Понедельник, 05.12.2016, 03:25
Приветствую Вас, Гость




Семь волчков

(тораджская сказка)
Это было давно, когда на свете еще не было людей. Боги тогда часто
гостили на земле. Вот поселился один бог на равнине и стал сажать деревья.
Это была тяжелая работа, и он велел спуститься на землю своей жене и семерым
сыновьям. Жена его сразу принялась за дело - она хорошо готовила и работала
не покладая рук. А сыновья были не в отца с матерью: они только и знали, что
играть со своими волчками *. Играли они целые дни напролет и даже пальцем не
хотели шевельнуть, чтобы помочь своим старикам.
Запускать волчок - любимое развлечение тораджей. Устраиваются
состязания, в которых побеждает тот, чей волчок кружится дольше других или
сбивает все остальные.

Однажды мать спросила их:
- Кто из вас сходит на ручей по воду? У меня нынче много работы.
- Нам сегодня тоже недосуг, мать, - ответили семеро сыновей. - Мы хотим
помериться силами - поглядеть, кто лучше всех запустит свой волчок.
Ничего не сказала мать и сама принесла воду из дальнего источника.
Зато вечером, когда семеро братьев спали, она взяла их волчки и
спрятала. Утром они искали их повсюду, но не нашли - так хорошо их запрятала
мать. Тогда они побежали к лесу - думали, что волчки унес с собой их отец.
Тем временем мать завернула волчки в пальмовые листья и разложила их в
ряд - семь свертков один за другим - в том месте, где сыновья привыкли брать
свой обед без нее. Потом она пошла в лес, захватив еду для себя и своего
мужа. По дороге видит, что сыновья ее уселись на берегу пруда удить рыбу, -
они, конечно, не нашли в лесу своих волчков. Мать, не сказав ни слова,
прошла мимо, они ее и не заметили.
А сыновья в тот день не поймали ни одной рыбки. Они сидели с удочками у
озера, пока старший брат не сказал:
- Долго мы еще будем тут околачиваться? Мы даже краба не поймали...
Пошли домой, мать уже приготовила нам обед. Пообедаем, а потом поищем наши
волчки дома, наверное, мать их куда-нибудь спрятала. Собирайтесь скорее -
надо поискать их, пока она не вернулась!
- Я не верю, что мать спрятала наши волчки, - сказал самый младший
брат. - Наверное, пока мы спали, отец отнес их на небо, потому что мы не
помогали ему работать.
Но другие братья стали смеяться над ним.
- Если бы отец унес наши волчки на небо, кто-нибудь заметил бы это, -
сказали они. - Да ему до них и дела нет!
Они пришли домой и нашли сверточки с обедом в обычном месте. Ох, как
они рассердились, когда развернули листья и увидали вместо обеда свои
волчки! Им
очень хотелось есть, а дома не было даже банана. Тогда старший брат
предложил:
- Давайте бросим наших родителей, раз они не дают нам есть. Зачем нам
тут оставаться и голодать?
- Куда же мы пойдем? - спросил младший.
- Мы вернемся обратно в страну богов, на небо, - решил старший брат. -
Там куда лучше, чем здесь, на земле!
- Мы возьмем туда наши волчки? - спросил младший брат.
- Нет, пускай они остаются на земле, - ответил старший. - Зачем они нам
там?
- Что же мы будем делать на небе? - допытывался младший.
- Каждый должен выбрать себе занятие, - сказал старший. - На небе мы не
будем больше бездельничать. Мы покажем нашим старикам, что мы настоящие дети
богов. Мы можем работать только на небе, а не на земле.
- Лучше не придумаешь! - согласились другие. С горной вершины
взобрались они на небо. Когдаони туда пришли, старший брат сказал:
- Мы должны выбрать себе занятия. Но только - каждому свое. Я старший -
мне начинать. Я хочу, чтобы меня слышали все люди на земле. Заговорю я - и
на земле поднимется грохот, эхо проснется в горах, и все, даже наши старики,
испугаются моего голоса.
Второй брат сказал:
- Перед тем как тебе говорить, я засверкаю глазами. Блеск будет такой
сильный, что наши старики задрожат от страха.
- А я дохну так, что все на земле затрясется, - сказал третий брат, -
даже деревья. Я буду дышать так сильно, что по воде пойдут волны, песок
взовьется вверх, а отцу с матерью станет страшно.
- Когда ты дохнешь, я изрыгну на землю столько воды, что ручейки и реки
не смогут вместить ее. Наши старики скажут, что пошел ужасный дождь, жутко
им станет, - сказал четвертый брат.
- Я тоже буду лить на землю воду, - шагнул вперед пятый. - Ее будет
столько, что она вырвет отцов-
ские деревья с корнем и унесет их. И дом тоже унесет. Родители увидят,
что реки вышли из берегов, и станут просить меня, чтобы я перестал.
__ А когда ты услышишь это, брат, - сказал шестой, - я начну так сильно
трясти землю, что она заходит ходуном. Всюду появятся расселины и трещины,
деревья будут проваливаться в них, дом стариков тоже провалится. Страх
овладеет ими, и они вернутся на небо.
- На кого вы злитесь? - вмешался младший брат. - Зачем пугать наших
родителей? Зачем вы хотите прогнать их с земли? - им там хорошо.
- Мы всюду искали наши волчки, а мать подала нам их вместо обеда, -
сказал старший брат.
- Это верно, - согласился младший, - но ведь они наши родители.
Давайте, раз уж мы вернулись на небо, оставим их в покое.
- Ну уж нет, мы от своего не отступимся, - ответили ему шестеро.
Так они и сделали. Первый брат стал громом, второй - молнией, третий -
бурей, четвертый - дождем, пятый нес с бурей и дождем наводнение, а шестой
вызывал землетрясение. Только младший брат не держал в сердце зла на
родителей. Он был добрым сыном и не хотел, чтобы старики его боялись, но он
обещал братьям тоже выбрать себе занятие, и вот стал он радугой.
А тем временем отец с матерью хватились своих детей и стали искать их.
Семь дней и семь ночей они их искали. На седьмую ночь в лесу их испугала
молния, а за молнией грянул гром. Потом хлынул проливной дождь, и буря пошла
гулять по лесу. Непогода расходилась. Листья сыпались на стариков, словно
кто-то обрывал их. Ветер гнул и ломал ветки, вырывал с корнем деревья. Реки
и ручьи вздулись и хлынули из берегов, смывая все на своем пути. К рассвету
буря утихла, но тогда в горах послышался глухой грохот. Задрожали отец с
^матерью, увидев, что высокая гора за лесом раскололась и все, что было на
ней, провалилось в трещину. Тут взглянули они на небо и увидели многоцветную
радугу, протянувшуюся через весь небосвод.

