Воскресенье, 04.12.2016, 13:07
Приветствую Вас, Гость




Сантурам и Антурам


В маленькой деревушке на краю леса жили два друга – Сантурам и Антурам. Сантурам был добрый и трудолюбивый малый, а его друг Антурам, напротив, был ленив и жаден.
Однажды Антурам попросил у своего друга в долг тысячу монет, обещая вскоре вернуть. Прошло время, но долг он не возвращал. В конце концов расстроенный Сантурам был вынужден обратиться в суд. Когда судья спросил Антурама, было ли это действительно так, то тот под присягой ответил, что первый раз об этом слышит. Судья внимательно выслушал его и обратился к Сантураму:
– Кого бы ты мог привести в свидетели?
– Никого, – ответил тот. – Я давал ему деньги в долг под ветвистым дубом, когда мы находились одни в дремучем лесу.
Антурам опять под присягой подтвердил, что не знает ни о каких деньгах и никогда не видел ветвистого дуба в дремучем лесу. Судья вновь молча и внимательно выслушал показания лжеца и сказал, обращаясь к Сантураму:
– Сходи в лес, найди этот дуб и приведи его сюда. Это и будет твой свидетель.
– Ваша милость! Как же я могу привести сюда дерево, если оно не умеет ходить, и как же оно может быть свидетелем, если не умеет говорить?
Судья ответил:
– Я дам тебе повестку, отнеси ее дереву, и ты увидишь, что оно явится сюда в качестве свидетеля.
Судья выписал повестку, и Сантурам ушел с ней в лес. Антурам с любопытством ждал, что же будет дальше. Через полчаса после ухода Сантурама судья выглянул в окошко и сказал:
– Что-то Сантурам долго не возвращается. Наверное, это дерево так далеко в лесу, что ждать нам придется до темноты.
Глупый Антурам ответил:
– Нет, ваша милость, оно стоит на опушке леса, я думаю, что Сантурам уже подошел к нему. Отсюда примерно час ходу до него.
И точно, через два часа Сантурам вернулся назад.
– Ваша милость! – сказал он. – Я сделал все, как вы велели, но дерево ничего не ответило и продолжало стоять как вкопанное.
– Ты ошибаешься, мой друг, – ответил судья. – Как только дерево получило мою повестку, оно сразу же поспешило сюда и объяснило мне все. Послушайте же мой приговор: Антурам должен вернуть тебе деньги, и я сажаю его на год в тюрьму за лжесвидетельство.
Антурам, не ожидая такого поворота дела, возмутился:
– Ваша милость! Я все это время находился здесь и не видел никакого дерева-свидетеля. Как же вы можете утверждать, что дерево пришло сюда и дало показания против меня?
Судья, усмехнувшись, ответил:
– Ты глупец. Твой собственный язык был свидетелем против тебя. Когда ты пришел сюда, то уверял, что не был ни в каком лесу и не знаешь никакого дерева. Если это правда, то откуда ты мог знать, что дорога до него и обратно занимает два часа? Значит, его местонахождение тебе прекрасно известно.
Таким образом, честный Сантурам получил назад свои деньги, а лжец Антурам был жестоко наказан.



Сахас Синих


С детских лет слыл Сахас Синх непоседой и озорником. Был он у отца с матерью единственным сыном, любили они его без памяти и баловали изрядно. К домашним делам душа у него не лежала, зато на диких зверей охотиться пристрастился он сызмальства. Для него ничего не стоило также переплыть реку в половодье. Особенно был он горазд на всякие проделки, так что в конце концов родители принялись его увещевать: «Ведь мы скоро стариками будем, сынок! На тебя вся наша надежда. Ты наша опора в старости. Доколе же ты будешь озоровать?» Но напрасны были все уговоры. Таким уж уродился Сахас Синх, что любо ему было удаль свою показать.
Однажды, когда он еще в школе учился, повел учитель своих учеников на прогулку. Пришли они на берег реки. А вода в реке от недавних дождей поднялась, мчится мутным потоком, берега подмывает. Стали ученики играть на зеленой травке у берега, а один из них подошел к самому краю, поскользнулся и упал в воду.
Подхватил его поток и понес. Увидел это Сахас Синх и, не раздумывая, кинулся в реку. Учитель стал сам не свой, ученики застыли на месте. А Сахас Синх бесстрашно борется с течением. Схватил он тонувшего и поплыл назад. Добрались они до берега, Сахас Синх положил соученика на землю лицом вниз и стал по спине колотить, откачивать. Сбежались люди со всей округи, благодарили Сахаса Синха, восхваляли его за смелость. А в другой раз, тоже на прогулке, один мальчик наступил на змею. Она обвилась вокруг его ноги. Закричал он от страха не своим голосом. А Сахас Синх на растерялся, подбежал, схватил змею за хвост и раздробил ей голову о камень.
