Четверг, 08.12.2016, 01:14
Приветствую Вас, Гость




Прекрасная Розалинда

В испанской королевне, дочери испанского короля, исполнилось шестнадцать лет. Пора было выдавать ее замуж. Прослышали об этом женихи, и съехалось их с разных концов земли великое множество. Был тут и индийский раджа, и наследник французского престола, и португальский принц, и персидский шах, а князей да герцогов не перечесть. Последним приехал турецкий султан, старый и кривоногий.
Королевна в щелочку смотрела на женихов, которых отец принимал в парадном зале, и хохотала до упаду. Только дважды она не смеялась. Первый раз, когда увидела португальского принца, потому что он был статен, красив и очень понравился королевне. Второй раз она не засмеялись, когда увидела турецкого султана - очень уж он был страшен.
Отец королевны растерялся: все женихи знатны и богаты - как тут выбрать достойного! Ведь он любил королевну так сильно, как всякий отец любит свою единственную дочь, есть у него корона или нет. Думал он три дня и, наконец, придумал. Пусть королевна бросит наугад золотой мячик. В кого он попадет, тот и станет ее мужем.
Вот в назначенный день женихи собрались перед дворцом. Королевна вышла на балкон, и все женихи разом зажмурились, ослепленные ее красотой.
Тут королевна и бросила свой золотой мячик. Метила она, конечно, в португальского принца. Да на беду рядом стоял турецкий султан. Увидев, куда летит мяч, он тесно прижался к португальскому принцу. Мячик коснулся плеча принца, но - увы! - он коснулся и плеча хитрого турка.
И вот оба предстали перед королем и его дочерью.
Король был в смущении. Ведь всю эту затею с мячом он придумал, чтобы не надо было выбирать. Да к тому же его любимая дочка, глядя на двух своих женихов, то плакала, то смеялась, и король никак не мог понять, за кого же ей хочется замуж.
- Ваше королевское величество, - сказал португальский принц, - я люблю вашу дочь и прошу ее руки.
- Мне королевна нравится не меньше, - возразил турецкий султан. - Незачем такой прекрасной девице выходить замуж за желторотого юнца, который даже ни разу еще не был женат. Иное дело я - у меня сто жен, и я хорошо знаю, как с ними обращаться. Так что не сомневайтесь, ваше королевское величество, отдавайте свою дочку за меня.
Но тут королевна твердо сказала:
- Моим мужем может стать только тот, у кого я буду одна, как сердце в груди.
И она посмотрела на португальского принца.
Король наконец понял, чего хочет его дочь и ответил:
- Ничего не поделаешь, ваше турецкое султанство, поищите себе сто первую жену в других краях, потому что свою дочь я вам не отдам.
Турецкий султан страшно разгневался. Он в ярости топтал свою чалму и приговаривал, что лучшего обращения она и не заслуживает, если ее хозяина могут так унизить. Под конец он сказал королю:
- Коль твоя дочь не досталась мне, так пусть не достается никому.
С этими словами он подобрал свою чалму и ушел.
А на следующий день испанская королевна тяжко заболела. Она худела и бледнела с каждым часом, глаза ее глубоко ввалились. Болезнь сводила ей тело, и королевна то и дело сгибалась, словно вязальщица снопов. Лекари не знали, как назвать болезнь и как ее излечить.
Тогда король в смятении ударил в колокол Совета.
- Синьоры Совета! - сказал он. - Моя дочь чахнет день ото дня. Скажите, что мне делать.
И мудрые синьоры Совета ответили:
- Мы слышали, что в Италии при дворе одного из королей живет девушка по имени Розалинда. Она столь же прекрасна, сколь и мудра. Она разыскала пропавшую дочь этого короля и спасла ее. Пошлите за ней, может быть, она спасет и вашу дочь.
- Прекрасно! - воскликнул король. - Ваш совет, синьоры Совета, пришелся мне по душе.
