Вторник, 06.12.2016, 22:46
Приветствую Вас, Гость




Про короля, про святого и про гусыню

Вы слышали когда-нибудь про доброго короля О'Тула, который жил в давние
времена в Ирландии и которому на старости лет выпала нежданная радость?
Да, так вот когда король О'Тул был еще молодым, во всей Ирландии не
нашлось бы юноши отважней его. Любимым занятием короля была охота, и с
восхода солнца до темного вечера он только и знал, что скакал по болотам,
пришпоривая своего коня да науськивая собак.
Жизнь его текла славно и весело, пока король совсем не состарился и не
сгорбился. Теперь он уж не мог охотиться целыми днями, будь то лето или
зима, будь то дождик или солнце. И пришел день, когда единственное, что
осталось бедному старому королю,- это ковылять с палочкой по саду. "Жизнь
кончена,-думал он,- если нет больше ни радостей, ни утех".
И вот чтобы как-то утешить себя и развеселить, король завел себе
гусыню. Хотите верьте, хотите нет, но гусыня оказалась добрым другом бедному
старому королю.
Какое-то время они совсем неплохо развлекались вдвоем-король О'Тул и
гусыня, - и не смейтесь ничего смешного тут нет. Куда бы она ни залетала,
как только он звал ее, она тут же возвращалась и могла хоть весь день
ковылять за ним, если ему этого хотелось.
А по пятницам-вы же знаете, что пятница, священным законам, постный
день и мяса добрымхристианам есть не положено,- так вот, по пятницам она
заплывала подальше в озеро и приносила своему хозяину на обед неясную,
жирненькую форель.
Да, это доброе создание было единственной радостью и утехой бедного
старого короля О'Тула. Но, увы, ничто не вечно на этом свете! И королевская
гусыня тоже состарилась, и настал день, когда крылья отказали ей, так же как
старому королю ноги, и бедняжка при всем своем желании не могла уже больше
развлекать своего хозяина. Что поделаешь!
Король О'Тул был безутешен.
В один прекрасный день старики-мы хотели сказать: старик король и
старушка гусьшя - сидели на берегу озера и грустили. Король держал гусыню на
коленях и с нежностью глядел на нее, а в глазах у него стояли слезы. "Нет,
уж лучше умереть или утонуть в этом озере, чем влачить такую жалкую, унылую
жизнь",- думал он.
Он выпустил из рук гусыню, и она заковыляла к прибрежным камышам
поискать добычи. А король все сидел и думал о своей безрадостной жизни.
Вдруг он поднял голову и увидел перед собой незнакомого юношу, на вид
такого скромного и симпатичного.
-Приветствую тебя, король О'Тул!-сказал скромный юноша.
- Вот те на, откуда ты знаешь, как меня зовут?-удивился король.
- Это неважно. Я еще кое-что знаю,- отвечал юноша.- А смею я спросить
тебя, добрый король О'Тул, как поживает твоя гусыня?
- Откуда ты знаешь и про мою гусыню тоже?- спросил король.
Ведь гусыню-то в это время видно не было: она охотилась в камышах.
- Я все про нее знаю. А откуда - это неважно, - улыбнувшись, ответил
юноша.
- Но кто лее ты такой? - спросил король.
- Честный человек,- ответил юноша.
~ А чем ты зарабатываешь на жизнь? - поинтере-совался король.
- Старое делаю новым.
- А-а, значит, ты лудильщик? - решил король.
- Нет, поднимай выше! Что бы ты, например, сказал, если бы я сделал
твою старую гусыню опять молодой?
- Опять молодой?!-переспросил король, и егся старое лицо так и засияло
от радости: о лучшем он и мечтать не мог.
- Ну да, опять молодой,- кивнул в ответ юноша.
Король О'Тул свистнул. Тут же из камышей показалась старушка гусыня и
заковыляла к своему сгорбленному старику хозяину. Что и говорить, старушка
была верна ему как собака.
Юноша поглядел на гусыню и сказал:
- Даю слово, я сделаю ее молодой, если хочешь.
- Клянусь здоровьем!-воскликнул король, ю свою очередь, бросая взгляд
на старушку гусыню, от которой остались одна кожа да кости.- Коли ты
сделаешь это, я буду считать тебя самым умным юношей во всех семи приходах
моего королевства!
,- Подумаешь, одолжил,- смеясь, сказал юно-, ша.-А что ты мне все-таки
дашь за это?