Им показалось, что в радуге виднеется лицо их младшего сына. И
послышался им его голос: "Мы все вернулись на небо, идите и вы к нам!" Тут
только они поняли, что их семеро сыновей поднялись в страну богов.
Некоторое время они еще оставались на земле, но потом соскучились по
сыновьям, и однажды, когда радуга снова появилась на небосклоне, они
взобрались по ней на небо.
Шестеро братьев все еще сердились на родителей, но младший уговорил их
помириться со стариками. С тех пор живут они в стране богов все вместе мирно
и счастливо,

Клятва Массу ди Лалонга

(тораджская сказка)
Это случилось в одной деревне возле города Рантепао.
Богатый крестьянин Массу ди Лалонг и красавица Дату Лай Бонна полюбили
друг друга, и, хотя не были женаты, стали они жить как муж с женой.
Поклялись они друг другу: когда кто-нибудь из них умрет, другой тотчас
отправится следом за ним.
И случилось так, что умерла Лай Бонна. Кончился праздник погребения *,
отнесли ее в пещеру. Только Массу не хотелось с жизнью прощаться, вслед за
милой идти. Он про клятву и думать забыл.
* Поминальный пир, который длится несколько дней. На него сходится вся
округа. По окончании поминок покойника относят в могилу - пещеру в горах.
Каждый род имеет свою родовую пещеру.

