Вторник, 06.12.2016, 11:12
Приветствую Вас, Гость




Райский табурет


Рассказывают, что один человек из Гишена, попав после смерти на тот свет, подошел к воротам рая и попросил святого Петра впустить его, потому что ему нужно поговорить с Господом Богом.

– Господа Бога сейчас нет дома, – отвечал небесный привратник. – Подожди немного.

Проситель, ослабевший от болезни, которая свела его в могилу, присел на корточки у дверей. Вдруг он заметил на ковре у своих ног золотой ключ, выпавший, должно быть, из связки, которую носил на поясе святой Петр.

Он поднял ключ и, осмотревшись вокруг, заметил узенькую дверь с замочной скважиной, к которой золотой ключ пришелся как раз. Гишенец отпер эту дверь и очутился в тронном зале. Там Господь Бог творит суд, а вокруг него на серебряных табуретах сидят ангелы.

Зал был пуст, и гишенцу вздумалось посидеть минутку на троне Отца небесного.

Не успел он сесть на трон, вознесенный над нашей планетой, как увидел все, что на ней происходит.

В одном месте у реки прачки стирали белье. Они развесили его на кустах, росших по косогору, и ушли обедать. Ловкий вор, который только этого и ждал, выскочил из-за кустов, снял белье, связал его прутьями дрока и пустился наутек.

Временный заместитель Господа Бога, возмущенный такой подлостью, схватил один из серебряных табуретов и запустил им сверху в убегавшего вора.

Потом, услыхав за дверью шаги, наш гишенец поскорее сошел с трона, выбрался из зала и опять сел на ковер, предоставляя Господу Богу и ангелам занять свои места.

Всевышний тотчас заметил, что не хватает одного табурета. Он спросил у святого Петра, что тот с ним сделал.

– Решительно ничего, – отвечал небесный привратник. – Не знаю, куда он девался. Уж не стащил ли его тот человек, что ждет у дверей и хочет говорить с вами?

– Зови его сюда, – приказал Господь Бог.

– Это ты взял табурет, который стоял по левую руку от меня? – спросил он у гишенца.

– Да, Господи. Я его взял, это верно, но его у меня нет.

– Куда же ты его девал?

– А я швырнул им в голову вору, который утащил белье у прачек.

Господь Бог захохотал во все горло.

– Скор ты, однако, на расправу! Если бы я вздумал убивать на месте всех воров, сколько их есть на земле, миру скоро наступил бы конец.