Среда, 07.12.2016, 13:35
Приветствую Вас, Гость




Павлин-насмешник

Как-то раз сидел в лесу павлин и горько сетовал на свое одиночество. Случилось, что мимо пробегал шакал. Увидел он павлина и спросил его:
– Ты чего такой грустный, братец? Павлин сначала испугался шакала, но потом, набравшись храбрости, ответил со вздохом:
– Ах братец! Хоть и живу я в таком большом лесу, но нет у меня никого, с кем я мог бы горе размыкать или радостью поделиться. Вот об этом я и тоскую.
Услышав такие слова, шакал пожалел павлина и сказал:
– Знаешь что, павлин, давай дружить! Даю тебе слово, что с сегодняшнего дня ничем тебя не обижу.
Павлин обрадовался, и стали они дружить: целыми днями вместе прыгали, танцевали и пели. И так они друг друга полюбили, что даже ели вместе.
Время шло. Как-то раз павлин нарвал крупной, сочной алычи, а шакал притащил молоденького ягненка. Уселись оба рядом и принялись каждый за свою еду. Съев алычу, павлин нарыл в земле ямок, одну возле другой, бросил в каждую из них алычевую косточку, засыпал ямки землей и, с важностью распустив хвост, сказал:
– Всегда, когда я ем алычу, косточки зарываю в землю. В нашем роду павлинов издавна так повелось. Пройдет время, из косточки вырастет большое дерево, на нем появятся плоды. Мне, может быть, и не придется полакомиться этой алычой, но все-таки я рад: кто-нибудь другой съест алычу, поблагодарит меня, и душа моя возликует.
Эти слова павлина пришлись шакалу не по вкусу. Он обиделся и, немного подумав, сказал:
– Хотя наш род шакалов ест мясо, но и у нас уже давно существует обычай бросать в землю кости. Я всякий раз, как ем ягненка, бросаю его кости в землю.
Сказав так, он нарыл в земле ямок, одну возле другой, бросил в каждую по косточке ягненка и засыпал землей.
Потом оба они, шакал и павлин, весело приплясывая, отправились гулять. Дни бежали за днями. Однажды павлин сказал шакалу:
– Пойдем, братец, посмотрим на поле, которое мы засеяли. А то как бы какой-нибудь зверь не попортил наши посадки.
Шакал стал отговариваться, но павлин настоял на своем, и оба друга явились на место, где были зарыты косточки алычи и кости ягненка. Они увидели небольшой кустик, который вылез из земли. Это была алыча.
– Посмотри-ка, как моя алыча раскачивается на ветру. Скоро она вырастет и даст плоды,– сказал павлин и посмотрел туда, где шакал зарыл кости ягненка. На том месте ничего не росло. В глазах павлина мелькнула насмешка. Шакал заметил это и сказал:
– Кости ягненка так быстро не прорастают. Им нужно долго пролежать в земле, прежде чем пустить ростки.
Павлин насмешливо улыбнулся, а шакал рассердился, но сдержался и сделал вид, что ничего не заметил.
Прошло несколько месяцев. Павлин время от времени ходил на поле и приглашал с собою шакала. Шакалу очень не хотелось ходить туда, но ничего не поделаешь: нельзя было огорчать друга, и он не перечил павлину.
Алыча выросла, зацвела, и павлин очень этому радовался. А шакал при виде костей, которые так и лежали в земле, как он их положил, отчаивался и горевал. Он хорошо знал, что кости ягненка не дадут всходов и что он солгал павлину. Но как иначе мог он поддержать честь своего рода? Поэтому, когда павлин с невинным видом спрашивал: «Послушай, друг, когда же наконец прорастут кости, которые ты посадил?» – шакал отвечал ему:
– Кости так быстро не прорастают. Им нужно долго пролежать в земле, прежде чем пустить ростки.
Павлин только смеялся в ответ, а шакал свирепел, но все-таки подавлял в себе гнев, чтобы поддержать дружбу.
И вот наступил день, когда алыча покрылась крупными спелыми ягодами. Павлин нарвал их и принялся за еду. Шакал был тут же. На беду, охота не принесла ему удачи, и он молча сидел в сторонке. А павлин, увидев, что шакал печален и ничего не ест, стал над ним потешаться:
– Видно, урожай твой созреет в будущем веке! Если б ты посадил алычу, то сейчас наслаждался бы спелыми ягодами!
Шакал, удрученный, сидел и молчал, а павлин продолжал насмехаться над ним. Потом, съев алычу, он стал бросать косточки в такала и приговаривать:
– Братец! Как мне тебя жаль! Возьми эти косточки, посади их, хоть на следующий год полакомишься!
В душе шакала клокотала ярость. Он не мог больше сдерживаться – и набросился на павлина:
– Пусть кости ягненка не дали всходов, зато я съем тебя и утолю свой голод!
И он растерзал павлина и съел.