Воскресенье, 11.12.2016, 11:00
Приветствую Вас, Гость




Пастушка и белый волк


Давным-давно в маленьком домике на краю деревни жила бедная сирота. С
раннего детства она работала на хозяина, все лето пасла ове; в горах, пряла
пряжу, вязала чулки и варежки, а зимой от ранней зари до позднего вечера
ткала. Шло время, и из бедной сиротки выросла деви;а пригожая да в работе
ловкая.
Как-то раз под вечер пасла она на лугу овец и вязала чулки, как вдруг
из леса донесся жалобный плач. Не то дикий зверь скулит, не то ребенок
плачет.
Не выдержала и пошла на голос. Плач раздавался из самой чащи, кусты
царапали руки и ноги. Как вдруг под деревом она увидела огромного белого
волка. Шерсть у него отливала серебром, но в зеленых глазах затаилась боль.
Волк стоял, подняв лапу: видно попала в нее колючка, которую он сам не мог
вытащить.
Испугалась пастушка и бросилась было бежать, да только жалко ей стало
зверя.
- Я помогу тебе, белый волк, вытащу колючку! - тихо сказала пастушка.
Вытащила девушка колючку из лапы, волк с благодарностью лизнул ей руку
и скрылся в чаще, да так тихо, что ни одна веточка под лапами не затрещала,
ни один листочек не шелохнулся.
Девушка вернулась на луг и тут застыла от ужаса: овец на лугу не было.
Долго звала она их, искала, сбегала посмотреть, не вернулись ли они домой,
но овцы как сквозь землю провалились.
- Пойду я искать овец в лес, а если к утру не найду, отправлюсь куда
глаза глядят, ведь без овец я хозяевам на глаза показаться не смею, - горько
плакала сирота. - А несколько серебряных, что должна мне хозяйка за работу,
останутся ей в уплату за пропажу.
Сколько она не искала овец, как ни звала их, ни разу не зазвенел
колокольчик, не заблеяла овца. Наконец девушка совсем выбилась из сил и
взобралась на высокое дерево, чтобы дикие звери ее не достали.
Ночь была темная, вокруг ни огонька, глаза у пастушки от усталости тут
же и закрылись. Проснулась она от того, что кругом вдруг посветлело, будто
яркий месяц на небе вышел.
Посмотрела девушка вверх, но лес был такой густой, что и краешка неба
не было видно, ни одна звездочка не блестела. Казалось, что серебряное
сияние прямо из земли исходит. Взглянула она вниз и увидела под деревом
белого волка. Сбросил он свою серебристую шубу и превратился в стройного
юношу.
- Не бойся, пастушка, - тихо заговорил он. - Ведь я такой же человек,
как и ты, заколдовал меня злой колдун-великан, превратив в белого волка.
Только темной ночью и всего на одну минуту могу я сбросить волчью шкуру. Но
колдун из себя выходит, когда меня кто-то жалеет. Это он украл твоих овец на
лугу за то, что ты не оставила меня в беде и вытащила из лапы колючку. Мой
отец, испанский король, пережил из-за него много страданий, вот уже семь
лет, как он ничего обо мне не знает - ни где я и жив ли вообще. От горя он
совсем занемог.
- А можно ли снять с тебя заклятие? - спросила пастушка.
- Можно, но сделать это очень трудно, - вздохнул королевич.
- Ты только скажи как, может я смогу помочь.
- Колдун сказал, что его чары разрушатся, и я навсегда сброшу волчью
шкуру лишь тогда, когда из любви ко мне девушка соткет для него солнечную
ткань из золотых волос. Хочет он сшить себе изэтой ткани кафтан, рубашку и
штаны, - перечислил королевич. Пастушка лишь руками всплеснула.
- Да где же взять столько золотых волос? - удивилась она. - Ведь у
наших девушек волосы черные, как воронье крыло. Но не печалься, я отправлюсь
хоть на край света, но найду золотые волосы, чтобы их хватило на ткань для
великана.
Не успел королевич поблагодарить пастушку, как в ту же минуту снова
превратился в огромного белого волка, завыл, так что горы задрожали, и
скрылся в чаще.
Когда рассвело, слезла девушка с высокого дерева и отправилась искать
золотые волосы для солнечной ткани.
Путь ее пролегал через горы и долины. Девушка шла то весело подпевая
птицам, то с трудом пробиралась сквозь непролазную чащу, где и краешка неба
не было видно. Затем тропинка привела ее в суровые, скалистые горы. Тут
налетевший ветер чуть не сбросил пастушку в глубокую пропасть, но наконец,
на третий день к вечеру добралась она до ворот большого города.
