Понедельник, 05.12.2016, 21:36
Приветствую Вас, Гость



продолжение главы 12

Время, - сказал Лампочник, повернувшись к часам. – Время – наш великий враг и великий обманщик. Боясь старости, вы стремитесь к обновлению, а время, посмеиваясь, потихоньку сжирает новые и новые жизни. Вы так почитаете новизну, а что она, по-вашему? В том-то и суть, что это иллюзия, иллюзия в своей основе. Вы рождаетесь, живете и прекращаете жить, смеетесь, горюете и скучаете. Но все, что кажется вам настолько своим, было и у других, у предыдущих и предшествующих. Поймите же, наконец, что время – это не движение к новому, это повтор, и вы сами часть этого повторения. Несметное число эпох я живу в Сказочной Стране и в несметное число скасов заглядывал. Что, по-вашему, в них? Та же корысть, зависть и мелкие радости, те же, что были вчера, те же, что будут завтра в Новом Году, и никакая смена лет не преобразит их. Порвите путы на глазах, ничего нового нет. Эта вертящаяся стрелка часов – ширма, за которой лишь вечное вращение, и я хочу, чтобы оно прекратилось. Я единственный в Сказочной Стране открыл способ оседлать время, его нужно лишь попросту заморозить. Я освобождаю вас, освобождаю Елку, освобождаю Сказочную Страну. Так приветствуйте своего освободителя! Лицемерная власть нового года заканчивается. Власть Старого Года, Власть Единственного Года неизбежна, и она наступит сейчас.
И вторя растворению в воздухе последних слов этого монолога, их творец исчез со Шпилевой Площадки. Вместо него под часами в окружении ядовитого мерцания кружился бешеный вихрь. Холод, чуждый Елке, холод безысходности и однообразия, исторгаемый им словно по щелчку безжалостных пальцев, сковал ярус за ярусом, и Тигр с ужасом увидел, как стрелки Шпилевых Часов начали замедлять свой ход. Жители Елки сжались от страха и мороза. И отныне вся Площадка представляла собой сбор трясущихся от отчаяния комков. Барабанщик не сомневался, что то же самое творится и внизу. Хорек, полчаса назад казавшийся союзником, Хорек, ставший в мгновение ока злейшим врагом, был прав. Они проиграли.
- Как холодно… Как холодно… - донесся вдруг до Тигра прекрасный голосок. – Брат, почему так холодно? Брат…
Музыкант выхватил взглядом коченеющую Тигриуску и двумя прыжками перемахнул к ненавистному Цветочнику. Барабанщик вцепился в шкуру недруга, дернув его так, будто пытался вытряхнуть его из нее.
- Ты этого хотел?! – крикнул Тигр. – Этого?! Отвечай!
Но Цветочник не ответил. Он лепетал что-то, даже не пытаясь сопротивляться, но слова не отрывались от его губ. Барабанщик выпустил торговца, плюхнулся на кору и заплакал. А Цветочник, уже ничего не видя и не слыша, поплелся к сестре. Было видно, что шаги даются ему с трудом – лапы переставали слушаться, но он все же дошел. И когда он обнял ее, Тигр уловил мычание.
Да, да, поначалу это было просто мычание. Но среди причитания тех, кто еще причитал, оно казалось странным, непохожим ни на что, слышанное ранее тонким слухом музыканта. Барабанщик приподнялся. Мычал Тигр-Цветочник. Торговец выглядел как обычно, но его лицо, обычно хмурое и надменное, озаряло неведомое ему доселе чувство – вдохновение. И теперь музыкант понял, что мычание скрывало за собой нечто намного большее. Он выхватил из него ноты, сочетающиеся в замечательный, дивный напев. Тигр-Барабанщик рассмеялся от всей души, не замечая, как его лапы, будто сами по себе ухватившие палочки, ударили в барабан. И скрипка и аккордеон разом заиграли в такт. Не прошло и нескольких секунд, как обитатели Шпилевой Площадки, а затем и жители всей Елки подхватили мелодию ртами и носами, кто как мог. Они знали ее, знали с пеленок, потому что она всегда звучала в них, только они не пытались слышать.
Жители, не переставая напевать, посмотрели на часы. Почти замершие стрелки набирали ход, устремляясь к северной точке циферблата, а зловещий вихрь таял, бессильно извергая вспышки. Заиграл бой. Раз, два, три – смерч бросился к часам, колотя по ним, пытаясь оторвать убивающие его стрелки. Четыре, пять, шесть – вихрь устремился к сапогам Деда Мороза, не пытаясь напасть, а ласкаясь, словно прося о пощаде. Семь, восемь, девять – он закружился над головами жителей, то ли угрожая, то ли умоляя. Но жители продолжали петь. Они взялись за руки, они звали Новый Год в гости. И спустя три удара все закончилось. Приветливые огоньки как прежде веселились в каминах, как прежде хитро подмигивали искорки гирлянд. Лишь потухшая надтреснутая лампочка одиноко валялась у ствола.
- С Новым Годом, дорогие жители! – воскликнул Дед Мороз, вскочив с Дозорной Кибитки и хлопая варежками.
- С Новым Годом, ваше величество! – отозвались весело елочники.
- Как же все получилось? – спросил удивленно и радостно Барабанщик, подбежав к Королю. Правитель Елки выглядел изрядно помолодевшим, даже его борода посеребрела.
- Я же говорил вам, - смеясь, ответил Дед Мороз, - что победить моего бывшего напарника может лишь Пригласительная Мелодия, которую вы найдете в себе сами без подсказок и нотных листов. Так и случилось. Тигр-цветочник сумел сделать это первым и тем самым, думаю, заслужил прощения за свои проказы. А Пригласительная Мелодия, друзья мои, – это согласие, это дружба, это любовь. Никогда скас, известный вам как Хорек-лампочник, не сталкивался с такой мощной смесью из добрых чувств. Что ж, он повстречал на пути то новое, в которое отказывался верить. И песенка Деревца, пожалуй, сбылась до конца. Но хватит обо всей этой истории. Она, конечно, поучительна и интересна, вот только Новый Год уже сидит за столом, и негоже нам заставлять скучать такого гостя. А ну за дело!
С удовольствием исполняя краткий приказ Короля, жители Елки вприпрыжку понеслись к столам с баснословными яствами. Мысли о чем-либо дурном, распрях, неудачах или ошибках, тяготящие иной раз, выветрились бесследно. Обитатели всех ярусов перемешались, не делая различий, и все вокруг в веселом гомоне обсуждали, как же удался праздник в этом году. Канарейка болтала с Морским Свином, Тигр-цветочник нашел общий язык с Петухом-пересмешником, Кролик-огранщик весело спорил с Бегемотом, окончательно пришедшие в себя Сова-отшельница и Шар-Тигр чинно вели беседу со Старым Зайцем, Дед Мороз чокался квасом с очухавшимся Драконом-почтальоном. Оторвавшихся от столов поджидали пляски и конкурсы, обещавшие протянуться до самого утра. И, наконец, в разгаре торжества, Мешок-с-подарками раскрыл свои богатства для каждого, никого не оставляя в накладе. Помощники Короля окрасили Елку долгожданными фейерверками, и пары на Ярусе Танцев, среди которых можно было отыскать и Зайца с Крольчихой и Медведя с Медведицей и обнявшихся Барабанщика с Тигриуской наблюдали за этими фонтанами красок как за свидетельством победы праздника. Стрелки продолжали свой бег. Новый Год настал.