Вторник, 06.12.2016, 19:00
Приветствую Вас, Гость




Сестрица Седеф


Было то или не было, давно, когда я качал люльку своей матери, жил один
падишах. Трех сыновей и дочь вырастил тот падишах. Любил он детей больше
власти своей. Не нужен ему весь мир, ни на что их не променяет. Для матери
сыновья были слаще меда, а дочь -что сливки к меду. Только насладиться ими,
своим медом и сливками, ей не пришлось - умерла... Дворец оделся в траур. И
тогда черный везир сказал падишаху:
- О мой падишах! Не вечен мрак черных дней! Детям нужна добрая мать,
чтоб из всех десяти пальцев излучала свет.
Нарядил, разукрасил везир свою черную дочь и отдал ее за падишаха.
Отдать-то отдал, но из какого пальца у нее может заструиться свет, если на
всех десяти пальцах дочери черного везира чернота! Аллах, не дай испытать на
себе их зло! Раньше она улыбалась даже рабыням, теперь пришло ее время, и на
каждого она разными уловками и хитростями посадила черное пятно. Больше всех
досталось сиротке, хуже всех пришлось сиротке... Стала она чернее черного -
водой из сорока рек и то не отмоешь. Недаром учат: наговор опасен, как
горные стремнины! Осрамила мачеха сиротку даже в глазах родного отца и
добилась - падишах прогнал от себя дочь.
Прогнать - прогнал, да разве родные братья и сестра расстанутся? По
ночам, склонив друг к другу головы, горевали вместе... Как-то мачеха
подкралась к двери и подслушала. Как ворон, набросилась она на них:
- Ах вы, горе на мою голову, опять собрались вместе и сговариваетесь
против меня? Постойте, вот я спляшу для вас, чтоб судьба вам улыбнулась!
А были, оказывается, десять пальцев дочери черного везира не просто
черными пальцами, могли они творить волшебные дела... И вот рано поутру все
три брата превратились в птиц и взлетели ввысь! А их сестрица с черной
судьбой не знала, куда деваться от горя. Смотрит на небо, ждет, но ни шума
крыльев, ни дыханья братьев. Все птицы вернулись в свои гнезда, а их все
нет. Стал для нее дворец черным подземельем.
"Или я обойду все горы и найду их, или погибну. Что хорошего видела я,
родившись на белый свет? Мне ли бояться смерти!" - подумала она и вечером, в
непроглядную тьму, отправилась в дорогу. Мало ли шла, много ли шла, по
горам, по долинам шла она шесть месяцев и одну осень и добралась до вершины
горы. И черных, и белых птиц расспрашивала она о своих братьях,но никто не
мог ей ничего ответить. Улетели они друг за другом, не оставив о себе ни
памяти, ни перышка, ни словечка. И когда на горы выпал снег, из глаз сестры
полились слезы. Горько-горько заплакала она. Да разве услышит и сжалится
дочь везира, чтоб счастье ее обернулось несчастьем?..
Посмотрела сирота кругом, и что бы вы думали? Три птицы, все три белые,
кружатся над ее головой! Вскинула она руки, как дерево ветви, но птицы
продолжали кружиться, и ни одна из них не подлетела и не села на ее ветку.
Колдовство! Превратила их мачеха в таких птиц, что только с заходом
солнца, когда кругом все покрывается мраком, возвращался к ним человеческий
облик. Появляется на небе солнце, озаряется земля лучами, расправляют они
крылья, улетают ввысь!
К ночи три птицы стали юношами, сестра узнала в них своих братьев.
Начали они от радости целовать и обнимать друг друга, а потом стали изливать
в слезах все свои горести и печали. Так провели они всю ночь.
А когда рассвело, три брата сказали ей:
- Сестрица, мы устроим себе жилище в местах, где ни птица не пролетит,
ни караван не пройдет. По ту сторону горы есть озеро, а посередине озера
остров, а на самой середине острова стоит дом, полный аромата сосен и
птичьего щебетанья! С рассветом мы возьмем тебя на крылья и умчим на остров.
Не бойся, мы не уроним тебя, не думай об этом: наши крылья - крылья братьев,
а не руки мачехи!
Так благодарили они свою сестрицу Седеф за верность.
