Четверг, 08.12.2016, 23:08
Приветствую Вас, Гость




Пес чабана


Жил-был чабан, и была у него большая отара овец, которых сторожил
старый преданный пес... Много волков и медведей уничтожил он на своем веку.
Да с некоторых пор стали ослабевать его силы - с трудом поднимался он с
земли, начала облезать шерсть. Чабан, увидев, что в один прекрасный день
может остаться без охранителя, нашел где-то щенка и стал его приручать. А
так как он был хорошим хозяином, то продолжал ухаживать за обоими псами. Но
вот стал щенок задираться со старым псом из-за пищи. Жадный и ненасытный, он
все боялся, что останется голодным.
Как-то подластился он к чабану, потерся об его ноги, а потом и говорит
ему:
- Хозяин, ты бы прогнал этого старого пса, он только еду зря переводит.
А так мне больше достанется: быстрее вырасту, окрепну, ведь вся твоя надежда
на меня, а он пусть идет на все четыре стороны, все равно пользы от него уж
ждать нечего.
Чабан послушался совета и принялся покрикивать на старую собаку,
сегодня тихо, завтра - громче, когда словом обидит, когда и палку пустит в
ход. Увидел бедный пес, что не житье ему у хозяина, а каторга, и, понурив
голову, побежал прочь. Бежал он сколько, бежал и добежал до леса. Там
принялся рыскать в поисках еды, ищет то там, то здесь, но ничего не находит.
От голода и напрасных поисков совсем уж лишился он сил. Но вот повстречалась
ему на пути избушка. Вошел он в нее, сел и призадумался: Ну и удружил мне
этот щенок! Теперь, видно, не останется ничего другого, как распрощаться с
жизнью .
Сидел он так и проклинал свое житье-бытье, как вдруг видит в окошко
волка, приближающегося к избушке,- тут проходила как раз тропинка волков.
Собака не ощетинилась: знала, что волки, когда сыты, не трогают никого. Волк
подошел к избушке и спрашивает:
- Мэй, ты кто таков? .
- Сапожник,-отвечает пес.
- И что ты умеешь делать?
- Постолы, сапоги, все, что можно сделать из кожи. ;- Вот хорошо,
сапожник, уж с каких пор собираюсь я себе сапоги заказать.
- А кожа есть?
- Нету. А какая требуется?
- Для подошвы - телячья, для передков - свиная, для голенищ-гусиная.
- Значит, по рукам. Сработаешь, мне сапоги!
- По рукам, кум, только приволоки мне живого теленка, я сам с него
шкуру сдеру, сам и дубить буду.
- Ладно, сапожник.
Рыскал-рыскал волк по полям, по стадам и вот тащит молодого быка.
- Хорош?
- Хорош. А через три дня мне понадобится и свинья.
Волк убежал, а пес принялся за бычка. Поест-поест, отдохнет малость,
воды попьет и опять ест. За три дня в самый раз управился с бычком. Волк,
думаючи только о сапогах, сдержал слово: на третий день приволок огромного
кабана.
- Вот, сапожник, притащил, сгодится на передки?
- Лучше и не надо.
- Когда сапоги-то готовы будут?
- Принеси теперь четырех гусей на стельки да на голенища - в три дня
сработаю.
Волк радуется не нарадуется. На второй же день притащил четырех гусей и
все места себе не может найти-не дождется, когда сапоги обует. А пес, братец
ты мой, знай себе ест да спит. Закусывает то свининкой, то гусятинкой,
добро - и вода ключевая под боком. Если это был не рай, близко к раю это
было. От сытной еды окреп пес, набрался сил, шкура на нем стала лосниться от
жира, так что казался он двухлетком - так помолодел. Тут и срок подошел -
является волк.
- Ну, готовы сапоги, сапожник?
- Что это за сапоги ты требуешь, зверюга? - выскочил пес из избушки.
Волк от удивленья на хвост присел, пес же бросился на него и давай
разрывать зубами. Бедный волк, предчувствуя конец, так взвыл, что сбежались
к ним все волки из ближнего леса. Пес же со всеми так расправлялся, что
только деревья качались. Как вгрызался зубами раз - сразу троих с землей
сравнивал. Через какое-то время примчался и царь волков. Увидел такую свалку
и закричал:
- Довольно, волки! Оставьте пса в покое и бегите ко мне.
Волки отступили, а царь принялся их отчитывать.
- Мэй, клыкастые, зачем вы связались с этой псиной, иль хотите, чтобы
он вам всем перегрыз горло, так чтоб и рода вашего не осталось? Не видите,
как он силен и ловок,- никто из вас не может устоять против него! Идите,
дайте ему денег, сделайте все, чтоб он ушел отсюда куда глаза глядят, иначе
не будет нам покою.
Побежали тогда четыре волка к псу:
- Ваше высочество, сколько заплатить вам иль что сделать, чтоб вы
покинули лес и оставили нас?
- Коль утащите из отары такого-то чабана (тут он назвал имя своего
хозяина) двух овец, мне другого вознагражденья не надо.
Волкам порученье пришлось до вкусу. Побежали они под гору, куда пес
указал; и недалеко от отары овец принялись выть и лязгать зубами. Молодой
пес от страха поднял хвост трубой и - поминай как звали. Бедный же чабан не
мог справиться с четырьмя волками одной палкой. Свистел, кричал, да все
напрасно: волки бросились к овцам, схватили двух из них и собрались в
обратный путь. Тут выбежал им навстречу наш пес (а он тихонько раньше
пробрался к отаре) и давай рвать волков зубами, кромсать, так что те еле-еле
унесли ноги.
Ох и обрадовался чабан, увидев, как расправляется с волками его старый
друг! Приласкал его, накормил, а молодого пса, когда тот вернулся, побил и
прогнал прочь от загона.
Стал старый пес, как и прежде, жить в довольстве у чабана: и корм у
него был, и уход, и крыша над головой.
И чем он старее становился, тем усерднее чабан ухаживал за ним. А когда
настало время искать чабану другого пса, нашел он такого, который был похож
на старого: прилежно охранял отару и не боялся волков.