Даже во сне не могла она себе представить столько людей, сколько было
на городской площади. Люди смеялись и веселились, хмурились и ругались,
покупали и продавали, одни спешили, другие плелись, едва передвигая ноги,
словом, каждый делал, что хотел. Девушка, немного освоившись, подошла к
домику, где на лавочке сидела старушка, поздоровалась с ней и спросила, есть
ли у них в городе люди с золотыми волосами.
- Откуда же здесь таким взяться? - удивилась старушка. - Ты и сама
посмотри, у молодых волосы черные, как ночь, а у старых- будто снег голову
припорошил. Только у двоюродной сестры нашей принцессы волосы и точно
отливают золотом. Я даже и не знаю, откуда она такая взялась.
- Добрая старушка, скажи, где найти мне принцессу с золотыми волосами?
- Живет она на горе на седьмой улице, в седьмом дворце,- отвечала
старушка. Поблагодарила ее девушка и побежала в гору да так быстро, будто за
ней кто гнался. Старушка ей вслед толькоголовой покачала. Прибежала девушка
на седьмую улицу, нашла седьмой дворец и постучалась.
Окно распахнулось, и из него выглянула девушка с густой вуалью на лице.
Набралась пастушка смелости и спросила:
- Не нужна ли вам служанка, госпожа? Три дня я добиралась до города,
надеясь найти здесь работу, и вот уже едва на ногах стою, но места так и не
нашла.
- Входи во дворец. Уже целую неделю никто как следует не расчесывал мои
волосы.
Резво, словно белка, пастушка вбежала во дворец. Слуги накормили и
напоили ее, умыли и приодели, отвели в покой принцессы.
- Добрый вечер, госпожа, - поклонилась девушка. Принцесса только
взглянула на нее, и девушка ей сразу понравилась.
- Вот золотые гребни, щетки, черепашьи заколки, покажи, что ты
умеешь! - с этими словами принцесса сняла с головы вуаль, и вся комната
залилась золотым светом, длинные волосы словно золотой дождь падали с головы
до пят. Пастушка замерла от изумления, нерешительно взяла гребни и принялась
расчесывать волосы принцессы. Расчесав, она заплела из в три
толстые-претолстые косы.
-Если ты будешь каждое утро и каждый вечер так умело и хорошо
расчесывать мои волосы, - с улыбкой сказала принцесса, - то ты не пожалеешь,
что поступила ко мне на службу.
На третий вечер расплела пастушка золотые косы принцессы, разложила
дорогие гребни и так тяжело вздохнула, что принцесса обернулась и спросила:
- Что с тобой? Что тебя печалит? Или тебе не нравится у меня?
- Госпожа моя, мне у вас так хорошо, как никогда прежде и не было.
Только вспомнился мне королевич-белый волк, как он рыскает в чаще, вот мне и
взгрустнулось.
- А кто это такой? - допытывалась принцесса. - Я о таком никогда не
слыхала.
Рассказала пастушка о белом волке и о том, что от злых чар его может
освободить лишь только солнечная ткань для колдуна.
- Госпожа моя, отдай одну свою золотую косу и ты спасешь самого
прекрасного юношу, - осмелев, попросила пастушка.
- А ты умеешь прясть и ткать? - недоверчиво спросила принцесса.
- Конечно, умею.
- Ну, что ж, я с радостью отдам золотую косу для солнечной ткани на
наряд для колдуна. Но с условием, что, как только злые чары рассеются, ты
приведешь ко мне королевича.
- Хорошо, госпожа, я обещаю это.
В тот же вечер отрезала пастушка у принцессы косу и тут же принялась
прясть золотую нить.
Днем и ночью девушка пряла и ткала, останавливаясь только, чтобы
причесать принцессу и немного вздремнуть. Наконец, ткань была готова. Она
сияла, словно солнце.
Девушка собралась в дорогу и простилась с принцессой.
- Поспеши и приведи ко мне королевича, - сказала принцесса на прощание.
И снова шла пастушка через горы и долины, по дорогам и нехоженным
тропам, солнце нещадно ее палило, ветер пытался сбросить в пропасть, но
наконец, на третий день она пришла в чащу, где когда-то ночевала на дереве и
видела заколдованного принца.
- Ты вернулась, пастушка, - встретил ее белый волк.
- Я выполнила обещание и принесла солнечную ткань для колдуна. Теперь
ты навсегда сбросишь волчью шкуру, - поспешила обрадовать его девушка.
Белый волк обрадовался и поспешил к колдуну-великану, а пастушка
осталась ждать его возвращения в облике королевича. Но волк вернулся
печальный, с низко опущенной головой.