Рано-рано утром три брата, превратившись в трех птиц, соединили свои
крылья. Сестра на них, как на ковре, полетела ввысь... Не успела она закрыть
и открыть глаза - добрались до острова! А место райское, но сестрица не
глянула на деревья, раскинувшие свои ветви, не дотронулась до плодов,
сладких как мед... Только братья, взмахнув крыльями, взмыли в небо, вошла
она в озеро. Вода его избавляла от болезни, успокаивала горе. Со словами
"Чистота, белизна!" сестрица Седеф опустилась в воду. Ни на щеках, ни на лбу
следа черноты не осталось! И когда братья-птицы, вернувшись издалека,
увидели ее белее молока, чище воды, не было конца их радости:
- Сестрица, сестрица, белее белого сестрица! Если Аллах исцелил раны,
нанесенные тебе мачехой, он избавит и нас от птичьих перьев, тогда мы всю
свою жизнь проведем в этом изумрудном дворце в ликовании!..
Радовались, пока сон не настиг их и они не улеглись спать.
Говорят, с какими надеждами ляжет человек, то во сне и сбудется...
Приснился сестре кто-то из семи святых или из сорока блаженных.
- Дочь моя, - сказал он, - если ты свяжешь из травы рубашки и наденешь
их на братьев, то всемогущий Аллах снимет с них колдовство, и они снова
станут людьми. Но только помни - пока ты не кончишь работу, ты ни с кем не
должна говорить. Если сможешь сдержаться, скажи "бисмиллях" и приступай к
делу!
Проснулась сестрица Седеф и боится поверить своему сну. Можно ли теперь
терять время, упускать такой случай! Как только братья улетели, нарвала она
травы и стала вязать рубашки. К вечеру вернулись братья, спрашивают Седеф,
что она вяжет, сестра молчит. Испугались братья:
- Рука черной ведьмы-мачехи до всего дотянется, язык в любом месте
достанет. С лица сестры сошла чернота, теперь она своим колдовством поранила
ей язык!
И принялись как пчелы летать с цветка на цветок, собирать лечебные
травы. А сестра продолжала вязать, не проронив ни слова.
Пусть братья-птицы ищут исцеление для сестрицы, они не знают о ее сне!
Как-то в тех краях появился всадник - сын падишаха. Увидел он Седеф,
подъехал к ней и стал спрашивать:
- Ты роза с какой горы, из какого сада соловей?
Но и он ничего не добился. Взглянул и сказал себе: "Эхо пери!" Взглянул
другой раз и сказал: "Это немая!" Сын падишаха полюбил Седеф, решил не
откладывать свадьбу. Посадил он девушку на коня и отправился в путь.
По дороге навстречу им летели три птицы. Они начали кружиться над
головой, словно желая укрыть их от солнца... Удивился сын падишаха. Не знал
он, что три птицы - это три брата девушки... Ну что ж, ехали, ехали через
горы и долины, не наступил еще и вечер, добрались до дворца.
Станет ли перечить падишах сыну, когда его ожидает такая радость?.. В
тот же вечер ударили в барабаны, начали пировать. Только Седеф не
наряжалась, не украшала себя ожерельями: она вязала петлю за петлей, рубашку
за рубашкой, чтоб исполнился ее сон...
А один из слуг, оказывается, подглядывал за ней и обо всем падишаху
доносил. Как-то вечером падишах сказал сыну:
- Твоя избранница не пери и не простая девушка. Колдунья она,
волшебница! Днем прилетают к ней три птицы и стучат
в окно, а по вечерам зовут ее в сад. Выходит она в эти часы и, набрав
травы, возвращается - кто знает, какое зло она готовит тебе! Сын падишаха не
верил, не слушал наветов, но решил сам своими глазами все увидеть. Три дня и
три ночи провел он в саду где Седеф встречалась с братьями и собирала траву.
Поник головой сын падишаха, а девушку принялись допрашивать. Бедняжка
вязанья не бросила, молча роняла слезы. Да, но кто будет считаться с ее
слезами?.. Молчит - значит соглашается!
- Пусть погубит красавицу ее красота! - сказали так и решили снести ей
голову.
Палач занес топор:
- Скажи свое последнее желание! Молчит, вяжет.
- Тогда готовься! - сказал палач. Девушка и тут не бросила вязанья...
Замахнулся палач, но тут появились три птицы, стали кружить над ее
головой. Палач не успел опустить топор: девушка кончила вязать рубашки и
набросила их на птиц. О всемогущий Аллах, все три птицы превратились в
стройных, как тростинки, джигитов. Обняли они свою сестрицу, а те, кто видел
это, верно, за колдовство все приняли, застыли в удивлении.
И вот тогда раскрылись уста Седеф и она сказала:
- Палач, не убежит твоя плаха, отведи меня к падишаху! Я расскажу ему
все. Если он снова повелит казнить меня, то я готова положить голову под
твой топор...
