Воскресенье, 11.12.2016, 07:10
Приветствую Вас, Гость




Самый сильный зверь

Жили в лесу медведь да волк. Год выдался никудышный, засушливый,
голодно им пришлось. Давно уж стали они, каждый в одиночку, подумывать: вот
было б славно к людям наведаться, вокруг их чуланов да конюшен покружить.
Повстречались однажды волк с медведем. Медведь говорит:
- С добрым утром, кум волк! Волк ему отвечает:
- Недоброе для меня это утро, кум медведь, и от твоих пожеланий оно
добрым не станет, но - будь здоров, будь здоров!
- Ох, какой ты нынче унылый! Или беда приключилась?
- И не спрашивай, - отвечает волк. - Беда, говоришь, приключилась? Еще
как приключилась и по ею пору не кончилась.
- Видно, голоден ты?- спрашивает медведь. - Вон как у тебя живот
подвело, талия прямо комариная. Вздохнул волк:
- Голоден-то я голоден, да если б только это!
Тут медведь оглядел волка внимательней. И говорит ему:
- Эк у тебя шуба-то разодрана! Видно, с родичем каким подрался?
Волк только лапой махнул.
- Если б с родичем! С человеком!
Засмеялся медведь.
- С человеком? Всего-то? Волк глаза на него вытаращил:
- Всего-то? Да ведь сильней его зверя нет!
Засомневался медведь.
- Расскажи, кум, как дело было? Огляделся волк вокруг да и говорит:
- Ладно, все тебе расскажу. Невмочь стало мне голод терпеть, и вот
ночью прокрался я в село, думал барашка жирного либо поросенка раздобыть. Уж
так осторожно шел, но собака дух мой почуяла, лай подняла на весь свет. И
тут выскочил человек, туда-сюда, и давай своим хвостом блестящим
размахивать - они-то его топором называют, - да ка-ак в голову мне швырнет!
Так и подкосил. Сам не знаю, как ноги унес.
Дивится медведь:
- Человек с тобой сладил? Ну и ну! Да ведь он слабак! А волк ему:
- Говорю тебе, нет на свете зверя сильнее! Медведь тут приосанился,
напыжился.
- Вот что я скажу тебе, кум. Человека я, правда, не видывал, но, если
бы повстречал, вмиг разодрал бы его, вот как этот куст.
- Против куста геройствовать-то легко, - с усмешкою говорит ему волк. -
А вот как на его месте человек оказался бы! Право, не знаю, что б ты делал
тогда.
- Зато я знаю, - самодовольно проворчал медведь. - Уж я такое сделал
бы, что он тут бы и дух испустил.
- Я б тебе поверил, да что-то веры нет! - ответил ему волк с издевкою.
Медведь так и вскипел:
- Спорим!
Волк ему лапу протягивает:
- Спорим! На что?
- На зайца жирного! - говорит медведь, сомнения в уме не держа.
На том и поладили.
Вышли они из лесу осторожно, с оглядкою, затаились у проселка, по
которому деревенские ходят. Ждут-пождут. Вдруг на дороге мальчонка
показался.
Медведь спрашивает- Вот это и есть человек? А волк ему отвечает:
- Это пока не человек. Он только будет еще человеком.
Опять сидят, ждут. Навстречу им старик нищий идет. Медведь волка
спрашивает:
- Но уж это небось человек? Волк его поучает.
- Этот, - говорит, - только был человеком. Сидят ждут. Смотрят, в их
сторону молодушка-крестьянка идет.
- Вот это уж человек! - рокочет медведь. А всезнайка волк ему
объясняет:
- Нет, брат, это только его подруга. Опять сидят, опять ждут волк с
медведем, и вот шагает им навстречу молодец-гусар.
- Ну а этот? - спрашивает медведь. - Человек ли?
- Этот уж и вправду человек! - отвечает волк да как припустится наутек,
только пятки засверкали!
А медведь напыжился, расфасонился да и вылез на проселок, сел, гусару
путь загородил.
Увидел гусар медведя, в руку поплевал, вынул поперву пистолет.
Бах-бабах в медведя! Потом, не долго думая, выхватывает он саблю острую и
бесстрашно на медведя бросается. Вертит гусар саблею, да так ловко, что
медведю и не подступиться к нему. Не выдержал гусарской атаки медведь,
терпел-терпел, повернулся и - давай бог ноги! Помчался, не глядя, куда
дорога ведет, через пни да кусты, по оврагам да буеракам, лишь бы в лес
поскорей. Скоро опять повстречались волк с медведем.
Волк и говорит:
- Ну что, кум медведь, мой заяц-то?
Медведь ему угрюмо так:
- Твой, твой! Да, теперь я верю, что сильней человека зверя нет. А волк
ему:
- Расскажи, куманек, как дело было.
Ну, медведь-то теперь ума-разума набрался, говорит рассудительно.
- Ладно, слушай же! Эдакого странного зверя я за всю мою жизнь не
видывал. Как повстречались мы с ним на дороге той, ну, я и пошел на него с
воем да с рыканьем. А он веришь ли, ка-ак в меня плюнет, еще издали, у меня
прямо искры из глаз посыпались. Но только это еще полбеды А вот когда я
близко к нему подошел и совсем уж было на него кинулся, вытянул тут человек
сбоку свои язык сверкающий и как принялся им меня колотить! Да ведь ловко
как, а язык-то острый-острый! Из-за него мне к самому человеку и не
подступиться... Вот так-то, кум волк, прямо тебе скажу: долго я этого и не
выдержал - стыд не стыд, а только задал я стрекача.