– Ты отважный мальчик, – сказал ему учитель. – А об опасности ты не думаешь? Вдруг сам в беду попадешь?
– Как же не помочь тому, кто в беде? – ответил Сахас Синх. – А об опасности думать не стоит. От смерти все равно не уйдешь. Она и в постели настигнет, если так на роду написано.
Понял тогда учитель, что Сахас Синх – ребенок необыкновенный. Ведь в человеке добродетели уже с колыбели видны.
Когда подрос Сахас Синх, то услышал он про несравненную царевну Чандрапрабху, дочь уткалского царя Вирпала. «Лунный свет» – вот что значило ее имя, и в самом деле была она настоящей луной на земле. Кто видел ее хоть раз, не мог забыть до конца своей жизни. В любом деле она была искусницей. Когда начинала петь, то даже звери застывали на месте, как завороженные. По всем царствам и государствам разнеслась слава о ее красоте и достоинствах. Многие прекрасные царевичи сватались к ней, но отец ее решил, что выдаст дочь за того, кто сумеет тайком унести из его дворца старинную кровать, украшенную драгоценными каменьями. А если кого при этом схватят, то быть ему до конца жизни пленником в царской тюрьме. Немало царевичей уже пытались похитить драгоценную кровать, но никому это не удалось. Так и гнили несчастные в дворцовых подземельях. Узнал обо всем этом Сахас Синх и решил во что бы то ни стало добиться своего.
Отправил он царю Вирпалу в Уткал послание: будьте, мол, наготове, едет к вам Сахас Синх завладеть драгоценной кроватью и получить руку царевны.
Прочитал царь Вирпал это послание, усмехнулся и швырнул его прочь.
А тем временем Сахас Синх в обличье купца приехал в царскую столицу. Целый день ходил он по городским улицам. Когда настал вечер, постучался он в дом к одной почтенной вдове-брахманке и попросился переночевать.
Ласково приняла его старая вдова;
– Будь гостем, сынок! Известно ведь, что добрый гость счастье дому приносит.
Разговорился Сахас Синх с брахманкой, расспросил ее и про царскую семью. Скоро стал он для старухи заместо сына, начал помогать ей во всех делах. Когда он заводил речь о том, чтобы в другой дом перебраться, она его не отпускала:
– Будь мне опорой в старости, не покидай меня, сынок!
Сахас Синх еще одно послание царю написал, что, мол, я, Сахас Синх, каждый день по твоему городу хожу. Поймай меня, если сумеешь!
Получил царь это послание, созвал царский совет и заявил царедворцам:
– Какой-то чужестранец похваляется, что ходит по нашему городу, а нам о том ничего не известно. Доколе можно такое терпеть?
Услышал это начальник городской стражи и побагровел от стыда и гнева. Поклялся он, что завтра же схватит Сахаса Синха и приведет к царю.
Узнал Сахас Синх об этой клятве и вечером спросил брахманку:
– Матушка! Велика ли семья у начальника стражи?
– Нет, сынок, невелика. Он сам, жена, да еще дочка. Трое всего. Дочка-то у него замуж была выдана за купеческого сына. Сразу после свадьбы зять снарядил корабль, да и уехал в дальние страны. С тех пор нет о нем ни слуху ни духу. И детей у бедняжки нет.
Наступила ночь. Когда вдова заснула, Сахас Синх встал, нарядился в женское платье и украсил себя драгоценностями. Красавцем он был отменным, так что и женская одежда пришлась ему кстати. Вышел он на улицу и сел под деревом – там, где должен был проходить начальник городской стражи. И в самом деле скоро показался начальник стражи, который искал Сахаса Синха. Увидел он красивую молодую женщину, что сидела под деревом на улице, удивился и спросил:
– Ты что здесь делаешь одна ночью?
– Ох, беда моя, господин! Я из деревни шла. А здесь Сахас Синх бесчинствует. Остановил меня: сиди, говорит, здесь и ни с места, пока я не приду, а не то мечом голову снесу.
Обрадовался начальник стражи:
– Он-то мне как раз и нужен. Я давно его ищу.
– Тогда надевайте мою одежду, а мне давайте свою.
Он вот-вот должен вернуться. Вы его мигом и схватите, избавите мир от злодея.
По душе пришлась эта мысль начальнику стражи. Поменялись они одеждой. Начальник стражи в женском наряде сел под деревом, а Сахас Синх в пышных одеяниях начальника стражи направился прямо к его дому. Постучал он в калитку и сказал вышедшему стражнику:
– Иди доложи, что вернулся с чужбины зять господина начальника городской стражи.
Обрадовались этой новости в доме. Прибежала жена начальника, обняла зятя. Не могла она подумать об обмане, да и видела зятя всего один раз на свадьбе много лет назад. Могла ли она его в лицо запомнить? После угощения отвели его почивать. Явилась тогда дочь начальника и робко заговорила:
– Долго же вы не вспоминали обо мне...