Послушался ее палач. Со слезами на глазах она рассказала падишаху о
кознях мачехи.
Падишах видит - девушка Седеф чище изумруда, взял ее за руку, отвел к
сыну. А своих дочерей отдал за ее братьев. Сорок дней и сорок ночей длилась
свадьба. Мачеху их, дочь черного ве-зира, то ли на сорок частей разорвали,
то ли на сорок кусков разрубили. Да, да, зло наказывают, а добрые дела
торжествуют. Мы же теперь можем уйти. С неба еще три яблока упало, это тем,
кто не порочит других!

 

Златокудрый юноша и белокурая девушка


В те времена, когда решето соломенным было, а джинны в старой бане
дротики метали, вдруг, откуда ни возьмись, муха прилетела, зажужжала, жир ее
мы растопили на трехстах шестидесяти сковородках, шкуру продали за сотни
тысяч лир, из костей построили мост в Чукурова, - ох! что это за мост:
тоньше волоса, острее сабли! Ни вчера, ни сегодня, ни сию минуту прошли по
мосту два человека: один -худой, другой - толстый, один - друг, другой -
враг. Печалится и тот, кто по мосту прошел, и тот, кто не прошел. Не знаю,
что сказать, правду или кривду. Как же быть? И то ложь, и другое ложь, а
если кто-то, свалив минарет, унес его на плечах? Тоже ложь? И то неправда, и
другое неправда, а если змея проглотила слона? Тоже не верить? А правду
сказать - и то обман, и другое обман, все на свете обман! Мать твоя, отец
твой отправились в путь свой с ложью, и ты сам тешишь себя обманом. У тебя,
у лжеца, у жирного козла, рот стал гнездом лжи!
Было не было, рабов у Аллаха не счесть, а говорить много грешно. В
одном царстве жили супруги, которых звали Эди и Бюдю. Ходят слухи, что Аллах
создал Эди из ребра Бюдю, а Бюдю из ребра Эди: их нравы и привычки были
похожи как две капли воды. Верили они всему, что им говорили. Сказав всего
одно сладкое слово, человек мог отобрать у них хлеб. Много они страдали
из-за злых людей. Потому не дотрагивались они ни до мясного, ни до
молочного, а когда пили, дули даже на воду. Эх, да что там, как им и
жить-то! Сыновей у них не было, не было молодцов! А самих их было только
двое! Поднимутся в горы, соберут хворосту, потом поработают на
винограднике - так и жили, не причиняя никому зла.
В один из дней, склонив друг к другу головы, вели они разговор о
сокровенных своих мечтах. И вот жена говорит:
- Эди-и-и!
А муж ей отвечает:
- Что скажешь, Бюдю?
- Да что мне сказать! Вот если бы Аллах сжалился над нами и дал нам
ребенка...
- Послушай, женушка, откуда нам ждать такого счастья? Если с неба
вместо дождя посыплется жемчуг, даже и тогда ни одна жемчужина не попадет к
нам!
- Ах, дорогой мой, ну что стоило бы всемогущему Аллаху исполнить мое
желание и послать мне дочь с золотыми косами! Она была бы такой прекрасной,
спорила бы прелестью с молодым месяцем... Послушай, что будет тогда. Смех ее
расцветет розами, а слезы рассыплются жемчугом. Люди не могут отвести от нее
глаз. У тех, кто видит ее, прибавляется счастья, а у тех, кто слышит ее,
удлиняется жизнь. Все десять пальцев ее наделены особым уменьем, ткет она
такие ковры, что все, кто есть и кого нет, не могут сравниться с ней в этом
искусстве. И вот еще что скажу: она умеет накрыть такой стол, что весь мир
ест, пьет и за всеми она успевает ухаживать. Все в округе говорят о моей
дочери. Но я никуда не отпускаю ее от себя, никто не видит и подола ее
платья. И даю слово матери, уж я не отдам ее замуж ни за сына младшего
везира, ни за сына старшего везира. Станет она султаншей и заживет во
дворце!
Муж не мог устоять перед мечтами Бюдю и говорит ей:
- Послушай же и ты меня, мать султанши, дай слово вставить. Коли твоим
"если бы да кабы" суждено сбыться, то пусть Аллах, который пошлет тебе
девочку с золотистыми косами, и мне даст мальчика с золотыми волосами. Я его
как-нибудь прокормлю, одену, обучу письму, научу ткать. Я тоже сделаю из
него такого человека, что, увидев его, все положат в рот палец удивления, и
девушки тоже, да, да, и девушки... Я не возьму ни дочери младшего везира, ни
дочери старшего везира, а уж если соглашусь, то только на дочь падишаха.
