Среда, 07.12.2016, 17:24
Приветствую Вас, Гость

Решетка водоприемная щелевая чугунная, купить чугунные ливневые решетки acoline.ru.


Сказка о девяти братьях-барашках и их сестре


Жили когда-то девять братьев и их сестра – круглые сироты. Они были богаты и жили в старом замке посреди леса. Когда сеньер, их отец, умер, то сестра, по имени Левенес, самая старшая из всех, взяла хозяйство в свои руки. Братья обо всем с ней советовались и слушались ее, как если бы она была им матерью. Они часто отправлялись на охоту в соседний лес, где водилось много всякой дичи.

Однажды, преследуя косулю, они вдруг очутились у шалаша, сделанного из веток и комьев земли. Они этого шалаша раньше не видали. Им очень захотелось узнать, кто там живет, поэтому они вошли туда, под предлогом, будто их мучит жажда и они охотно попили бы водицы. В шалаше они увидели старуху, у которой зубы были такие же длинные, как руки, а язык девять раз обвивался вокруг туловища,

Они ужасно перепугались и хотели было убежать, но старуха сказала им:

– Чего вы хотите, детки? Подойдите поближе, не надо меня бояться: я очень люблю детей, особенно когда они такие милые и умненькие, как вы.

– Нам хочется пить, бабушка; не дадите ли вы нам водицы? – сказал самый старший, которого звали Гуль-вен.

– Хорошо, детки, я угощу вас чистой студеной водой, я ее нынче утром принесла со своего родника. Да подойдите же, не бойтесь, милые мои крошки.

Старуха дала им воды в деревянной мисочке, и пока они пили, она их ласкала, перебирая длинными своими руками их золотистые кудрявые волосы; когда же дети стали собираться в путь, она им сказала:

– Теперь, дети мои, надо расплатиться за ту маленькую услугу, которую я вам оказала.

– У нас нет при себе денег, бабушка, – ответили дети, – но мы попросим сестру дать нам сколько нужно и завтра принесем их вам.

– О, я в деньгах не нуждаюсь, детки, я хочу только, чтобы один из вас – хотя бы самый старший, остальные очень уж малы – женился на мне.

И, обратись к Гульвену, старуха спросила: – Хочешь взять меня в жены, Гулъвен? Бедный мальчик не знал, что ответить на такой странный вопрос.

Да отвечай же! – Хочешь, чтобы я была милой твоей женушкой? – еще раз спросила страшная старуха, целуя его.

– Не знаю, – отвечал Гулъвен, совсем опешив. – Я спрошу сестру.

– Хорошо! Завтра утром я сама приду в замок за ответом.

Несчастные дети вернулись домой опечаленные, дрожа от испуга, и рассказали сестре все, что с ними случилось.

– Неужели, сестрица, мне надо жениться на этой страшной старухе? – плача, спросил Гульвен.

– Нет, братец, ты на ней не женишься, – ответила Левенес. – Я знаю, нам всем придется немало от нее пострадать, но мы вытерпим все, что бы ни случилось, и не оставим тебя.

На другой день волшебница, как она и обещала накануне, пришла в замок. Она нашла Левенес со всеми братьями в саду.

– Вы, наверно, знаете, зачем я пришла? – сказала старуха.

– Да, братец мне все рассказал, ответила девушка.

– И вы согласны, чтобы я стала вашей невесткой?

– Нет, это невозможно.

– Как так невозможно? Да разве вы не знаете, кто я и какова моя власть?

– Я знаю, что вы можете причинить мне и моим братьям много зла, но вы никогда не заставите меня согласиться на то, о чем вы просите.

– Подумайте хорошенько и поскорее, пока не поздно, откажитесь от вашего безрассудного решения, не то горе вам! – в ярости вскричала волшебница, и глаза у нее запылали словно раскаленные уголья.

Девять братьев задрожали от ужаса, но Левенес спокойно и твердо ответила на угрозы старухи:

– Я обо всем подумала. И как я сказала, так оно и останется.

