Суббота, 10.12.2016, 04:07
Приветствую Вас, Гость




Самый удивительный сон


Жили три дурака. Пошли они однажды на базар купить кое-чего по хозяйству. В пути они остановились отдохнуть и решили сварить молочную рисовую кашу. Каша сварилась, и все трое досыта наелись. Каши вышло много, так что как ни старались дураки, а всю доесть не смогли. Выкинуть остатки никто из них не решился: жалко было.
Стали они думать, что делать с оставшейся кашей. Самое лучшее было бы съесть кашу утром. Но вот тут-то между ними и разгорелся спор.
– Сейчас я съел меньше всех,– сказал один,– поэтому все, что осталось, утром съем я один.
Но второй дурак на это не согласился и тоже сказал, что утром со всей кашей справится он один.
Третий также потребовал всю кашу себе. Долго препирались они и наконец решили: кому ночью приснится самый удивительный сон, тот и съест кашу.
Настала ночь. Все трое улеглись спать, мечтая о том, чтобы увидеть хороший сон. Двое дураков заснули спокойно. Они знали: что-нибудь уж им да приснится. А третьему не спалось. Его мучило беспокойство: вдруг он никакого сна не увидит?
Прошла полночь, близилось утро, а ему так и не удалось заснуть.
«Плохо дело,-подумал он,-не видать мне каши!»
И вдруг ему так захотелось каши, как еще никогда в жизни не хотелось. Долго лежал он и наконец не вытерпел: встал потихоньку и съел всю кашу. А потом лег и сразу заснул. Наступило утро. Все трое проснулись и с опаской посмотрели друг на друга: не встал ли кто раньше остальных? Первым двум дуракам не терпелось рассказать о своих снах. Неизвестно, приснилось ли им на самом деле что-нибудь или нет, но рассказы они сочинили. И как только зашла речь о каше, первый сказал:
– Ну что ж, братцы, расскажем свои сны!
– Давайте сначала я! – воскликнул второй. Он почесал в голове и стал рассказывать:
– Приснилось мне, будто гуляю я в большом саду. Кругом, куда ни глянь, цветы – красные, желтые, зеленые и даже черные. Над цветами пчелы жужжат. Запел я песню. Услышала мое пение райской красоты дева.. Смотрю, подходит она ко мне и говорит: «Никогда до сих пор не видела я такого красивого мужчины». Обняла тогда она меня...
И он рассказал свой сон до конца.
– Теперь твоя очередь! – сказал первый дурак третьему.
– Нет, сначала рассказывай ты,-ответил тот,-а я потом.
– Ну, ладно,– согласился первый. И рассказал, что ему приснилось, будто он стал раджей.
Настала очередь третьего рассказывать.
– А я, братцы, такой страшный сон видел!..-начал он.– Будто схватил меня злой демон да как начал бить! Бьет-бьет, а сам приговаривает...
– Что же он говорил?
– А вот что: «Ешь сейчас же всю кашу, не то живым не отпущу!»
– И что же, тебе пришлось съесть всю кашу?
– А как я мог этого не сделать? – ответил третий дурак.– Ведь он не переставал бить меня!
– А ты позвал бы нас! – сказали оба других дурака.
– Как же я мог вас позвать? Ведь один из вас был раджей, а другого обнимала райская дева!
Что они могли ответить на это? Так и остались два дурака без каши.
Выходит, что и иные дураки иногда бывают умными!