Тогда я закачу такую свадьбу, что небу станет жарко!
Поняв, как далеко зашел ее Эди, жена не выдержала и сказала:
- Слушай, Эди, ешь большой кусок, но не говори больших слов. А что,
если Аллах вместо мальчика с золотыми волосами пошлет тебе парня, покрытого
паршой? Тогда хоть хватай его за чуб да головой об стенку... Что знает этот
паршивый парень, кроме того, что Аллах един и Мухаммед пророк его, кроме
того, что бекмес1 черный, а йогурт2 белый?
Улыбаясь ее словам, Эди сказал:
- Бюдю, моя Бюдю, пусть всемогущий Аллах даст нам ребенка. Что из того,
будет он паршивым или нет? Ты не хочешь плешака, а ведь все Кельогланы
честные, порядочные. Слух у них тонкий, глаза орлиные. Они проворны, остры
на язык... Стреляют - так убивают, поймают - так не отпускают. Не только
меня и тебя, но даже и шайтанов обманут. Самое большое счастье дает Бекмес -
загустевший виноградный сок. 2 Йогурт- кислое молоко.
родителям Кельоглан. К добру ли, не имея ничего, мечтать о несбыточном!
На верное слово ничего не ответишь, и жена покорилась.
- Ты прав, мой дорогой муж, - сказала она, - пусть Аллах пошлет нам
ребенка, все равно, мальчика или девочку, лишь бы руки, ноги были целы. Если
голова окажется паршивой, возьмем и посеребрим ее!
И вот с того дня Эди и Бюдю ложились и вставали с одной молитвой. К
счастью, во время их молитвы земля и небо были отверсты. Как-то ночью
появились две пери, одна встала у изголовья Бюдю, а другая - у ее ног. Что
они делали потом, этого я не знаю, но только и часу не прошло, как положили
они подле женщины, которая спала непробудным сном, двух малюток: мальчика и
девочку, похожих на две светлые звездочки. Пери посмотрели на девочку и
сказали: "Пусть розами расцветает ее смех, жемчугом рассыпаются слезы".
Посмотрели на мальчика и молвили: "Посеянное им пусть зеленеет, содеянное
имеет успех!" Никто не слышал голосов пери, никто не видел их лиц... Уж если
кто слышал, то Бюдю, если кто видел, тоже Бюдю, но все было как во сне...
Утром, когда птицы проснулись, пробудилась от сна и жена, протерла
глаза и что же видит? С обеих сторон - молодые месяцы... Лица блестят, глаза
сверкают! От радости она чуть не потеряла ум.
- Эди-и-и! - закричала она.
- Что скажешь, Бюдю? - откликнулся муж.
- Что я скажу? Разве ты ослеп, ведь Аллах исполнил наши желания!
Странными показались мужу ее слова. Подошел он посмотреть и что же
видит? Все, как они мечтали: и мальчик с золотыми кудрями, и девочка с
золотыми волосами. Увидел - глазам не поверил, услышал - ушам не поверил,
застыл в изумлении, вот как!
Теперь ему не нужно было утруждать себя работой. Засмеется девочка - он
соберет розы, заплачет - соберет жемчуг и пойдет продавать на рынок. И вот
однажды сон его жены стал явью; посеянное сыном зазеленело, а содеянное
стало пользоваться успехом Не хватало посуды, чтобы собирать деньги.
Но Аллах прежде, чем посылать людям богатство, пусть наде-лит их умом!
Наши же умники съели, наверно, свой ум вместес хлебом и сыром. Как бы то ни
было, забросили они люльки,когда детям не исполнилось и сорока дней! Да что
там, они дажепоставили перед люлькой таза с водой, а под подушку не поло-
жили ножа. Да можно ли быть таким беспечным в доме, где духи метают
дротики!
И что же? Смотрят как-то и видят: дети как дети, но только розы не
расцветают, жемчуг не сыплется... Упали они тогда на колени и заголосили:
- Ох, что за беда свалилась нам на головы!
Хорошо еще, что в мире есть силы, которые могут справиться со злыми
духами. Увидела детей одна старуха и говорит:
- Да ниспошлет мне Аллах здоровья, ваших малюток подменили джинны!
Брови те же, глаза те же, только не светится свет всевышнего в их глазах, с
лиц их пропала улыбка. Нет, это не человеческие дети, это дети джиннов: не
то Айташ, не то Ойташ... Какие там розы, какой там жемчуг! Злые духи ни
смеяться, ни плакать не умеют, домашнее тепло им не нужно. Может ли быть
счастье в доме, где они появляются? Не раздумывайте долго, дайте мне столько
золота, сколько весили ваши дети, и я вызволю их из рук джиннов.
