Суббота, 10.12.2016, 00:13
Приветствую Вас, Гость



Сказка о страшной старухе Карт и о хитруомном Чилбике

Жила когда-то старуха, у старухи было три сына. Старшие были умные, все о них говорили: «Эти выйдут в люди!» — а младшего, Чилбика, дурачком считали.
Однажды послала старуха сыновей в лес за хворостом. Пошли они, нарубили каждый по большой вязанке. Стали возвращаться домой и сбились с дороги. Кружили они, кружили по лесу. Уж и солнце закатилось, сумерки спустились, а они всё никак не могут отыскать дорогу. Загоревали старшие братья, не знают, что и делать. Чилбик говорит:
— Погодите, я влезу на дерево, посмотрю — не видно ли где жилья?
Взобрался Чилбик на самое высокое дерево и стал смотреть во все стороны. Видит — из самой середины леса поднимается чёрный столб дыма. Повёл Чилбик братьев в ту сторону.
Много ли шли, мало ли шли, дошли до сакли1. Вошли в саклю — большой огонь там горит, перед огнём сидит старуха Карт — злая ведьма, людоедка. Рядом с нею сидят три её дочки — страшные, острозубые.
Испугались братья, еле вымолвили приветствие. Карт на приветствие ответила и спросила:
— Верно, вам и есть и пить хочется? — и поставила перед ними еду.
От страху старшие братья в рот ничего не могут взять: дрожат, зубами лязгают. Один Чилбик не осрамился — и за себя и за братьев всё съел.
Наелись, напились, Карт и говорит:
— Ложитесь теперь, спите!
Постлала Карт постели, на одну уложила своих дочерей, на другую братьев, а сама легла перед очагом. Заснули братья, а Чилбик не спит — за Карт следит.
Ночью встала потихоньку Карт, наточила свой нож, чтобы зарезать братьев, и спрашивает:
— Кто спит, кто не спит?
— Я сплю и не сплю! — отозвался Чилбик.
— Почему ты не спишь, Чилбик? — спрашивает Карт.— Что тебе нужно?
— В эту пору мать пекла мне пирожки, вспомнил я о них, вот и не могу уснуть,— отвечает Чилбик.
Карт снова развела огонь в очаге, напекла пирожков и накормила Чилбика. Улёгся Чилбик, закрыл глаза, будто заснул.
Подождала Карт немного, снова наточила нож и спрашивает:
— Кто спит, кто не спит? — Я сплю и не сплю! — отозвался Чилбик.
— Отчего же ты не спишь, Чилбик, что тебе ещё нужно? — спросила Карт.
— В эту пору мать кормила меня сластями. Вот мне и захотелось поесть, вот потому и не могу я уснуть! — отвечал Чилбик.
Встала Карт, накормила Чилбика сластями. Снова улеглись.
Прошло ещё немного времени. Карт подумала: «Заснул уже Чилбик!» Поднялась она и спросила:
— Кто спит, кто не спит?
— Я сплю и не сплю! — ответил Чилбик. Рассердилась на него Карт, заворчала:
— Слушай ты, Чилбик! Днём можно не спать, а ты и ночью не спишь, что ли? Засни же наконец, а то мне завтра рано на пашню идти!
— Как же мне заснуть? — говорит Чилбик.— В эту пору давала мне мать воды, а воду приносила из реки в решете. Пока не напьюсь воды, ни за что не усну!
Пошла Карт с решетом к реке.
Только вышла она из дома, Чилбик переложил её дочерей на постель, на которой лежал с братьями, а на их постель велел братьям лечь и сам лёг.
А старуха Карт пришла к реке, зачерпнула решетом воду и подняла решето — вылилась вода. Опять зачерпнула, подняла решето — опять вода вылилась... Снова Карт зачерпнула, снова подняла решето — опять вылилась вода!
Обозлилась Карт, швырнула решето в реку, вернулась домой злая-презлая. Вошла потихоньку в комнату и спрашивает:
— Кто спит, кто не спит?