- Ох, пастушка, великан очень обрадовался, когда увидел ткань, что ты
для него соткала. Но он такой огромный, что ее хватило лишь на кафтан. А
пока не будет у него рубашки и штанов, ходить мне в волчьей шкуре, - горевал
королевич.
- Не печалься, - утешала его пастушка, хотя и она чуть не плакала. - Я
сотку тебе еще золотой ткани.
Она снова вернулась в город, пришла ко дворцу принцессы и остановилась
у ворот. Тут как раз выглянула из окна принцесса.
-Иди скорее во дворец, девушка, давно уже меня никто как следует не
причесывал, - позвала она пастушку. А когда они остались одни, спросила - А
где же королевич? Разве колдуну не понравилась солнечная ткань?
- Ткань ему понравилась, да хватило ее всего-навсего на кафтан, -
расплакалась девушка. - Госпожа моя, отдай для принца еще одну косу.
Долго думала принцесса, но наконец согласилась отрезать вторую косу, но
при условии, что пастушка приведет ей освобожденного от злых чар королевича,
и он женится на ней.
Отрезала пастушка вторую косу и так ловко причесала юную принцессу, что
было совсем незаметно, что волос стало меньше, голова по-прежнему отливала
золотом. На веретене она спряла золотую нить, еще тоньше, чем в первый раз,
и соткала ткань мягче, чем прежде. Но через неделю она вернулась, заливаясь
слезами.
-Госпожа моя, и этой ткани хватило лишь на рубашку для
колдуна-великана. А заколдованный королевич опечалился в сто раз больше
прежнего, когда услышал, что у тебя осталась всего-навсего одна коса.
Долго молчала принцесса, даже не взглянула на пастушку. Потом
проговорила:
- Отдала я белому волку две свои косы, так отдам и третью, чтобы спасти
его. Правда, буду я теперь всем на посмешище: голова моя словно птичье
гнездо. Но пообещай мне еще раз, что прямо из леса приведешь ко мне во
дворец королевича, и он тут же женится на мне!
- Как ты пожелаешь, так и будет, моя госпожа, - тихо ответила пастушка,
а через минуту она уже сидела за веретеном и пряла золотые волосы.
На этот раз ткани хватило и на штаны для великана, и в ту минуту, когда
он их примерял, разрушились колдовские чары, белый волк превратился в
прекрасного королевича.
- Пастушка, милая моя, тебе я обязан своим избавлением от заклятия, -
сказал сын испанского короля. - Теперь мы никогда не расстанемся, отправимся
вместе к моему несчастному отцу, обрадуем его и попросим сыграть нам
свадьбу.
- Господин мой, не я одна помогала тебе избавиться от заклятия, -
ответила ему пастушка. • Без помощи принцессы, что живетв городе у подножия
гор, не удалось бы разрушить злые чары. Это она пожертвовала своими
прекрасными волосами, чтобы я спряла пряжу и соткала золотую ткань. За это
обещала я ей, что прямо из лесной чащи я приведу тебя в ее дворец, и ты на
ней женишься. Она ждет тебя, королевич.
- Коль обещала, надо обещание выполнять, - загрустил королевич и,
опустив голову, отправился вслед за пастушкой. Дорога была длинная, но и ей
пришел конец. Пришли они на седьмую улицу и остановились перед седьмым
дворцом.
Не успела пастушка постучать, как окно распахнулось, выглянула
принцесса в кружевной вуали и спросила звонким голосом:
- Кого ты привела, девушка?
- Я привела к тебе сына испанского короля. Солнечный наряд из твоих
золотых волос разрушил злые чары.
- Сын испанского короля? - удивленно и в то же время обрадован-но
воскликнула принцесса. - Ведь это мой младший брат. Вот уже семь лет я ищу
его по всему свету.
Брат и сестра бросились в объятия друг к другу, не зная, смеяться или
плакать от радости.
На следующий день они все вместе с большой свитой придворных
отправились к испанскому королю. А король в ту же минуту, как его дети
переступили порог родного замка, выздоровел от самой радости.
Слух о преданной и отважной пастушке и о принцессе, которая для белого
волка пожертвовала своими прекрасными золотыми волосами, быстро разнесся по
белу свету. Теперь у принцессы было на каждый палец по десять женихов.
Каждый считал за честь взять ее в жены, и потому король сыграл сразу две
свадьбы: королевичас пастушкой и принцессы с соседним молодым королем,
смелым и веселым, как майский день.
Тому, кто не был на этой свадьбе, не отведал королевского угощения, не
танцевал три недели под королевскую музыку и не слышал рассказа о том, что
приключилось с молодыми, пока не улыбнулось им счастье, а сказке настал
конец, - тому есть о чем пожалеть.