Можно ли жалеть золото в такой беде? Эди и Бюдю отдали старухе столько,
сколько она просила, а она забрала детенышей джиннов и привела их на стык
трех дорог. Разожгла огонь на обрядовом камне и, встав перед ним,
приговаривает:
- О духи, злые духи! Возьмите своих малышей, отдайте наших! Берете так
берите, даете так давайте. Посмотрите-ка, развела я огонь, сгорит ваш Айташ,
а все камни и горы в пепел превратятся.
Раз сказала, два сказала, испугались джинны, что сгорят их дети и
станут пеплом, подошли потихоньку, забрали своих Айта-шей и вернули
золотоволосых.
Для Эди и Бюдю мир опять стал миром. Укладывали они теперь своих деток
с колыбельной песней, с рук не спускали и больше ни разу не отошли от их
колыбели.
А время прошло незаметно. Один стал стройным, как тростинка, а другая -
красивой, как роза! У одного все, что он сеял, произрастало, все что делал,
имело успех. У другой смех расцветал розами, а слезы рассыпались жемчугом.
До везиров ли тут! Сына женили на дочери падишаха, дочь выдали замуж за
шахза-де. Сорок дней и сорок ночей играли свадьбы, ели, пили, все остались
довольны!
С неба упало три яблока, одно тому, кто сказку сложил, второе тому, кто
слушал, а на третье я подул, помолился над ним и посвятил его душе сына
человеческого.

 

Дильруба-Султан - Золотая ножка


В одном царстве жил дровосек. Никого у него не было, только дочь, да и
та с косыми глазами. Как-то дровосек пошел в лес и встретил дервиша. -
Отец, - сказал дервиш, - не ходи сегодня рубить дрова, а погуляй со мной, я
дам тебе за это золотой.
Дровосеку не хотелось гулять с дервишем, но обещанный золотой изменил
его желания, и они вместе пошли в лес. Бродя по лесу, они вдруг увидели
пригорок.
- Отец, - попросил дервиш, - возьми меня на спину и поднимись на
пригорок, а потом я тебя понесу.
- Как же мне поднять тебя с твоим огромным аба и громадной чалмой? -
ответил дровосек.
Продолжая свой путь, они встретили похоронное шествие.
- Как ты думаешь, в гробу лежит живой человек или покойник? - спросил
дервиш, а дровосек удивился:
- Разве живых кладут в гроб?
Вечером дровосек вернулся домой. Дочь стала его расспрашивать, где он
был, что делал. Дровосек рассказал все, что с ним случилось. Рассказал он и
о том, как дервиш предложил взять его на спину и нести на пригорок, но тут
дочь перебила его:
- Отец, ты не понял слов дервиша. Он хотел сказать: "Давай взберемся на
этот холм с шутками и весельем".
- На дороге мы встретили покойника, - продолжал дровосек, - и дервиш
спросил: "В гробу лежит покойник или живой человек?"- Ах, отец, - опять
перебила его дочь, - он не это хотел сказать. Он хотел узнать, богатым или
бедным человеком был покойник.
Утром девушка сделала яичницу из десяти яиц, дала отцу каравай хлеба и
велела отнести все это дервишу. Дровосек послушался дочери, но, придя в лес,
подумал: "Неужели я отдам все яйца этому грязному дервишу?"Сказав так, он
открыл крышку котелка, съел половину яичницы, потом накрыл котелок и стал
ждать дервиша. Когда тот пришел, дровосек поставил перед ним котелок,
предложив:
- Возьми, это прислала тебе моя дочь.
Аба -плащ из грубой шерстяной ткани.
- Внизу веет теплый ветер, а вверху бушует буря... Месяц убывает, а
день прибывает, - сказал дервиш, сняв крышку.
Дровосек не понял его слов и, вернувшись вечером домой, попросил дочь
открыть ему смысл речей дервиша. Дочь улыбнулась:
- Отец, он хотел сказать, что ты съел половину яичницы. Давай-ка
позовем его сегодня поужинать с нами.
Дровосек пригласил дервиша. Когда мужчины ужинали, девушка смотрела на
них через полуоткрытую дверь. Дервиш заметил это и, намекая на косые глаза
девушки, сказал дровосеку:
- Дом-то у вас хорош, да трубы кривые.
- Пусть кривые, но дым через них идет прямо вверх, - смело сказала
девушка.