Пришел однажды Доденг-горемыка добывать сок из сахарной пальмы *, что
росла около пещеры Лай Бонна. Вот стучит он по стволу и слышит - тихий-тихий
женский голос зовет его по имени:
- Эй, Доденг, ты меня слышишь?
Удивился Доденг, прислушался - голос шел из пещеры сажени четыре над
землей:
- Эй, Доденг! Помоги мне, передай мои слова Массу ди Лалонгу! Спроси
его, почему он не умирает, почему не хочет идти за своей милой, Лай Бонна.
Было время - он клялся, что смерть не разлучит нас!
Доденг не знал, что и думать. Ему стало не по себе, он не сказал ни
слова и, как кончил простукивать дерево, сразу пошел домой. Массу ди Лалонгу
он ничего не сказал.
Утром он опять пошел к той же пальме. Только начал колотить по дереву,
снова послышался голос:
- Доденг! Доденг! Ты передал вчера мои слова Массу ди Лалонгу? Спроси
его, отчего он не хочет умереть вслед за своей милой, Лай Бонна? Разве он
забыл уже о нашей любви? Передай ему мои слова, Доденг!
Не один раз слышался Доденгу этот зов. Он скорей обил колотушкой ствол
и пустился в обратный путь.
И на третий день вернулся Доденг к своей пальме. Едва он принялся
стучать по стволу, как опять услышал - тихий голос Лай Бонна повторяет
прежние речи:
- Эй, Доденг, почему ты не хочешь передать мой наказ Массу ди Лалонгу?
Скажи моему милому: я так тоскую без него в стране душ **. Я должна
встретиться с ним. Уже долго жду я его здесь. Передай это Массу ди Лалонгу,
Доденг, пусть он знает об этом. Я хочу знать, любит он меня или уже
позабыл...
Женский голос становился все тише и нежнее. Дрогнуло сердце Доденга.
* Тораджи добывают сок из цветочного початка сахарной пальмы. Пальму
обивают деревянной колотушкой, затем делают на початке Надрез, под которым
подвязывают деревянную чашку для сбора сахарного сока. Сок ежедневно сливают
и для усиления его притока опять бьют по стволу колотушкой. ** Страна душ -
загробный мир.

Вечером он повстречал Массу ди Лалонга на площадке для петушиных боев.
Тот спросил у Доденга:
- Ты когда хочешь идти собирать сок?
- Завтра, - ответил Доденг.
- Я тоже пойду с тобой, - сказал Массу ди Ла-ЛОнг. - Мне хочется
отведать сока твоей пальмы.
Доденг ничего не сказал ему, он решил привести Массу ди Лалонга к
пещере, где лежала его милая.
Утром они пошли к сахарной пальме. Когда Доденг подрезал початки и
начал собирать сок, Массу ди Ла-лонг услыхал вдруг голос Лай Бонна, идущий
из пещеры:
- Эй, Доденг, спасибо тебе, что ты передал мои слова Массу ди Лалонгу!
Это ведь он стоит под деревом? Прежде мы поклялись, что будем вместе жить и
вместе умрем. Вот я умерла, а Массу ди Лалонг все не хочет оставить землю!
Видно, он очень себя любит. Странно мне, Доденг, странно, что он забыл свою
клятву.
Удивился Массу ди Лалонг, услыхав голос, зовущий его по имени. Спросил
у Доденга:
- Кто это говорит, Доденг?
- Не знаю, - ответил тот, - послушай хорошенько.
Снова раздался голос, послышались прежние слова. Понял Массу ди Лалонг,
что зовут его из пещеры, где лежит Лай Бонна. Вспомнил он свою тяжелую вину,
стыдно ему стало, что не исполнил он долг, забыл старую клятву. Взяла его
тоска, не стал он пить пальмовый сок и с тяжелым сердцем вернулся домой.
Назавтра он сказал всем односельчанам, что хочет устроить праздник
мераук, испросить милости у богов. Три дня и три ночи будет длиться
праздник, и каждый гость должен принести с собой копье.
Двое суток пировали воины. Много закололи они буйволов и свиней, съели
все, что было подано, и выпили до последней капли пальмовое вино, вели
дружескую беседу и веселились от души. На третий день Массу ди Лалонг
попросил гостей воткнуть свои копья остриями вверх около его дома. "Зачем
это ему понадобилось?" - удивились все, но не стали спорить.