Король хлопнул в ладоши и приказал тотчас снаряжать корабли. Послом к итальянскому королю он назначил старейшего синьора Совета.
Корабли уже поднимали якоря, когда король запыхавшись прибежал на берег:
- Ах, старейший синьор Совета, ведь я чуть не позабыл вручить вам железную перчатку. Если тот король не согласится отпустить Розалинду, бросьте к его ногам перчатку в знак объявления войны.
Посол поклонился королю, взял перчатку, и корабли отплыли.
Перчатка и в самом деле чуть не пригодилась. Потому что король, названый отец Розалинды, наотрез отказался отпустить свою приемную дочь в Испанию. И быть бы войне, если бы сама Розалинда не вбежала в зал. Услышав, зачем приехал посол, она сказала:
- Не огорчайтесь, дорогой король, я съезжу в Испанию ненадолго. Может, я и помогу испанской королевне.
И она так уговаривала короля, что он согласился.
Вот приплыли корабли назад в Испанию. Сам испанский король и опечаленный португальский принц вышли встречать Розалинду.
Только Розалинда ступила на берег, она сказала:
- Ведите меня скорее к вашей дочери.
И было самое время, потому что королевна совсем истаяла.
"Это не простая болезнь, - сказала себе Розалинда, - тут что-то есть!"
Она заперлась с королевной в ее покоях и велела, чтобы никто к ним не входил три дня и три ночи. Испанский король своими королевскими руками наложил на двери, ведущие в покои дочери, семь больших восковых печатей.
И вот настал вечер. Розалинда хотела зажечь свечу, но у нее не оказалось ни кремня, ни огнива, ни трута. Она взглянула в окно и приметила далеко-далеко на холме тусклый огонек. Розалинда, недолго думая, взяла свечу, выпрыгнула в окошко и побежала в ту сторону. Чем дальше она шла, тем ярче становился огонь. А когда Розалинда подошла совсем близко, она увидела большой костер. На костре стоял огромный котел, в котором что-то кипело. Старый кривоногий турок в чалме помешивал варево и приговаривал что-то не по-итальянски, не по-испански, а по-своему, по-турецки.
"Э, - подумала Розалинда, - не в этом ли котле тает жизнь испанской королевны?"
И она сказала турку:
- Ах, бедняжка, отдохни немножко, ты очень устал.
- Я не могу отдохнуть, - ответил турок. - Я мешаю уже три месяца днем и ночью, ночью и днем. Осталось уже недолго. Скоро я уеду в свою Турцию, а то как бы мои сто жен не перессорились между собой.
- Ну так давай я за тебя помешаю, - сказала Розалинда.
- Мешай, мешай, но клянусь бородой Магомета, если ты будешь плохо мешать, я и тебя сварю в этом котле.
Турок сел на землю, скрестив ноги, а Розалинда принялась усердно мешать сушеной совиной лапой вонючее варево.
- Хорошо я мешаю? - спросила она турка.
- Мешай, мешай, - проворчал турок.
- А ты поспи, - сказала Розалинда.
Турок заснул.
Тогда Розалинда взяла да и опрокинула котел с волшебным зельем прямо на турка.
Ох, что тут было! Турок сразу стал худым, как щепка, весь ссохся и, наконец, превратился в кучу трухи.
А Розалинда зажгла свечу от тлеющих угольков и бросилась бежать ко дворцу.
Когда она вернулась, испанская королевна впервые за много дней спала спокойно, как дитя. На ее бледных щеках проступил румянец.
В назначенный Розалиндой день испанский король сорвал семь печатей и открыл двери. На шею ему бросилась веселая и здоровая дочь.
Король наградил Розалинду богатыми подарками и с почестями отправил в Италию. Испанская королевна крепко обняла ее, расцеловала и просила не забывать, что в Испании у Розалинды есть названая сестра. А португальский принц, ее жених, добавил:
- И названый брат.