Ее ответ понравился дервишу, и он стал просить дровосека отдать ему
дочь в жены. Дровосек согласился.
А этот дервиш, оказывается, был падишахом. Сменив свой царский наряд на
одежду дервиша, он бродил по свету. После свадьбы он несколько месяцев
прожил в доме дровосека, а потом затосковал по своему дворцу.
- Жена моя, - сказал он однажды дочери дровосека, - я еду на родину.
Если у меня родится сын, то надень ему этот амулет на руку и отошли его ко
мне; если же родится дочь, то продай амулет и купи ей приданое.
Сделав такое наставление, он покинул дом дровосека.
Много времени прошло или мало, только у женщины родился сын и назвали
его Гек, что значит "Небесный". Когда мальчику исполнилось шестнадцать лет,
товарищи на улице стали дразнить его, называть ублюдком. Ребенок часто
спрашивал мать: "Разве у меня нет отца?" И каждый раз мать указывала ему на
своего собственного отца.
И мальчик поверил, что дед и в самом деле его отец. Бедная женщина
наконец все-таки отослала сына к падишаху. Надела ему на руку амулет и
отправила его к отцу, который, узнав, что сын пустился в путь, приказал
устроить по всей стране пышные празднества.
Один проходимец Кельоглан, проведав об этом, пошел встречать Гека и,
увидев его, сказал:
- Меня послал к тебе твой отец. Ты должен омыться водой из этого
колодца. Если ты не выполнишь повеления, то умрешь.
Обвязал он юношу веревкой и опустил его в колодец. Мальчик набрал воды
и попросил вытащить его наверх, а Кельоглан говорит:
- Я оставлю тебя в колодце!
- Почему?
- Если ты согласишься, чтобы я вместо тебя был наследником престола, а
ты станешь у меня конюхом, тогда я вытащу тебя из колодца и спасу от смерти.
- О, спаси меня, я на все согласен, клянусь Аллахом, я ничего не скажу
отцу, - взмолился шахзаде.
- Поклянись, - потребовал Кельоглан, - что даже под угрозой смерти,
даже стоя перед палачом ты не откроешь тайны.
Потом Кельоглан облачился в одежду юноши, а ему отдал свою.
Когда они пришли в город, падишах невзлюбил своего сына, но почему-то
очень привязался к его конюху.
- Сын мой, - сказал падишах, - не хочешь ли ты, чтобы конюх жил вместе
с тобой во дворце?
- Нет, отец, пусть он спит в конюшне, охраняет моего коня. Что было
делать падишаху, пришлось согласиться. ОднаждыКельоглан пришел к падишаху и
попросил его:
- Отец, повели отлить мне мяч из золота.
Падишах выполнил просьбу сына. Кельоглан, играя мячом, часто попадал им
по голове Гека.
Однажды он, как обычно, играл своим мячом и угодил им по кувшину старой
женщины, набиравшей воду у источника.
- Эх, молодец, - проговорила женщина, - что я могу сказать, ведь ты сын
падишаха. Желаю я тебе только, чтобы ты безумно влюбился в Дильруба-Султан -
Золотую ножку.
Кельоглан, услышав ее слова, упал на землю и притворился, будто потерял
сознание. К нему сразу подбежали и привели его в чувство. Открыв глаза,
мошенник стал бесноваться и кричать:
- Отец, пусть мой конюх пойдет и приведет ко мне Дильруба-Султан -
Золотую ножку.
- Сын мой, ты ума лишился? Много раз я ходил на ее царство войной и не
смог взять ее.
- Нет, нет, он должен пойти и привести Дильруба, - настаивал Кельоглан.
Падишах снарядил корабль, назначил Гека капитаном и послал его в
дальние края. В пути Гек услышал, как матросы кричат:
- Лови, лови же, неужели ты не можешь ее поймать! Гек подошел к ним и
спросил:
- Что вы делаете?
- Ловим рыбу, - ответил один из матросов.
- Оставьте ее, на что она вам?
Спасенная им рыба выпрыгнула из воды и сказала:
- В награду проси у меня все, чего хочешь!
- Чего мне просить у рыбы? - говорит Гек. Но рыба сорвала с себя три
чешуйки и отдала их юноше сословами:
- Когда падет беда на твою голову, потри одну чешуйку о другую.
Юноша взял чешуйки и спрятал их.
Через несколько дней, когда Гек спал на палубе, он услышал шорох.
Оглянулся и увидел огромного дракона. Выхватил он свой меч, убил дракона и
снова улегся спать. Вдруг он услышал шелест крыльев и увидел изумрудную
птицу Феникс, которая сказала:
- Проси у меня все, чего хочешь!