Когда выстроили все копья остриями к небу, Массу ди Лалонг быстро
поднялся в свой дом, подошел к переднему окну, вскочил на подоконник и
громко крикнул:
- Лай Бонна, сердце мое, Массу ди Лалонг идет за тобой!
Вниз на сотни острых копий прыгнул он, и они пронзили его грудь и
живот. Кровь его побежала по Древкам, потекла на землю. В тот же миг умер
Массу ди Лалонг.
Прошел праздник погребения, и родные Массу ди Лалонга отнесли его тело
в родовую пещеру. Только настало утро следующего дня - видят они: Массу ди
Лалонг, завернутый в саван, лежит дома, словно никуда его не относили.
Родные снова перенесли тело в усыпальницу.
Сколько они ни приносили в жертву свиней, ничего не помогало: отнесут
покойника в пещеру, а ночью он возвращается домой. Родные Массу ди Лалонга
не знали, что делать, как беду отвести. Тут-то пришел к ним Доденг и
говорит:
- Если позволите, я отнесу тело Массу ди Лалонга в другую пещеру, и он
никогда больше не вернется домой.
- Мы рады будем, если у тебя это получится, Доденг, - сказали ему
родные. - Мы подарим тебе за это большого буйвола.
И Доденг унес с собой тело Массу ди Лалонга и положил его в пещеру Лай
Бонна. Когда он укладывал Массу ди Лалонга рядом с Лай Бонна, то показалось
ему, что запеленутая Лай Бонна зашевелилась и стала переворачиваться, словно
хотела обнять Массу ди Лалонга.
С тех пор Массу ди Лалонг больше не возвращался домой, а Лай Бонна не
окликала Доденга, когда он приходил к сахарной пальме, чтобы обстукать ее
или набрать сока.

Матушка Поттори и ее дочки

(тораджская сказка)
Жила-была одна женщина по имени Поттори Тондон. Однажды ее муж пошел в
лес на охоту. К полудню он вернулся обедать, аПоттори Тондон спрашивает:
- Где же твоя добыча?
- Пока еще ничего нет, - отвечает муж.
- Если услышишь, что кричит чечак, - беги, - говорит ему Поттори
Тондон.
Потом она тайком закричала чечаком и запела:
Чечак, чечак, голова твоя висит Вместе с сухим мясом.
Муж услышал это и опрометью бросился в лес, а Поттори Тондон стала
вялить мясо.
Когда ее муж вернулся с охоты, он спросил:
- Кто это кричал, как чечак, и напугал меня так, что я убежал в лес?

