с удочкой! Ну и чудеса.
   Он закинул удочку опять, но промахнулся и вытащил сачок.
   
   - Глядите-ка! - опять воскликнул он. - У нее и сачок есть. Не иначе, как украла в сарае у Снегопадного.
   
   Он закинул удочку в третий раз и на этот раз не промахнулся:

 - Держись за леску клювом, глупая Ворона! Сейчас мы тебя вытащим. - Гномы
  схватились за удилище и стали тянуть. Ворона в ответ молчала. Хо, какая же тяжелая
  была эта белая ворона! Прямо гиря пудовая! Последний рывок, и почти замёрзший,
  весь мокрый, дрожащий от холода Снегопадный Гном опустился на берег.
   
   - Ой, да это же наш друг, Снегопадный. А мы думали - белая ворона. Чего же ты не
  крикнул нам, что это ты?
   
   Гном выплюнул изо рта огромную рыбину и сказал:
   
   - Сами подумайте, если бы я стал кричать, то лишился бы своего трофея. А вы итак
  меня уже тащили. Сегодня я сварю знатную уху. Приглашаю вас всех. Все-таки первая
  рыбалка удалась!
   
   - Ура! - закричали гномы. - Уха! - и стали качать заледеневшего гнома.
   
   Вечером гномы собрались за большим столом в норке у Снегопадного, уха таяла во
  рту, новости одна невероятнее другой сыпались со всех сторон, ближе к ночи сытые
  гномы затянули старинную песню:
   
   В дремучем лесу под зелёной сосной,
   Ой, под старой сосной,
   Жил гном молодой ещё не седой,
   Ой, глупый такой.
   Не ел днём, не спал он ночною порой,
   Ой, порою ночной,
   А только страдал он,
   Ой, как страдал он, ой, ой.
   По юной эльфийке красы неземной,
   Ой, красы неземной.
   Не знал только правды он очень простой,
   Ой, очень простой,
   Что юной эльфийке любовь не нужна,
   Ой, его не нужна,
   Старого тролля любила она,
   Ой, как любила она.
   Но старому троллю она не нужна,
   Ой, любовь не нужна,
   Была бы деньгами полна казна,
   Ой, старого тролля казна.
   
 
  Струны удочек, нежно перебираемые сквозняком, служили им аккомпанементом.