- Чего мне просить у птицы? Птица Феникс дала ему три перышка:
- Когда попадешь в беду, потри их одно о другое.
Прошло еще несколько дней, и корабль почему-то вдруг остановился, будто
наткнулся на что-то. Юноша пошел на нос и увидел перед судном волшебника
Юнус-баба, который превратился в огромную рыбу.
- Сын мой, - сказал Юнус-баба, - по пути во дворец Дильруба-Султан ты
увидишь стены крепости, сложенные из отрубленных голов. Войдя во дворец, ты
увидишь палачей, которые, выстроившись в два ряда, будут кричать: "Бахши!
Бахши!" Ты отвечай им: "Дам, когда буду возвращаться". После этого попадешь
на лестницу и поднимешься по ней, перешагивая через ступеньку, Так ты
подойдешь к Дильруба, и она тебя спросит: "Зачем пришел?" Ты ответишь: "Я
пришел, чтобы увезти тебя, моя красавица". А теперь возьми два моих волоска
и, когда тебя настигнет беда, свяжи их вместе.
Юнус-баба исчез, и судно наконец достигло берега. Все, кто был на
корабле, сошли на землю и направились к дворцу. Как и обещал Юнус-баба,
вдали показалась крепость, за стенами которой виднелся дворец. Как только
вошли они во дворец, палачи стали кричать: "Бахшиш! Бахшиш!" Молодец отвечал
им: "Дам, когда буду возвращаться". Он поднялся по лестнице, перескакивая
через ступени, и подошел к Дильруба-Султан, которая сидела под сорока
покрывалами.
- Ты зачем пришел, осел? - спросила она.
- Чтобы увезти тебя, моя красавица!
Дильруба-Султан - Золотая ножка хлопнула в ладоши и приказала вошедшим
слугам:
- Заприте его в каменную темницу!
Утром к Геку пришел слуга, подал ему арбузную корку, осколок блюда,
кусок железа и сказал:
- Из корки сделай арбуз, разбитое блюдо преврати в целое, а из куска
железа выкуй нож. Когда все исполнишь, Дильруба станет твоей.
Слуга ушел. Юноша думал-думал, гадал-гадал и наконец вспомнил слова
Юнус-баба. Связал он подаренные волоски, и Юнус-баба предстал перед ним.
- Ну, сын мой, - сказал Юнус-баба, - что у тебя за горе? Шахзаде
рассказал все и спросил:
- Как я смогу выполнить повеление?
Не успел Юнус-баба провести рукой по корке, как она превратилась в
арбуз, провел по осколку и сотворил блюдо, прикоснулся к железу - и стало
оно ножом. Сделав все это, Юнус-баба исчез. Юноша разрезал арбуз, положил
его на блюдо и пошел к Дильруба-Султан, а та сразу закричала:
- Это не считается! Не считается!
Хлопнула в ладоши, призвала слуг и приказала им:
- Бросьте-ка молодца в каменную темницу. Наутро к юноше опять пришел
слуга.
- Недалеко отсюда есть высокая гора. Завтра на рассвете ты пойдешь туда
и если доберешься до вершины горы раньше, чем Дильруба-Султан, наберешь
хворосту и сваришь кофе, то она станет твоей.
Слуга удалился. Гек связал волоски и, когда перед ним появился
Юнус-баба, рассказал ему все.
- Завтра тебе дадут старого шелудивого мула, а под Дильруба-Султан
будет красивый быстроногий конь. Возьми мой хлыст и незаметно стегни им
мула, - сказав так, Юнус-баба исчез.
Когда наступило утро, Геку дали мула, которого он украдкой ударил
хлыстом. Мул помчался быстро, как молния. Добравшись до вершины горы, юноша
мигом набрал хворосту и сварил кофе. Не успел он разлить кофе в чашечки, как
перед ним появилась Дильруба-Султан и опять закричала:
- Это не считается, не считается! Вот если ты помоешь чашки, сложишь их
в корзину и раньше меня приедешь во дворец, - тогда я на все согласна.
Юноша сделал все, как она велела, ударил мула хлыстом и в один миг
очутился во дворце. И на этот раз своенравная де-вушка заявила, что это не
считается, и приказала заточить юно-шу в темницу. Наутро к нему снова пришел
слуга.
- Когда нашей госпоже было пять лет, - начал он, - она уро- в море
перстень. Пойди и немедленно отыщи его.
Тут Гек вспомнил о рыбе, которую спас. Он потер чешуйки, подаренные ею,
и она тут же предстала перед ним.
- Что прикажешь? - спросила рыба.