Поттори Тондон ответила: - Это я.
Муж рассвирепел и ударил ее кинжалом по голове. Поттори Тондон было
очень больно, она выскочила из хижины, подбежала к реке и кинулась в омут.
А у нее были две дочери. Пошли они следом за матерью, стали возле омута
и запели:
Матушка Поттори, Поттори ТондонС разбитой головой,Поднимись из
воды,Покорми свою дочь,Она голодна,У нее пустой живот,Она хочет молокаИ все
время плачет.
Поттори Тондон выплыла и дала младшей дочери грудь. Накормила ее и
опять нырнула в омут. Обе девочки вернулись домой. Отец удивился и спросил у
старшей дочери:
- Чем ты накормила сестру, что она молчит? Старшая дочь ответила:
- Только ягодами шелковицы.
Назавтра обе девочки снова пришли на берег и старшая запела ту же
песенку. Поттори Тондон вынырнула, накормила дочку, а потом снова опустилась
в омут. Дома отец опять спросил старшую дочь:
- Отчего твоя сестра не худеет, ведь ее больше не кормят грудью ?
Та отвечает:
- Я. дню ей ягоды шелковицы.
Отец не поверил и рассердился. На другой день, когда дочери ушли, он
незаметно пошел за ними и стал подглядывать. Смотрит - девочки подошли к
омуту и старшая запела:
Матушка Поттори, Поттори ТондонС разбитой головой,Поднимись из
воды,Покорми свою дочь,Она голодна,У нее пустой живот,Она хочет молокаИ все
время плачет.

Поттори Тондон выплыла, чтобы покормить свою дочь. Увидел это муж и
хотел ее схватить, но она выскользнула у него из рук и уплыла в омут.
На другой день снова пришли девочки на берег,, стали звать свою мать, а
ее нет. Долго они ждали, младшая сестра плакать начала, а Поттори Тондон все
не показывалась.
Побрели они по берегу реки. Если попадалось им дерево с плодами,
старшая сестра забиралась на него, рвала плоды, а потом они вместе их ели.
Находили два плода - старшая отдавала один младшей, три находили - каждая из
сестер брала себе по одному и еще по половине.
Так они бродили много лет. Младшая сестра уже выросла, и ее не нужно
было носить.
Однажды они увидели манговое дерево. Старшая сестра залезла на него,
стала рвать плоды манго и бросать их вниз, а младшая подбирала и ела. Вдруг
прибежал дикий кабан. Старшая сестра сверху говорит:
- Ты только молчи, сестрица, ничего не бойся!
Стал кабан жевать манго, а старшая сверху все подкидывает. Потом
воткнула в один плод ножик и бросила вниз.
- Не трогай его, сестрица, - сказала она младшей.
Кабан увидел этот манго и проглотил его. Младшая. смотрит - кабан по
земле катается. Закричала она:
- Наступи, наступи на него, сестрица! А старшая сестра отвечает:
- Нет, сестра, пусть кабан сам подохнет, а мы съедим его мясо.
Потом она спустилась на землю и видит - кабан издох.
Пошла она за огнем, чтобы изжарить мясо, а сестре сказала:
- Жди меня тут.
В лесу она увидала хижину Индо Орро-Орро. Попросила девушка у старухи
огня, а та спрашивает:
- Зачем тебе огонь, внучка?

Девушка отвечает:
- Мы хотим изжарить дикобраза. Индо Орро-Орро говорит:
- Есть дикобраза - все равно что есть своего де-душку, говори правду,
девочка, что ты хочешь зажарить?
Девушка отвечает:
- Вонючего краба, бабушка.
- Это твой дед - его нельзя есть, - опять говорит Индо Орро-Орро. Скажи
всю правду, что будешь жарить?
- Кабана, бабушка! - созналась девушка. Индо Орро-Орро покачала
головой:
- Внучка, внучка!
Дала она девушке огня, и они вместе отправились жарить кабана. Когда
кабана изжарили, Индо Орро-Орро стала резать мясо. Девушка говорит:
- Дай кабанью ножку моей сестре, бабушка! А Индо Орро-Орро ей в ответ:
- Нельзя, полюбит кабаньи ножки - без них жить не сможет!
Девушка просит:
- Тогда дай сестренке кабанье ухо! :
- Нельзя, она станет слишком любопытной.
- Если нельзя ухо, дай сердце!
- Дай ей сердце, а она потом на другую еду и смот-реть не станет, -
отвечает Индо Орро-Орро.
Потом старуха стала делить мясо:
- Это моим ножкам, это моим ручкам, это моим глазкам, это моей
головке...
Так она забрала себе все мясо, а сестрам ничего не досталось.
Потом она положила мясо в корзинку, повесила ее на палку и пошла домой,
а сестры за ней.
Идут они через заросли, кругом камни. Старшая •сестра и говорит:
- Корзина зацепилась за ветки, бабушка.
- Помоги-ка отцепить ее, внучка.
Девушка взяла из корзины мяса, а вместо него положила камень. Скоро она
опять сказала:
- Корзинка зацепилась, бабушка.