А Чилбик к постели припал, притаился, не шевельнётся. Тут Карт схватила нож, хотела погубить братьев, а погубила своих дочерей-людоедок.
С рассветом поднялась Карт, стала собираться на пашню и кричит своей старшей дочери:
— Эй, Красногрудка, Красногрудка! Я иду на пашню, а ты свари этих молодцов и в полдень принеси мне. Да и сами вы голодными не сидите!
— Хорошо матушка,— отвечал Чилбик голосом Красногрудки.— Всё сделаю, как ты велела.
Ушла Карт. А Чилбик разбудил братьев и говорит:
— Бежим скорее: не то вернётся Карт — живыми нас не выпустит!
Выбежали они из жилища Карт и побежали по лесу. Чилбик впереди — дорогу высматривает, братья за ним.
Бежали-бежали и оказались возле самой пашни Карт...
Глянула Карт на братьев — обо всём догадалась. Завыла Карт, заревела, заскрежетала зубами, ударилась о землю, подпрыгнула высоко и бросилась за Чйлбиком с братьями...
Она гонится, они бегут, она гонится, они бегут. На пути река глубокая, быстрая. Через реку — мост из золы. По этому мосту братья на другой берег перебежали, а Карт не посмела — побоялась, что мост под ней рухнет. Остановилась Карт возле моста, стала Чилбика ругать, стала волосы на себе рвать.
— Всё равно попадёшься ты мне! — кричит.
А Чилбик благополучно домой пришёл и братьев привел.
Весь народ узнал и царь услышал, как Чилбик ловко от людоедки Карт спасся.
Позвал царь Чилбика и сказал ,ему:
— Слышал я, что у злой ведьмы Карт есть чудес-ное одеяло. Это одеяло само собою растягивается, хоть сто человек им могут укрыться, хоть, тысяча. Ступай и принеси мне это одеяло, за это награжу тебя!
С царём не поспоришь, «нет» ему не скажешь.
— Ладно,— отвечает Чилбик,— принесу тебе одеяло...
Взял Чилбик длинную пику, пошёл к сакле старухи Карт. До сумерек он в лесу скрывался. Когда Карт улеглась спать, взобрался Чилбик на крышу, просунул пику сквозь крышу и стал полегоньку покалывать Карт сквозь одеяло.
Заворочалась Карт, заворчала. А Чилбик подождал немного и опять стал её покалывать. Рассердилась Карт:
— И откуда в моём одеяле столько блох!
А Чилбик подождал-подождал пока Карт заснула, и снова кольнул её — и раз и другой. Проснулась Карт, давай ругаться:
— Ах, чтоб ты пропало совсем, скверное ты одеяло! Сейчас выброшу тебя во двор!
И выбросила. Схватил Чилбик одеяло и пустился бежать.
Старуха Карт немного успокоилась и вышла во двор — хотела взять своё одеяло, а одеяла-то нет... Огляделась она по сторонам и видит: улепётывает Чилбик, несёт на спине её одеяло... Кинулась Карт в погоню. Она гонится, он бежит, она гонится, он бежит... Перебежал по мостику из золы, а Карт на этот мостик и ступить не смеет. С воем, с проклятьями возвратилась она в свою саклю.
Пришёл Чилбик к царю, бросил перед ним одеяло. Осмотрел царь одеяло, потрогал его пальцами и говорит:
— Если ты мог принести это одеяло, то и всё можешь сделать. Слышал я, что у Карт есть чудесный котёл, в котором можно приготовить пищу сразу для всего моего войска. Пусть этот котёл будет у меня вместе с одеялом! Ступай и принеси его!
Что делать Чилбику? Хочешь — иди и не хочешь — иди... Набрал он камешков-голышей из реки, наполнил ими мешок и пошёл.
