Четверг, 08.12.2016, 06:57
Приветствую Вас, Гость




Соседка сглазила

Жил один мучник. Купил он на мельнице муку, привез к себе в лавку,
засыпал в ларь, сказал: "С Богом, в добрый час" - и стал продавать муку. А
давал он людям хороший поход. Продает-продает, на другой день приходит в
лавку и видит - не убавляется мука. Очень он удивился и понял, что это дело
рук шрейтеле. Никому он про то не сказал, кроме жены. Так это тянулось всю
зиму до Пурима и тянулось бы еще долго-долго, кабы не соседка: зашла в
лавку, увидела муку в ларе да как закричит:
- Тьфу, тьфу! У вас еще осталось от той ржаной муки - не иначе, как вам
ее таскают шрейтелех. Мучник всплеснул руками:
- Караул! Ты нас сглазила!
И вправду, с тех пор муки становилось все меньше и меньше, а вскоре она
и совсем кончилась. Мучник был в отчаянии и невзлюбил соседку за ее черный
глаз. Та это поняла и очень переживала, то из-за нее и из-за ее длинного
языка соседу большой убыток. На краю местечка, около кладбища, жила старуха,
которую все считали колдуньей. К ней и обратилась соседка за советом.
Старуха выслушала ее, несколько раз покачала трясущейся головой и сказала
так:
- Зайди к мучнику в лавку, возьми горсть муки из того ларя, на который
ты тогда смотрела, плюнь три раза, три раза отсыпь муки из ладони и каждый
раз приговаривай: "Я позавидовала, я сглазила, я наболтала, а шрейтеле здесь
никогда и не было".
Соседка так и сделала; и после этого мучник снова разбогател, да так,
что богаче его не было во всей округе.

Украинские легенды о Беште

Украинские крестьяне тоже любили рассказывать легенды о цадиках и
еврейских святых, особенно о рабине (раввине) Сруле, то есть о Бал Шем Тове.
Не однажды приходилось слышать эти легенды от возниц, когда едешь, бывало,
на крестьянской телеге.
В Межбуже одну из таких легенд о Беште рассказал нам старый крестьянин.
Он еще ребенком слышал ее от отца, который сам видел Бешта.
- В старое время рабины были не то что нынешние - так начал свой
рассказ старый крестьянин, тряхнув длинным седым чубом. - Нет, совсем
другие! Когда я был еще малым хлопчиком, мой отец, Царство ему Небесное,
рассказывал мне, что у нас в Меджибоже жил большой рабин, святой рабин,
Срулем его звали, и был тот Сруль справедливый рабин и мог творить чудеса. А
платье он носил не из шелка, а из простой холстины, молился под открытым
небом в широких полях да в дремучих лесах. И сам он был святой, и голос у
него был святой: как начнет Богу молиться и петь, так слетится стая птичек,
сядет ему на голову и поет вместе с ним. Мужики защищали его, смотрели,
чтобы никто его не трогал. Однажды один парубок хотел его напугать, так у
того парубка язык прилип к нёбу, и он онемел. У другого, который хотел
бросить в него камнем, рука сразу отсохла и перестала гнуться. Мой отец
как-то подглядел, как Сруль нагишом катается в снегу и купается в полонке
(проруби). Если Срулю понадобится вода, он только воткнет в землю свою палку
повернет ее - и вода сразу забьет!
Владелец местечка Сенятичи (Гродненская губерния) Георгий Сапега погиб
внезапной и ужасной смертью - лошади понесли, он выпал из кареты и убился
насмерть. После его гибели Сенятичи вместе с окрестными владениями перешли к
предприимчивой и капризной княгине Анне Яблоновской-Сапега. Безутешная вдова
поселилась в этом местечке и приказала построить великолепный дворец. Местом
для него она выбрала холм в сосновом лесу рядом с еврейским кладбищем. В
1753 году дворец был освящен ректором местной иезуитской коллегии. Вокруг
дворца разбили парк и фруктовый сад. Но вскоре обнаружилось серьезное
неудобство: еврейское кладбище почти вплотную подходило к каменной ограде
дворца. Плач и зрелище похорон плохо действовали на нервную княгиню, и она
решила кладбище уничтожить. Пригласила к себе трех руководителей еврейской
общины, сообщила им о своем решении, а чтобы решить дело миром, пообещала
выстроить рынок с лавками и, кроме того, выдать евреям бесплатно дрова. Но
евреи стали со слезами умолять княгиню не совершать святотатства и не
нарушать покоя их предков. Ничего, однако, не помогло. Упрямая княгиня
заручилась согласием кагального старосты, предателя Кадышевича, и приказала
убирать надгробия и выкапывать останки. Евреев, которые с женами и детьми
бросились на родные могилы, чтобы защитить их, княжеские гайдуки прогнали
нагайками.
Едва первая пара волов с плугом дошла до могилы портного Шлоймы (о нем
говорили, что он был ламедвовником), как волы вдруг упали замертво. Та же
участь постигла и следующую пару, причем погибли не только волы, но и
погонщики.
Все же через кладбище была проложена широкая аллея, обсаженная
тополями. Правда, по обеим ее сторонам надгробия остались, но хоронить здесь
покойников больше не разрешалось, и кладбище было перенесено в другое место.
Кадышевича предали херему. Он вскоре умер, не оставив потомства, и был
похоронен за оградой кладбища. Рассказывают, что во время погребения земля
не приняла его в свои недра, и тело еще долго лежало в яме, не засыпанное
землей.
Был построен великолепный дворец, посажен прекрасный сад, однако
счастья они княгине Яблоновской-Сапеге не принесли. Через некоторое время
заболел и умер старший сын княгини, вслед за этим паралич разбил ее младшего
сына, который вскоре умер в страшных мучениях. Владелица дворца увидела в
этом наказание Божье за свое святотатство и решила выстроить большую
каменную синагогу. Она была построена в 1755 году на холме, была выше
униатской церкви и почти такой же высокой, как местный костел.
От великолепного дворца и прекрасного парка остались только жалкие
следы, а синагога еще долго красовалась как напоминание о былом панском
капризе.

Хохочущий теленок

Деревенский еврей ехал однажды на подводе в ближайшее местечко
справлять Слихес. Ночи в конце месяца элул темные. Осенняя дорога размыта,
грязь непролазная. Лошадь с трудом передвигалась, еле вытаскивая ноги из
густой липкой грязи. И вдруг слышит еврей, кто-то невдалеке не то блеет, не
то мычит. Прислушался - мычит теленок. Еврей слез и по колено в грязи пошел
на голос. Подходит, видит: лежит на земле теленок, ноги спутаны. Поднял
еврей теленка, понес к подводе, а сам диву дается, до чего тяжелый. Уложил
теленка на подводу, едет дальше, радуется находке. Так ехал наш еврей, ехал
и даже стал напевать от радости.
Думает, как приедет он в местечко, так отведет теленка к шойхету,
разделит мясо, часть отдаст раввину, а остальное продаст - мясо сейчас, в
канун праздников, всем нужно. Еврей поминутно оглядывался на теленка и,
подстегивая лошаденку, гнал все быстрее и быстрее. Вскоре далеко впереди
замелькали огоньки местечка.
Тут он вдруг услыхал сзади страшный хохот, оглянулся - а это теленок.
Встал на ноги и громко хохочет человеческим голосом. Потом соскочил с
подводы и исчез в ночном мраке. Это был лантух.