Индо Орро-Орро снова говорит: - Ну-ка, помоги ее отцепить!
Сестры снова взяли из корзины мяса и положили вместо него камень. Так
они перетаскали из корзинывсе мясо.
Вот наконец дошли они до хижины Индо Орро-Орро. Говорит она своему
мужу:
- Возьми-ка кабанье мясо! А муж отвечает:
- Забирай себе эти камни. Грудь у тебя жесткая, словно камень,
дыхание - как огонь в печке, руки, словно половники, а уши широкие, как
крышка от котла.
Индо Орро-Орро ему в ответ:
- Если я буду гореть, то превращу тебя в пепел, буду кипеть - польюсь
тебе в рот и ударю в голову!
Только смотрит - в корзине у нее, и правда, одни камни. Рассердилась
она, давай разбрасывать камни в разные стороны. Потом хватилась сестер - а
их и следпростыл.
Побежала Индо Орро-Орро вдогонку, видит: сидят девочки у дороги в
бамбуковых зарослях и едят кабанье мясо. Она схватила сестер, привела к себе
в хижину и посадила откармливать, чтобы они стали пожирнее. Даже с места не
велела им сходить - так они и сидели все время возле очага.
Вот стали сестры поправляться. Однажды Индо Орро-Орро им говорит:
- Ну как, деточки, поправляетесь? Сестры отвечают:
- Мы еще тощие, бабушка, можем у тебя междузубов проскочить.
- Ну что ж, подожду еще месяца два. Тогда васможно будет съесть.
Прошла неделя, другая, третья... Индо Орро-Орро оглядела сестер со всех
сторон и спрашивает:
- Ну как, внучки, толстеете? Сестры отвечают:
- Понемножку, бабушка.
Пошла старуха на берег реки и стала точить зубы. Видит она: через речку
переправляется черный чечак.

Индо Орро-Орро говорит:
Черный чечак, ты плывешь через реку, Видно, ты первым придешь домой. Я
сижу и точу свои зубы - То-то лакомый ждет меня ужин! Разом внучек я
проглочу.
- Что ты говоришь, Индо Орро-Орро? - удивился черный чечак и повернул
обратно. А она опять:
Черный чечак, ты снуешь взад-вперед, Видно, ты первым домой прибежишь.
Я сижу и точу свои зубы - То-то лакомый ждет меня ужин! Разом внучек я
проглочу.
Чечак побежал что было сил к хижине Индо Орро-Орро и сказал двум
сестрам:
- Если наградите меня, я вам кое-что расскажу. Сестры спрашивают:
- Чем тебя наградить? Хочешь золота? Черный чечак говорит:
- На что мне золото?
- Хочешь мы дадим тебе риса? Чечак ответил:
- Риса, так риса! Теперь слушайте: возьмите вошь и посадите ее в южную
комнату, возьмите клопа и посадите его в среднюю комнату, поймайте блоху и
посадите ее снаружи около ступы.
Скоро вернулась Индо Орро-Орро с речки и крикнула:
- Эй, внучки!
Вошь из южной комнаты ответила:
- Я здесь!
Старуха вошла в эту комнату и опять крикнула:
- Эй, внучки, где вы?
Клоп из средней комнаты отвечает:
- Я тут!
Вошла она в среднюю комнату, видит - там никого нет, закричала:
- Эй, внучки, куда вы запропастились? А блоха из-за ступки отвечает:
- Здесь я!