Сант и Басант

Жил-был царь. Было у него два сына. Старшего звали Сант, а младшего – Басант. Царь с царицей души в них не чаяли. А у царицы в опочивальне свила себе гнездо пара пташек. И видно было, что пташки живут в любви и согласии. Скоро самочка села на яйца и на глазах у царицы вывела двух птенцов. Принялись птицы – мать с отцом – таскать червяков и букашек, а детушки только рты разевали. Поневоле царице на ум приходило сравненье: как сама она была счастлива со своею семьею, так и пташка радостно щебетала в хлопотах о детях.
Раз лежит царица в постели и видит: нет в гнезде матери. Птенцы пищат, мать зовут, а отец сидит, скучает. Ночь прошла, а пташки нет. Царица глаз не сомкнула – все размышляла, что же стряслось, куда пташка девалась. И пришло ей на ум:
«Вот не станет меня, что будет тогда с моими детьми?»
Через день-другой. отец птенцов привел с собой новую подругу, и птичий дом опять ожил. Отец ликовал, и птенцы поначалу тоже обрадовались. Они с писком тянулись к мачехе – недали от нее ласки. А она в ответ принялась их злобно клевать. Отскочили птенчики в страхе. Горькая у них сделалась жизнь. Никто их вовремя не накормит, никто не напоит. Родному отцу, и тому до них дела не стало.
Вот и пришел им конец. Раз видит царица, оба птенца мертвые лежат на земле, а глаза у пичуги, их мачехи, горят торжеством. Царице словно нож в сердце вонзили. Сразу подумала она о собственных детях: «Случись, я умру и царь женится на другой, сколько им достанется горя». Тут вошел царь и увидал царицу в печали. Он встревожился, спрашивает:
– Что с тобой? Ты нездорова?
– Нет, ничего,– отвечает царица.
Царь уж хотел за лекарем посылать, но царица его удержала. Спрашивает его:
– Ты сделаешь то, о чем я тебя попрошу?
– Когда бывало такое, чтобы я отказал тебе в просьбе? – отвечал царь. – Говори прямо, в чем дело.
Царица и говорит:
– Случись мне умереть, не женись на другой. Видишь пичугу, самца? У него пропала подружка. Он привел в гнездо другую, а она его птенчиков замучила до смерти. Пока мать их жива была, он и сам о них пекся, а как взял другую подружку, стал перед ней раболепствовать. Иначе с чего бы птенчикам помереть? Вот и молю я тебя: не женись на другой.
Царь рассмеялся и отвечает;
– Ну и ты хороша, дорогая! Нагляделась на этих пернатых и невесть что себе в голову вбила. С чего тебе умирать? Даст бог, до старости доживешь.
Слово молвится да забывается, а дума тяжкая в душу западает. Одолела царицу тоска. Стала сохнуть она не по дням, а по часам, покуда совсем не слегла. Что царь ни делал, как ей помочь ни старался, а спасти ее не сумел. Остались дети сиротами. Умерла царица, и потянулись к царю отовсюду свахи и сваты, да он помнил, как с пташками вышло, и всех прочь гнал. Дело житейское, начали его со всех сторон уговаривать, он и согласился жениться. Пришла новая царица, и дворец словно ожил. Радовались царевичи – Сант и Басант, что нашлась им новая мать. Ну, а царь себя не помнил от счастья.
Однажды Сант и Басант играли в саду в мяч. А царица во внутреннем дворике устроила себе омовение. Вдруг мяч высоко подлетел и упал прямо во дворик. Закричала царица: «Ай-ай!» Мальчики прибежали, увидели царицу в слезах и перепугались. А она пошла прямо в «дом гнева», легла. Царь сразу к ней, да она к нему и головы повернуть не желает. Царь ее спрашивает:
– Что тут стряслось? Царица ему отвечает:
– Эти любимцы твои, Сант и Басант, запустили мячом мне прямо в грудь. От боли дух захватило. Если тебе до меня нету дела, зачем было на мне жениться? Или с ними милуйся, или со мной. Два меча в одни ножны не вложишь. Эти двое мне как бельмо на глазу. Смотреть на них не могу!
– Потерпи, царица, – говорит царь. – Если тебе от них нету покоя, я их в другом дворце поселю.
Царица еще пуще разгневалась:
– Думаешь, ты их в другой дворец переселишь, так они меня и мучить перестанут? Как же, стану я греть змей у себя на груди! Если ты меня любишь, вели у них вырвать сердца и мне представить. Тогда моя душа успокоится.
Слезы застлали глаза у царя, он весь затрясся от гнева и скорби.
– Царица! – сказал он. – Подумай, что ты говоришь. Неужто ты хочешь мне сердце разбить?
– Думать тут не о чем, – возразила царица. – Покуда мое желанье не будет исполнено, я не притронусь ни к еде, ни к питью.
Долго вразумлял царь царицу, но смягчить ее не сумел Тогда он позвал палачей и отдал им в руки обоих царевичей. Велел вырвать у них сердца и немедля представить царице.
Палачи увели Санта и Басанта в лес. Да не поднялись у них руки на красавцев царевичей. Они отпустили братьев, а вместо них убили шакала и пса и их сердца показали царице. Легко стало у нее на душе, и зажила она с мужем в забавах и радостях.
А Сант и Басант пошли бродить по лесу. И случилось так, что Басант свалился в колодец. Что было делать бедняге Сайту? Поплакал он и дальше пошел. Той порой к колодцу пришла за водой жена гончара. Только она опустила в колодец ведро, Басант ухватился за веревку. Женщина заглянула в колодец и отпрянула в страхе.
– Не бойся меня, я царевич! – крикнул Басант.– Вытащи меня отсюда.
Женщина вытащила его из колодца. Своих детей у нее не было, и она Басанту очень обрадовалась. Остался он жить в доме у гончара. Раз в тех краях охотился один царь. Он заехал в деревню, и Басант попался ему на глаза. Изумился царь, откуда у гончара такой красавец сын. Стал он требовать, чтобы гончар отдал ему мальчика. Гончар ни в какую. Наконец жена гончара говорит:
– Это нам написано на роду зарабатывать хлеб тяжким трудом. Такая уж наша доля. А если царевич приглянулся царю и тот его к себе требует, как же нам его не отдать? Он и у царя в доме будет украшением.
Порешили на том гончар с женой и вручили Басанта царю. Царь усадил его на коня и привез во дворец. А гончара с женой тоже позвал к себе в город. Отвел им хороший дом и на всю жизнь обеспечил.
Царь обучил Басанта грамоте и искусству стрельбы из лука, а когда мальчик подрос, женил его на своей красавице дочери. И отдал царь ему половину своих владений. – Раз Басант прогуливался по дворцовым покоям. Вдруг слышит – нищий поет, чуть не плачет:
Царя Читаранджана малые дети, Братья родные Сант и Басант...
Только услышал это Басант, вырвался из объятий жены, бросился в двери и прижал нищего к сердцу. Лена остолбенела, глазам своим не верит. А нищий тот был старший брат его Сант. Избитый, оборванный, пришел он в этот город просить подаяния. Тяжело было Ба-санту увидеть, как бедствует брат. Он привел Санта к себе во дворец, умастил его сандаловой мазью и одел в самое лучшее платье.
Вскоре решили Сант и Басант, что настало им время вернуться в родные края. Тесть Басанта на прощанье щедро одарил дочь и зятя богатством и всяким добром.
Вернулись Сант и Басант в отчий дом. Что же видят? Отец их ослеп, а мачеха знай себе веселится. Безудержный гнев обуял Басанта. Он приказал вырыть глубокую яму и живьем закопать в нее мачеху. И зажили все в мире и счастье.