Но Сахас Синх притворился спящим. Разве мог он не только что коснуться, а даже взглянуть в лицо чужой жены? Ведь он почитал ее как родную сестру пли мать. Положила дочь начальника свое ожерелье у изголовья Сахаса Синха и ушла из опочивальни.
А тем временем начальник стражи все сидел под деревом. Вот уже и заря заниматься стала. Каково-то ему в женском платье перед людьми показаться? Делать нечего, кое-как добрался он до своего дома. Там доложили ему о приезде зятя. Обрадовался начальник, но вдруг узнал, что исчез куда-то зять, а с ним и ожерелье дочернее.
В тот же день царь получил еще письмо. «Я, Сахас Синх, проучил твоего начальника стражи. Кто еще осмелится ловить меня? Пусть попробует».
Все царедворцы были в волнении. Начальник стражи сидел пристыженный.
Хотел было царь поручить это дело младшему советнику, недавно взятому на службу и уже известному своим умом, но тот стал отказываться. Тогда вперед выступил главный министр:
– Позвольте, государь! Я схвачу Сахаса Синха не позднее завтрашнего дня.
Согласился царь Вирпал.
Наступила полночь. Темень такая, что одной рукой другую не нащупать. И ветер до костей пронизывал. А Сахас Синх, одетый стиралыциком, стоял на берегу пруда и изо всей силы бил мокрым бельем о камень. Услышал главный министр, что какой-то стиральщик работает в полночь, и строго закричал:
– Эй, кто там? Разве время сейчас белье стирать? Ты зачем людям спать мешаешь? Не можешь разве днем работать?
– Почему не могу? Да только это белье дал мне Сахас Синх и велел тотчас выстирать. Если за час не управлюсь, не жить мне на свете.
– Вот как? Тогда иди отсюда, а я дождусь здесь Сахаса Синха,– сказал министр. Стиральщик ушел, и министр принялся стирать белье. Стирал он до рассвета, а Сахас Синх так и не явился.
На другой день царь снова собрал свой совет. Теперь и главный министр сидел, не поднимая глаз от стыда. На этот раз сам царь поклялся, что изловит Сахаса Синха.
Вечером вышел он в город тайком и без телохранителей. А Сахас Синх нарядился бродячим торговцем, что торгуют поджаренным зерном, и сел посреди улицы со своей сковородкой и таганком. Увидел его царь и окликнул:
– Эй! Ты не спятил? Для кого ты ночью зерно жаришь?
– А что же мне делать, господин? Это Сахаса Синха зерно. Он велел мне его поджарить. Если не успею, он меня на месте зарубит. Обещал через час вернуться.
– Вот как? – воскликнул царь.– Давай-ка мне свою одежду, а сам возьми мою. Вернешься сюда через час.
Усмехнулся про себя Сахас Синх, поменялся одеждой с царем и направился в царский дворец. Драгоценную кровать он нигде не нашел, но зато увидел спящую царевну Чандрапрабху. Взял он все ее наряды и украшения, лежавшие у изголовья, и скрылся.
На другой день в царском совете все были в унынии. Что теперь делать? Наконец придумали написать Сахасу Синху, что от него, достойного человека, никак не ожидали воровства. Если он хочет получить в жены царевну, то пусть унесет кровать.
А когда написали письмо, стали думать, куда его послать. Решили расклеить его по городу.
Наутро царь получил ответ: «Люди честные никогда не воруют. В свое время все получите обратно. А драгоценную кровать, как ни храните, я унесу из-под самой надежной охраны хоть на глазах у всех».
Тогда кровать поставили посреди городской площади. Вокруг разместили самых надежных стражников. Наступила ночь. Ярко светила луна. И увидели тогда стражники нищего аскета с длинной косичкой на макушке и в оранжевой рясе.
Поклонились стражники святому человеку, попросили у него благословения. Сел аскет среди них, попросил огня и закурил трубку. Заструился из трубки благовонный дым.
– Вот такой табак курил сам бог Шива,– сказал аскет. – Попробуйте, затянитесь разок. Все печали мигом забудете.
Затянулись стражники по очереди благовонным дымом и тотчас заснули. А Сахас Синх, переодетый аскетом, забрал драгоценную кровать и был таков.
На другой день в царском совете царь Вирпал сказал:
– Ну что ж, унес Сахас Синх драгоценную кровать, да только где его теперь искать? Он и в самом деле отважный человек. Я с радостью выдам за него свою дочь.
– Государь, Сахас Синх здесь! – сказал младший советник.
– Где же он? Я не вижу.
– Вот он. Прямо перед вами.
– Что ты говоришь, советник? В уме ли ты? – рассердился царь. – Если он здесь, то пусть подойдет!
В царском собрании все притихли. Младший советник встал и подошел к царю. Все с изумлением смотрели на него.
– Это ты? – воскликнул царь.
Свадьбу своей дочери с Сахасом Синхом царь справил с небывалой пышностью.