- Перстень Дильруба-Султан упал в море. Найди его.
Рыба скрылась под водой и скоро вернулась, держа во рту перстень. Юноша
взял его и отнес Дильруба-Султан, она же снова начала твердить:
- Это не считается, не считается. Ответь-ка, что сказала султанша Гюль
султанше Гюллю и почему Гюллю рассердилась на Гюль? Если отгадаешь мою
загадку, - все будет так, как ты хочешь.
Гек подумал-подумал и, вспомнив про изумрудную птицу Феникс, потер одно
о другое перья, подаренные ею. Птица Феникс прилетела, и юноша рассказал ей
о своем горе.
- Завтра, - сказала птица, - возьми с собой веревку и жди меня у
подножия вон той горы.
Утром юноша пошел к подножию горы и стал ждать птицу Феникс. Когда она
прилетела, юноша сел к ней на спину, и они полетели на вершину горы к
колодцу.
- В этом колодце, - сказала птица Феникс, - живет див. Около его дома
стоят две птичьих клетки. Там же ты найдешь райские яблоки и райское вино.
Если злого дива нет дома, то забирай все и крикни мне: "Тяни". .
Юноша обвязался веревкой, спустился в колодец, а дива дома не было. Гек
схватил клетки, райские яблоки, райское вино и крикнул: "Тяни". Изумрудная
птица Феникс вытащила его из колодца. Он поехал во дворец, предстал перед
Дильруба-Султан и показал ей клетки с птицами. Тут красавица и сказала:
- Вот теперь я согласна...
Оказывается, в одной клетке сидела султанша Гюль, а в другой -
Гюллю-Султан, сестры Дильруба. Они были заколдованы и, поссорившись,
превратились в птиц. Как только им дали глотнуть райского вина и понюхать
райских яблок, они стали девушками, прекрасными, будто газели.
Гек жил в волшебном дворце еще несколько месяцев, а потом вместе с
девушками отправился в путь. Когда они прибыли во дворец падишаха,
Кельоглан, увидя красавиц, от радости чуть не сошел с ума и закричал:
- Я просил привезти мне одну девушку, а он привез сразу трех!
Кельоглан стал готовиться к свадьбе: он хотел жениться сразу на всех
трех девушках. Но девушки разом сказали:
- Мы хотим выйти замуж только за Гека.
Дильруба-Султан - Золотая ножка так учила своих сестер:
- Вы не печальтесь. Ведь когда Кельоглан в первую брачную ночь зайдет в
наши покои, то сперва будет совершать намаз. А тут-то мы надаем ему пинков и
выставим за дверь.
Кельоглан сначала вошел в покои Дильруба. Когда жених совершал намаз,
Дильруба ударила его ногой и вышвырнула за дверь. Сначала Кельоглан
заплакал, а потом подумал и сказал сам себе:
"И чего я разревелся? Ведь у меня еще две невесты остались!" Думая так,
он направился в комнату Гюллю-Султан, которая тоже дала ему хорошего пинка.
Ее сестра обошлась с ним точно также.
- Вы отвергаете меня и хотите выйти замуж за моего конюха. Коли так -
казнить конюха! - повелел Кельоглан.
Гека передали в руки палачей, и те отрубили ему голову.
- Отдайте нам труп мужа, отдайте, - умоляли все три девушки.
- Ну что ж, пусть они возьмут труп. Посмотрим, что они с ним будут
делать, - усмехнулся Кельоглан.
Девушки взяли труп и пролили райское вино на отрубленную голову юноши -
голова сразу приросла к телу. Потом ему дали понюхать райские яблоки. Юноша
чихнул трижды и ожил.
Узнал это Кельоглан и сказал:
- Видно, плохо его казнили! Казните снова!
Палачи схватили юношу и поволокли на плаху. А падишах выглянул в окно.
Тут Гек засучил рукав и показал ему амулет.
- Остановитесь! - закричал падишах и велел привести к нему юношу.
Шахзаде рассказал отцу все, что с ним случилось. Падишах приказал привязать
Кельоглана к стволам двух деревьев и обратился к народу:
- Каждый человек, который пройдет мимо, должен вырвать кусок мяса из
тела этого негодяя!
Народ выполнил повеление, и Кельоглан умер в страшных муках. А сын
падишаха Гек женился на трех девушках, и свадьба продолжалась сорок дней и
сорок ночей. Они достигли всего, чего желали, а мы будем довольны и тем, что
они счастливы.
С неба упали три яблока: одно тому, кто рассказывает, другое тому, кто
слушает, а третье тому, кто записывает.