Пробрался к сакле Карт, спрятался за кустом и просидел там до вечера. Вечером, когда Карт начала стряпать себе еду, Чилбик взобрался на крышу сакли и посмотрел вниз через трубу. Видит: стоит котёл над огнём и кипит, а Карт сидит подле котла, ждёт, когда похлёбка сварится.
Бросил Чилбик вниз камень — попал в котёл. От этого кипящая похлёбка разбрызгалась, а брызги попали на руки и на ноги Карт. Стала она ругаться, бранить свой котёл. А Чилбик бросил в котёл ещё один камень. И опять выплеснулась горячая похлёбка на руки и на ноги старухи Карт. Обозлилась Карт, ударила поварёшкой по котлу и закричала:
— Выброшу тебя сейчас во двор, негодный ты, дрянной котёл!
Тут Чилбик высыпал через трубу в котёл все камни, сколько их было в мешке. Совсем потеряла Карт весь свой ум от ярости. Подняла она котёл и с шумом и грохотом выбросила его во двор. А Чилбику только этого и надо: схватил он котёл и пустился бежать...
А Карт немного успокоилась и вышла во двор — хотела взять свой котёл. Глядь — нет котла! Посмотрела вперёд и видит — бежит Чилбик, уносит на спине её котёл!.. Кинулась Карт в погоню. Она гонится, он бежит, она гонится, он бежит... Перебежал Чилбик через мостик из золы и пошёл не спеша. А Карт с воплями и проклятьями вернулась в свою саклю.
Пришёл Чилбик к царю, бросил перед ним котёл:
— Бери и отпусти меня!
Нет, не таков царь! Потрогал он котёл, осмотрел его и говорит Чилбику:
— Слышал я, что у той же старухи Карт есть коза с золотыми рогами. Даёт она сах' молока утром и сах вечером. Ступай и приведи мне эту козу, тогда я тебя награжу и возвеличу!
Надоело это Чилбику, да куда от царя денешься? Не пойдёшь — голову потеряешь. Взял он свою пику и опять пошёл к Карт. Как совсем стемнело, взобрался Чилбик на кровлю хлева, пробил её и давай колоть козу. Заблеяла коза не своим голосом. Услышала Карт и стала ворчать:
— Что ты так громко блеешь, чтоб тебя волки съели! Что ты мне спать не даёшь?
А Чилбик опять кольнул козу — ещё громче заблеяла коза...
Терпение потеряла старуха Карт, выскочила из сакли, побежала в хлев. Схватила она козу за рога и выкинула во двор: «Вот тебе, негодная!» После этого Карт вернулась в саклю, хотела было лечь спать, да подумала: «Уж не проделки ли это негодяя Чил-бика?..»
Вышла она опять во двор, чтобы загнать козу в хлев,— а козы уже нет. Посмотрела вдаль — бежит Чилбик, забросил козу на плечи, ногами пыль поднимает...
В ярость пришла старуха Карт. Пустилась она в погоню за Чилбиком. Она гонится, он бежит, она гонится, он бежит. Перебежал Чилбик через мостик из золы — не догнать его теперь старухе Карт. Завыла Карт, заскрипела зубами, затопала ногами да так ни с чем и вернулась в свою саклю.
Притащил Чилбик за рога козу к царю и говорит:
— Отпусти ты меня, не посылай больше к старухе Карт!..
Как бы не так! Царь говорит:
— То и дело слышу я «Карт» да «Карт». Хочется мне посмотреть, какова эта Карт из себя. Приведёшь сюда Карт — щедро тебя награжу, не приведёшь — 1 на себя пеняй!
Начал было Чилбик отказываться — никакой награды ему не надо, одно ему надо, чтоб отстали от него. Бросилась тут на Чилбика царская стража. Кто толкает, кто бьёт, кто ругает, все кричат:
— Ради царя каждый умереть сто раз должен! Это честь великая!
Куда бедному Чилбику деваться? Ни под землю спрятаться, ни на небо улететь, ни под воду нырнуть...