- Все, что попросишь!-сказал король.- И это будет только справедливо.
- Ты отдашь мне все земли, какие облетит твоя гусыня в тот день, когда
я сделаю ее снова молодой?
- Отдам! - сказал король.
- А на попятный не пойдешь? - спросил юноша.
- Не пойду!-сказал король.
Тогда юноша подозвал к себе старушку гусыню, от которой остались одна
кожа да кости, подхватил ее на руки, расправил ей крылья и подбросил вверх.
Да не только подбросил, но и подул под крылья, чтобы ей легче было взлететь.
И-клянусь вам!-старушка взвилась в воздух ну точно орел. И кружилась, и
ныряла, и резвилась, словно ласточка.
На старого короля одно удовольствие было смот-! реть: от удивления он
даже рот открыл и радовался, глядя на свою старушку гусыню, которая порхала
в небе ну точно жаворонок.
Да, так вот, гусыня сделала большой круг-сначала скрылась из глаз,
потом вернулась-и наконец опустилась у ног своего хозяина. Он погладил ей
голову и крылья и убедился, что она и в самом делестала опять молодой и
здоровой, и даже еще лучше, чем была.
- Нет, лучших гусынь свет не видел!-похвалил он ее.
- А что ты хочешь сказать мне? - спросил его юноша.
- Что ты самый умный юноша, какой только ступал по земле ирландской,-
ответил король, продолжая любоваться своей гусыней.
- А еще что?
- Что я тебе буду век благодарен.
- А ты сдержишь слово и отдашь мне все земли, какие облетела сейчас
гусыня?
- Сдержу и отдам,- сказал король,-и буду всегда рад приветствовать тебя
на своей земле, даже если у меня останется всего один акр.
- Я вижу, ты честный и добрый старик,- говорит тогда юноша.- Счастье
твое, что ты сдержал слово, не то гусыне твоей больше б никогда не летать!
- Ах, да кто же ты такой? - спрашивает король юношу, уже во второй раз
за это утро.
И слышит ответ: •- Я святой Кевин.
- О господи!-восклицает король и падает на колени, конечно, с великим
трудом, так как старые кости его уже не слушались.- Стало быть, выходит, я
все утро разговаривал тут и вел беседу с самим святым?
- Ну да, - говорит святой Кевин.
- А я-то думал, что говорю с простым, скромным парнем!
- Я переоделся,- говорит святой,- вот ты меня и не узнал. А пришел я,
король О'Тул, чтобы испытать тебя. И я убедился в это утро, что ты честный и
добрый король, потому что ты сдержал слово, данное простому лудильщику, за
которого ты меня принял. И за это я тебя награжу: пусть твоя гусыня
останется молодой!
Вот какая история приключилась со старым королем О'Тулом, хотите
верьте, хотите нет.
В старину говорили:
Осень настигает нас так же быстро,как гончая собака добычу.

Тёмный Патрик и повелитель ворон Кромахи

Король Коннахта был добрый король, но у него было три беспутных сына,
которые однажды накликали на него великую беду.
А вышло все из-за того, что они сыграли злую шутку с очень опасным
человеком - самим Повелителем Ворон - Кромахи.
Кромахи был древним колдуном. Он жил в маленькой хижине в чаще леса,
впрочем, не так уж далеко от королевского замка. На верхушках деревьев, что
нависли над его хижиной, гнездились вороны. На самом-то деле это были не
вороны, а злые духи, которые служили своему повелителю Кромахи.
И вот - как, наверное, сделали б и другие на их месте, когда всего
вдоволь, а занятий никаких,- три королевских сына, Диклан, Дармид и Дати,
решили в один прекрасный день просто так, забавы ради, сыграть над старым
Кромахи одну из своих шуточек: засунули ему в дымоход каменную плиту. Ну, и
колдун чуть не задохнулся от дыма.
Взбешенный Кромахи гнался за ними до самого замка и там в присутствии
отца, у которого чуть сердце не разорвалось от горя, проклял их и предрек,
что первый сын станет вором и его всю жизнь будет преследовать закон; второй
сделается убийцей и всю жизнь не будет выпускать ножа из рук, а младший
превратится в нищего и всю свою жизнь будет жить подаянием.
Потом он проклял и отца, который потакал сыновьям и сделал из них таких
вот озорников и бездельников, и предрек, что король будет жить, чтобы
видеть, как злая судьба постигнет одного за другим всех трех его сыновей.