Тогда старуха, разъярившись, протянула к замку палочку, которую держала в руках, произнесла заклинание, и замок со страшным гулом рухнул. От него камня на камне не осталось. Потом старуха направила волшебную палочку на девятерых братьев, которые в ужасе пытались спрятаться за сестру, произнесла свое заклинание, и все девять братьев тотчас превратились в белых барашков. После этого она сказала Левенес:

– А теперь можешь, пасти своих барашков на пустоши и смотри никому не проговорись о том, что эти барашки твои братья, не то с тобой случится то же, что с ними.

Затем старуха ушла, злобно хохоча.

Прекрасные сады, окружавшие замок, и дремучий лес по соседству с ним в один миг превратились в обширную, унылую, бесплодную пустошь.

Оставшись одна-одинешенька с девятью своими белыми барашками, бедняжка Левенес пасла их, ни на минуту не сводя с них глаз. Она разыскивала для них на пустоши пучки сочной травы, которую они ели из ее рук, играла с ними, ласкала их, расчесывала им шерсть, разговаривала с ними, словно они могли понять ее речь. Барашки и в самом деле как будто ее понимали. Один из них выдавался ростом среди других – то был Гульвен, самый старший из братьев.

Левенес построила из камней, комьев земли, мха и сухой травы убежище наподобие шалаша, куда она по ночам и в ненастье забиралась со своими барашками; в хорошую погоду она бегала и резвилась на солнце вместе с ними, пела им песни или читала вслух молитвы, а они внимательно слушали, расположившись вокруг нее. У Левенес был прекрасный голос, чистый и звонкий.

Как-то раз молодой сеньер, охотившийся в том краю, с изумлением услышал в этой безлюдной местности чудесное пение.

Он остановился, прислушался и пошел в ту сторону, откуда доносилось пение; вскоре он увидел перед собой красивую девушку с девятью белыми барашками, которые, видно, очень ее любили. Он стал ее расспрашивать и так сильно был поражен ее кротостью, умом и красотой, что захотел увезти ее в свой замок и барашков с нею вместе. Она отказалась. Но молодой сеньер уже ни о ком, кроме прекрасной пастушки, не помышлял, и каждый день под предлогом охоты являлся на унылую пустошь, чтобы видеть девушку и беседовать с ней. В конце концов он увез ее в свой замок, и они обвенчались; по этому случаю были устроены пышные празднества и блестящиепиры.

Барашков поместили в прилегавшем к замку саду, и Левенес проводила почти весь день, играя с ними, лаская, украшая их гирляндами цветов; а они, казалось, были ей благодарны за ее заботу о них. Муж Левенес дивился их понятливости и не раз опрашивал себя, действительно ли это обыкновенные барашки.

Левенес забеременела. Одна из ее прислужниц была возлюбленной работавшего в замке садовника. Она в ту пору тоже была беременна, но ее госпожа ничего не знала об этом; не знала она и того, что прислужница – дочь той самой старухи, которая превратила братьев Левенес в барашков.

Однажды, когда Левенес, желая заглянуть в глубь колодца, перевесилась через закраину, прислужница схватила ее за ноги и столкнула в колодец. Потом она побежала в спальню своей госпожи, легла в ее постель, спустила занавески на окнах и полог кровати и сделала вид, будто занемогла и вот-вот родит.

Сеньера в ту пору не было дома. Вернувшись в замок и не найдя своей супруги в саду среди ее барашков, он поспешил к ней в спальню.

– Что с вами, сокровище мое? – спросил он, думая, что в постели лежит его жена.

– Я очень больна, – ответила злодейка.

Но когда сеньер захотел раздвинуть полог, она сказала:

– Прошу вас, оставьте полог, как он есть, свет для меня нестерпим.

– Почему вы здесь одна? Где ваша прислужница?

– Не знаю. Я целый день не видала ее.

