Суббота, 03.12.2016, 01:17
Приветствую Вас, Гость




Смерть и жизнь

Было то или не было, лучше бога ничего не сыскать. Жил дрозд-певун и бог, наш заступник. Жил еще царь. Родился у него сын, и когда вырос, узнал, что в мире есть смерть. Испуганный, вбежал юноша в дом и крикнул: матушка и батюшка, не останусь я здесь, уйду. Найду такой край, где смерти нет. Мать с отцом не пускали его, говорили, что везде есть смерть, и нет места, где ее нет. Не послушался юноша и пустился в путь. Остались родители одни, плачут-убиваются, — один у них был сын, и тот ушел.
Прошло много лет, и ничего не было слышно о юноше. Оделся весь город а траур, горюет. А юноша идет и, в какой город ни войдет, в первую голову кладбище ищет. Когда видит — есть кладбище, уходит и дальше путь продолжает. Подошел раз к одному городу, обошел его, долго искал кладбище да не нашел. Пристроился гостем в одну семью. Было при нем и денег довольно, и золота, и всего. Когда сели ужинать, юноша, извинившись, спросил у старшего: долго ходил я вокруг вашего города, а кладбища не нашел. Что вы здесь, не умираете? Потому нет кладбища, сынок, что на нем хоронят умерших. А у нас ни смерти нет, ни кладбища.
В это время заболел один из членов семьи. Тотчас же закололи его, разрезали и сварили. Юноша ужаснулся, думает: как тут оставаться, уйду, не то и меня зарежут, если заболею. Не дождался конца ужина, сказал, что пора идти. Просили его остаться, но не согласился он.
Долго ли шел или коротко, пришел в один город. Обошел и его, видит—нет кладбища. У жителей обычай — как достигнет человек ста лет, сажают его в корзину и сбрасывают с горы в глубокую пропасть. Устроился юноша в семье, спросил, есть у них смерть или нет. Сказали они, что не знают ни смерти, ни кладбища. А наутро велели одному из старцев: готовься, отец! Посадили в корзину, понесли, и юноша с ними пошел — своими глазами поглядеть, что со стариком делать будут. Видит, что вот-вот сбросят его в пропасть, остановил и говорит: зачем же силой его убивать? Что, если еще столько же прожить он сможет. Все удивились, сказали: конечно, сможет, толкнули корзину и сбросили вниз, по своему обычаю. Ушел юноша и оттуда: здесь, мол, еще хуже, там убивают, а тут скидывают.
Долго ли шел юноша, коротко ли, встретил девять дэвов, сказал: здравствуйте, братцы. Здравствуй, сынок,— отвечали дэвы. — Откуда пришел и куда идешь? Человека мы здесь и видом не видали. Рассказал им юноша, что ищет место, где нет смерти. Дэвы удивились, нет, говорят, такого места. Оставайся у нас, будешь нам десятым братом. Показали юноше свои владения. У каждого по девять комнат, все в жемчугах да золоте. Видишь, говорят, сокровища, пока не иссякнут они, не умрем.
Не согласился юноша остаться. Снова пустился в путь. Подошел к горе. У подножья ее, на старом дубе сидел павлин. Юноша приветствовал павлина, а тот сказал: не видел я никогда здесь человека. Откуда ты и куда идешь? Юноша и ему рассказал, что ищет страну, где нет смерти. Павлин показал ему на ущелье и говорит: видишь, какое оно огромное? Столько времени буду я жить, пока не заполнится оно перьями, что сбрасываю я по одному в год. А потом помру. Оставайся у меня, и ты столько же проживешь. Лучшего места нигде не найдешь: много здесь добра, а в лесу птицы и зверья.
Переночевал юноша у павлина, а остаться на остался и снова пустился в путь. Подошел к холму, долго ходил вокруг него, ничего особенного не приметил. За холмом море плескалось. Поскользнулся юноша и упал на холм. Холм разверзся, и упал он в зев. Увидел не виданную под солнцем красавицу, божью крестницу. Красавица спросила: кто ты и как сюда попал? Юноша сказал: царевич я, ищу страну, в которой нет смерти. Долго ищу, до сих пор не нашел. Как раз в нее ты и пришел, — открылась красавица. — Я крестница бога и никогда не умру. Оставайся у меня, и ты будешь бессмертным. Юноша обрадовался, это, говорит, мне по нраву. К красавице всегда падали с неба манна, курица, хлебец да кувшин с вином. Попросила на сей раз она всего по два. Сели они с юношей и принялись есть.
Остался юноша жить у красавицы. Прошло несколько лет. Ни красавица не стареет, ни юноша. Сладко живут. Раз юноша сказал: хочу сходить в свое царство, отца-мать повидать, очень соскучился. Красавица не пускает его: не ходи, кабы не случилось чего и не помер ты. А юноша на своем стоит: схожу погляжу и назад вернусь. Уговаривала его красавица да не смогла уговорить. Пошел юноша. Подошел к месту, где жил павлин. Много лет уже прошло, ущелье перьями полным-полно, а павлин умер, один скелет белеет. Поплакал над ним юноша, и два-три волоска у него поседели. Пошел дальше, подошел ко дворцу дэвов. Сокровища их иссякли, и все они померли. Одни кости разбросаны да развалины дворца торчат. И здесь прибавилось у юноши седины. Идет он дальше, расспрашивает о своем городе, далеко ли он? Не знаем такого города, — отвечают ему. В одном месте сказали: иди на восток, и найдешь свой город. Долго он шел, наконец пришел. Не узнает своего города, спрашивает, тот ли? Тот, говорят, да кто ты такой? Я сын царя. Отвели его к царю. Царь спросил, кого он ищет и чего хочет. Юноша отвечал: я сын царя этого города. Царь удивился: нет, сынок, мои дети при мне, а других у меня нет. Привели детей, одни из них старше юноши, другие моложе. Царь спросил, как звали отца юноши, и велел разузнать, был ли когда-нибудь в царстве такой царь. У многих спрашивали, никто не мог вспомнить. Нашелся старец, сказал, что в одном из дворцов, старее которого никто не помнит, два человека живут—от старости скрипят, не их ли ищут? Доложили про это царю.
Повели юношу во дворец, вошел он, видит, мать с отцом от старости так высохли, что стали с кулачок. Сын, — шепчут они еле слышно,—где ты столько лет? Ждем тебя, не помираем. Подошел юноша к отцу с матерью. Расцеловались они. Тотчас же состарился юноша. И умерли все втроем, обнявшись. Души отца и матери ждали сына. Родившемуся должно умереть!

Мор там, пир здесь. Отсевки там, мука здесь.
Вырубил я колеса, Скатил с горы.
Здесь живите хорошо,Там со святыми упокойтесь.

(Сказитель Т. Мчедлишвили, сел. Ахалкалаки, запись Б. Сивсивадзе, 1961, 15 июля. Из материалов экспедиции в Картли. Фольк. арх, Карт., 75, стр. 67; «Мравалтави», 1964, стр. 191—194).