Индо Орро-Орро спустилась вниз, где стояла ступка, и тут увидела тени
сестер, которые спрятались в корыте. Кинулась она к ним, а корыто
раскололось надвое, и сестры бросились бежать со всех ног. Старуха - за
ними. Вот взобрались они на кокосовую пальму, а Индо Орро-Орро - на келади.
Стала она читать заговор: "Кокосовая пальма, опустись, а ты, келади,
поднимись". А сестры свое говорят:
__ Ты пальма, поднимайся, а ты, келади, опускайся.
Вот кокосовая пальма стала расти выше и выше, выросла почти до самого
неба, а келади в землю ушло. Такими они и остались - кокосовая пальма
высокая, а келади низенькое. Сестры попросили у бога: "Если наша мать на
востоке, сбрось нас на восток, на западе - сбрось нас на запад. Если она на
севере, пускай пальма упадет верхушкой к истокам, если мать на юге, пусть
она упадет верхушкой к устью".
Пальма и упала на восток. Ее верхушка как раз легла у входа в дом
Поттори Тондон.
Видят они: мать кормит свиней. Она не узнала дочерей - они ведь
выросли, стали большими. Сестры говорят ей:
- Мать, дай нам немножко свиной болтушки. Поттори Тондон дала им
болтушки. Сестры поелии говорят:
- Можно мы за это поищем у тебя в голове?
- Что ж, поищите, - отвечает им мать.
Вот сестры стали перебирать и чесать ее волосы. Увидали на ее голове
старую метку - след кинжала и заплакали. Мать спрашивает:
- Откуда это вода капает? Сестры отвечают:
- Наверное, из желоба.
Пошла мать, вымыла голову, сестры опять стали расчесывать ей волосы.
Только увидели след от раны - снова в слезы.
Поттори Тондон опять спросила: Да откуда же это вода течет?
Они ей в ответ:
Реки Южного Сулавеси текут с севера на юг.
- Наверное, с крыши.
Не поверила она, подняла голову - видит: девуш-ки плачут. Она
спрашивает:
- Что вы плачете? Старшая дочь отвечает:
- Мы вспомнили, как наш отец ударил мать кин-жалом по голове.
Тут только Поттори Тондон догадалась, что этс ее дочери. Она обняла их,
и заплакали они вместе. Мать вытащила изо рта у младшей дочери лист батата -
ведь это был свиной корм - и дала дочерям риса.
- Мы останемся с тобой и не вернемся к отцу, -сказали дочери.
- Ну что ж, оставайтесь, - говорит мать. - Но вот ведь какая беда - я
вышла замуж за удава. Скоро он вернется домой. Но вы не бойтесь! Вот вам
четыре! кокосовых ореха. Ты, старшая, возьми два ореха спрячься на крыше в
передней части дома, а младшая пусть спрячется со своими орехами на другой
половине крыши. Когда удав приползет и ляжет спать, бросайте орехи на пол
один за другим. А я уж приготовлю котел кипятку.
Вечером вернулся удав. Подполз к двери и говорит- Фу, что-то здесь
человечьим духом пахнет. Поттори Тоидон ему отвечает:
- Откуда тут взяться человеку? Ты целый день охотился и то не встретил
ни одного, а я и подавно лю дей не вижу - целый день здесь одна сижу.
Удав задремал, а младшая дочь бросила с крыши на пол один орех. Удав
проснулся от шума и спрашивает:
- Что это?
Поттори Тондон отвечает:
- Это мыши.
Упал еще один орех. Удав опять спрашивает:
- Кто это там? А она ему снова:
- Это мыши.
Три раза просыпался удав, а когда упал четвертый орех - и не
шелохнулся: наконец крепко заснул. Тогда Поттори Тондон выдернула доску из
пола, и удав про-
валился в хлев к буйволам, а она еще плеснула на буй-волов кипятком.
Обожженные буйволы стали прыгать, носиться по хлеву и топтать удава. Так они
затопталиего насмерть.
С этого дня сестры счастливо зажили со своей матерью. Встретились они
снова с отцом или нет - об этом в сказке не говорится.