Бедный отец, убитый горем, сразу слег в постель, И в тот нее миг в его
спальню влетели четыре вороны, расселись на четырех столбах его кровати и
принялись зловеще каркать: "Карр! Карр! Карр!"Так они каркали день и ночь,
день и ночь...
И от этого карканья не только у короля расшаталось здоровье и помутился
разум, страдали все, кто'в замке или возле него. Король созвал всех и ученых
мужей королевства, чтобы они дали совет, как избавиться от такой напасти. Но
безуспешно.
Наконец, эти дурные вести о болезни короля и его подданных долетели до
Донеголских гор и достигли ушей Темного Патрика. Грустно сделалось у него на
душе, и вот он захлопнул дверь своей хижины, перекинул через плечо красный
узелок и зашагал в Коннахт.
Когда этот бедняк представился в замке и попросил отвести его в
королевскую спальню, слуги хотели было напустить на него собак. Но королева
услышала шум и спросила, что случилось. А так как сердце ее разрывалось от
горя и она готова была испробовать любое средство, она сказала:
- Раз уж никто из наших мудрецов и ученых не сумел нам помочь, этот
темный бедняк хуже все равно нам не сделает. Введите его, и будь что будет!
И Темный Патрик очутился в спальне короля, окруженного толпой
философов, мудрых советчиков и докторов.
Темный Патрик вошел, поклонился всем и попросил изложить дело, что было
исполнено. Тогда он поглядел на черных ворон, рассевшихся на четырех столбах
королевской кровати, и велел позвать трех принцев.
Первого, старшего принца он спросил, как его звать.
- Меня зовут Диклан.
- А какое проклятье наложил на тебя Кромахи?
- Он сказал, что я стану вором и всю мою жизнь меня будет преследовать
закон.
Темный Патрик повернулся к королеве, дрожавшей от страха, и сказал ей:
- Тотчас отошлите Диклана в лучшую школу законов. Пусть станет судьей,
и ни один законник к нему не придерется!
И в тот же миг ворона, что сидела в изголовье на левом столбе кровати,
испустила пронзительный крик, от которого у всех мороз пробежал по коже,
расправила крылья и вылетела в открытое окно.
Тогда Темный Патрик обратился ко второму принцу:
- А как тебя зовут?
- Мое имя Дармид.
- Какое ты заслужил проклятье?
- Я стану убийцей и всю мою жизнь не буду выпускать ножа из рук.
Темный Патрик повернулся к трепещущей королеве и сказал:
- Немедленно отошлите Дармида в лучшую медицинскую школу. Пусть учится
и станет врачом! Тогда его нож не будет ножом убийцы.
Тут ворона, что сидела в ногах кровати на правом столбе, издала
пронзительный крик, от которого у многих замерло сердце, раскинула крылья и
вылетела в окно.
Тогда Темный Патрик обратился к младшему принцу:
- Как твое имя?
- Дати.
- На какое проклятье обрек тебя Кромахи?
- Я буду нищим и всю мою жизнь буду жить подаянием.
Темный Патрик повернулся к задыхающейся от] волнения королеве.
- Не теряя драгоценного времени, - сказал он, - отошлите этого юношу в
университет. Пусть он станет поэтом, и все, что ему дадут за труды, он
возьмет себе по заслугам!
Мерзкая ворона, сидевшая на левом столбе в ногах кровати, издала
пронзительный крик, расправила крылья и улетела в окно.
Радость, постепенно заполнявшая королевское] сердце, заставила его
подняться в постели и закричать от счастья. И в тот же миг четвертая ворона
испустила душераздирающий крик, который наверняка уж разнесся на все четыре
стороны коннахтского королевства, и тоже вылетела в окно.
Темный Патрик скромно отказался от всех почестей, которые король и
королева на радостях предлагали ему. Он отверг и пост главного советчика,
который все мудрецы, ученые и философы следом за королем и королевой просили
его принять. Он сказал им, что он простой и темный горец и не привык жить
при дворе, в замке, среди великих ученых мужей, что может быть счастлив
только в своей убогой хижине вДонеголе, возделывая картофельное поле на
склоне горы.
И, перебросив через плечо красный узелок, Темный Патрик пустился в
обратный путь.
В старину говорили: Трех вещей опасайся: копыт лошади, рогов быка и
улыбки англичанина.