Пораскинул он умом и придумал. Нарядился стариком нищим, завернулся в дырявый ковёр, приклеил бороду из шерсти, раскрасился — родная мать и та не узнала бы — и пошёл к старухе Карт, Подошёл к её сакле, стал у двери и просит!
— Дай кусок хлеба несчастному старику!.. Вышла Карт, оглядела его с ног до головы. «Не Чилбик ли это?» — думает.
— Откуда,— спрашивает,— ты пришёл?
— Пришёл я из одного большого города.
— Какие там новости?
— Ох, нет хороших новостей, есть только плохие: негодник Чилбик там расхаживает, безобразничает.
— Э-э,— говорит Карт,— он и у меня здесь побывал, беды натворил. Боюсь, как бы снова не пришёл. Придёт — опять что-нибудь унесёт.
— А ты запри своё добро в большой крепкий сундук,— говорит Чилбик.
— Нет у меня такого сундука,— отвечает Карт. Чилбик спрашивает:
— Хочешь, я тебе сделаю сундук? Карт говорит:
— Сделай! Что запросишь за работу — слова не скажу, заплачу!
Принялся Чилбик мастерить сундук. Тяп-ляп, тяп-ляп — готов сундук.
— Ну, Карт, плати за работу! Карт говорит:
— Погоди, я проверю, крепок ли сундук! Влезла в сундук, кашлянула — разлетелся сундук на мелкие кусочки.
— Никуда твой сундук не годится! — кричит Карт.— Сделай мне такой крепкий сундук, чтобы никто не мог его разломать!
Сделал Чилбик другой сундук — из толстых нетёсаных дубовых брёвен — и говорит ведьме:
— Проверь, крепок ли?
Влезла Карт в сундук, кашлянула — не разбился сундук, стала тыкать в стенки кулаками — стенки не погнулись, не скрипнули.
— Проверь теперь — хорошо ли крышка прилажена,— говорит Чилбик.
— Закрой крышку — проверю,— отвечает Карт. А Чилбику только этого и надо было. Захлопнул крышку и спрашивает:
— Может, на замок запереть, узнать — крепко ли держит?
Карт говорит:
— Запри, запри! Надо проверить! Чилбик и запер сундук большим замком. Запер и говорит:
— Карт! Ведь это опять я, Чилбик!
Заревела Карт, зарычала, стала колотить в стенки сундука и руками, и ногами, и головой. Чего-чего ни делала! Да куда там — не разбивается сундук, крепко его сколотил Чилбик!
Грозит Карт Чилбику, а Чилбик её не слушает. Взвалил сундук на спину и кричит:
— С царём поговоришь: и одеяло твоё, и котёл, и коза с золотыми рогами — всё у него! И тебя я несу к царю по его приказу! С ним и говори!
Вертится Карт в сундуке, рычит, а Чилбик несёт сундук да несёт. Перенёс через мостик из золы и говорит:
— Карт! Мы уже через мостик перешли!
Затихла Карт от страха, перестала вертеться в сундуке.
Пришёл Чилбик к царю, поставил перед ним большой сундук из дубовых брёвен и говорит:
— Получай!
А сам поскорее насыпал два мешка песком и взобрался с ними на высокое дерево. Царь приказывает своей страже:
— Откройте сундук! Выпустите Карт, хочу посмотреть — какова она!
Только открыли крышку, выскочила Карт, кину-
Только один крестьянин не испугался.
— Погодите,— говорит,— проучу я этого барса!
Запряг он двух быков в соху, кликнул своего кота и отправился на пашню, будто никакого барса там никогда и не было.
Глядят на него соседи — удивляются, говорят один другому:
— Видно, он с ума сошёл, или жизнь ему не дорога: ведь на верную смерть отправился!
И жену его, и детей его жалеют, сиротами их называют.