Два жадных медвежонка

По ту сторону стеклянных гор, за шелковым - лугом, стоял нехоженый,
невиданный густой лес. В нехоженом, невиданном густом лесу, в самой его
чащобе, жила старая медведица. У старой медведицы было два сына. Когда
медвежата подросли, решили они пойти по белу свету счастья искать.
Поначалу пошли они к матери и, как положено, распрощались с ней. Обняла
старая медведица сыновей и наказала им никогда не расставаться друг с
другом.
Обещали медвежата исполнить приказ матери и тронулись в путь-дорогу.
Сначала пошли они по опушке леса, а оттуда - в поле. Шли они, шли. И день
шли, и другой шли. Наконец все припасы у них кончились. А по дороге достать
было нечего.
Понурые брели рядышком медвежата.
- Э, братик, до чего же мне есть хочется! - пожаловался младший.
- А мне и того пуще! - сокрушенно покачал головой старший.
Так они все шли да шли, покуда вдруг не набрели на большую круглую
головку сыра. Хотели было поделить ее по справедливости, поровну, но не
сумели.
Жадность одолела медвежат, каждый боялся, что другому достанется
большая половина.
Спорили они, ругались, рычали, как вдруг подошла к ним лиса.
- О чем вы спорите, молодые люди? - спросила плутовка.
Медвежата рассказали о своей беде.
- Какая же это беда? - сказала лисица. - Это не беда! Давайте я вам
поделю сыр поровну: мне что младший, что старший - все одно.
- Вот это хорошо! - воскликнули с радостью медвежата. - Дели!
Лисичка взяла сыр и разломила его надвое. Но старая плутовка разломила
головку так, чтобы один кусок был больше другого. Медвежата враз закричали:
- Этот больше! Лисица успокоила их:
- Тише, молодые люди! И эта беда - не беда. Малость терпения - сейчас
все улажу.
Она откусила добрый кусок от большей половины и проглотила его. Теперь
большим стал меньший кусок.
- И так неровно! - забеспокоились медвежата. Лисица посмотрела на них с
укоризной.
- Ну, полно, полно! - сказала она. - Я сама знаю свое дело!
И она откусила от большей половины здоровенный кусок. Теперь больший
кусок стал меньшим.
- И так неровно! - вскричали медвежата в тревоге.
- Да будет вам! - сказала лиса, с трудом ворочая языком, так как рот ее
был набит вкуснейшим сыром. - Еще самая малость - и будет поровну.
Так и шла дележка. Медвежата только черными носами водили туда-сюда -
от большего к меньшему, от меньшего к большему куску. Покуда лисица не
насытилась, она все делила и делила.
К тому времени, как куски сравнялись, медвежатам почти сыра не
осталось: две крохотные крошки!
- Ну что ж, - сказала лиса, - хоть и помалу, да зато поровну! Приятного
вам аппетита, медвежата! - захихикала и, помахав хвостом, убежала. Так-то
вот бывает с теми, кто жадничает.