Сеньер пошел разыскивать прислужницу. Не найдя ее ни в замке, ни в саду, он вернулся к жене и сказал:

– Не знаю, куда ваша прислужница могла деться, я нигде ее не нахожу. Вам что-нибудь нужно? Быть может, вам хочется есть?

– О да! Я очень голодна!

– Что вам дать покушать?

– Я хочу кусочек мясца того большого белого барашка, что пасется в саду.

– Какое удивительное желание! Ведь вы так любили ваших барашков, а того, большого, сильнее всех!

– Только это может облегчить мои жестокие страдания! Но смотрите не ошибитесь. Мне нужно мясо только большого белого барашка, и больше никакого.

Сеньер спустился в сад, велел садовнику изловить большого белого барашка, немедля его зарезать и зажарить на вертеле.

Садовник, бывший заодно с прислужницей, тотчас погнался за белым барашком. Но барашек, жалобно блея, так проворно бегал вокруг колодца, что его никак не поймать было.

Сеньер подошел к колодцу, чтобы помочь садовнику, и немало удивился, услыхав горестные вздохи и стоны, оттуда доносившиеся.

Сеньер перевесился через закраину колодца и спросил:

– Кто там? Неужели в колодце кто-то есть?

И хорошо знакомый ему голос жалобно ответил:

– Да, здесь я, ваша супруга Левенес.

Не дожидаясь дальнейших объяснений, сеньер поскорее спустил в колодец бадью и вытащил свою супругу. Бедняжка Левенес так сильно напугалась, что тотчас разрешилась от бремени сыном, прекрасным как ясный день.

– Надо сию же минуту окрестить дитя, – сказала она своему супругу. – Мне безразлично, кто будет крестной матерью, но я хочу, чтобы крестным отцом был мой большой белый барашек.

– Как, вы хотите, чтобы крестным отцом вашего сына был баран?

– Повторяю вам, я так хочу; послушайтесь меня и ни о чем не тревожьтесь.

Чтобы не огорчить молодую мать и не повредить ее здоровью, супруг Левенес хотя и с неохотой, но согласился на то, чтобы крестным отцом его ребенка был большой белый барашек.

Отправились в церковь. Впереди всех, рядом с отцом новорожденного и крестной матерью, молодой, прекрасной принцессой, гордо выступал белый барашек. За ним шли все его восемь братьев.

К великому изумлению жителей деревни весь этот кортеж вступил в церковь. Сеньер передал ребенка священнику. Тот взглянул на крестную мать, а затем, не видя рядом с ней никого, спросил:

– А где же крестный отец?

– Вот он, – ответил сеньер, указывая на белого барашка.

– Как? Крестным отцом будет барашек?

– Да, барашек. Но пусть это вас не смущает: крестите, не бойтесь ничего.

Священник не стал прекословить – и приготовился окрестить ребенка. Барашек поднялся на задние ноги, за-. тем с помощью кумы осторожно взял ребенка передними, и все обошлось как нельзя лучше.

А как только кортеж вышел из церкви, белый барашек и все его братья превратились в прекрасных юношей. Ведь белый барашек был не кто иной, как Гульвен, старший из братьев. Он рассказал, как старая волшебница в отместку за то, что он отказался на ней жениться, обратила его самого и его братьев в барашков. Его сестра, мать новорожденного, которая своими глазами видела это превращение, не могла и слова проронить о нем, потому что тогда и с ней приключилось бы то же самое; но теперь злые чары рассеялись, волшебница была уже не властна над девятью братьями.

Затем Гульвен рассказал, как старухина дочь, прислужница Левенес, хотела погубить свою госпожу.

Кортеж вернулся в замок, и сеньер решил всех наградить по заслугам. Он велел разыскать старую волшебницу в дремучем лесу, где она жила. Ее привели в замок, и она, ее дочь и садовник были наказаны лютой казнью: всех их четвертовали, а их трупы сожгли на костре.

А Гульвен и Левенес зажили мирно и счастливо; у каждого из них, говорят, было множество детей.