А пахарь приехал на пашню и стал распрягать быков — пусть немножко отдохнут, перед тем как пахать. Только он выпряг одного быка, откуда ни возьмись, выскочил из леса барс. Крадётся барс — то к земле прижмётся, то приподнимется, сам зубы скалит, фыркает, трясёт усатой мордой... Почуял его бык, перепугался и убежал.
Подскочил барс и увидел кота. Оглядел его, удивился и спрашивает:
— Ты кто такой? Кот отвечает:
— Я сын твоей сестры. Ты мой дядюшка, я твой племянник!
Глянул барс на кота и говорит:
— Правда, ты из нашего рода! И глаза, и уши, и усы, и лапы, и хвост у тебя, как у барсов. Только почему же ты такой маленький?
— А потому,— отвечает кот,— что попал я в руки вон того человека! Попадёшься к нему — и ты станешь таким же маленьким, как я.
— Что же в нём за сила такая? — зафыркал барс.— Я его не боюсь! Сейчас съем и быка и его са-,мого в придачу!
Кот говорит:
— Поди попробуй!
Барс подскочил к пахарю и зарычал:
— Эй, человек! Что ты сделал с моим племянником?! За это я тебя сейчас разорву на куски и съем!
— Могучий барс! — смиренно ответил пахарь.— Вижу я, что разгневал тебя и не помилуешь ты меня... Но хочу я, чтобы у тебя было больше добычи.
Удивился барс.
— Как так? — спрашивает. Пахарь говорит:
— У меня два быка, один увидел тебя, испугался и убежал. Будь добр: подержи этого быка, а я сбегаю, поймаю другого и приведу сюда. Тогда ты всех нас и съешь!
— А как его надо держать? — спрашивает барс.
— Давай я надену на тебя ярмо1, вот так ты и будешь держать его,— ответил крестьянин.
— Ну хорошо,— сказал барс и сам сунул свою голову в ярмо.
Только он влез — пахарь проворно закрутил ярмо железными закрепками и туго-натуго стянул их ремнём. А потом взял кнут и давай хлестать барса по спине. Хлещет да приговаривает:
— А ну, паши землю! А ну, иди быстрее!
Рванулся барс, туда-сюда заметался, прилёг к земле, хотел подскочить, вырваться... Да не тут-то было: пахарь знай хлещет его кнутом! Бык со страху мычит, бегом бежит по пашне. И пришлось дикому барсу, хочешь не хочешь, тащить соху вместе с быком... А пахарь погоняет его кнутом да покрикивает:
— Ничего не бойся, не умрёшь! Быстрее, быстрее! Не сбивайся с борозды!
Так к полудню они и вспахали добрую половину пашни. А кот рядом идёт, на барса поглядывает.
Спрашивает тихонько барс кота:
— Послушай, сын моей сестры! Скоро ли меня отпустит твой хозяин?..
Ярмо — деревянный хомут для упряжки рабочего рогатого скота.
— Когда станешь таким же маленьким, как я, тогда хозяин тебя и отпустит! — отвечает кот. Струсил барс.
— Да я и так уж вдвое меньше стал,— говорит.— Если он будет до ночи пахать, то я ещё меньше тебя стану!
Опустил он голову к земле и потащил соху дальше.
Наконец настал вечер. Пахарь освободил барса из-под ярма и говорит:
— А теперь убирайся подальше и никогда больше на глаза мне не попадайся, не то три дня подряд пахать на тебе буду!
Поплёлся барс в лес — еле-еле ноги передвигает,— лёг под дерево, высунул язык и лежал так три дня и три ночи. Вороны увидели его и закричали:
— Падаль! Падаль! Клевать сейчас будем!..
Опустились они на барса и стали было клевать его. Хорошо, у него достало силы хвостом махнуть — ворон отогнать.
После этого барс больше никогда на пашню не приходил. А когда встречался с другими зверями, всегда говорил им:
— Как увидите человека, бегите от него скорее: он хоть и не силён, да зато умён! Нам с человеком ни за что не справиться!