Воскресенье, 04.12.2016, 11:12
Приветствую Вас, Гость




Овечка батрака


Жил-был когда-то батрак. Много лет прослужил он у барина и в награду за
свои труды получил такого жалкого и несчастного ягненка,- глаза б на него не
глядели. Взял батрак ягненка и побрел по белу свету, и все бродил в поисках
работы, а ягненка пас себе у обочины дорог, в редколесье, по берегам рек.
Ягненок рос, креп и сделался круглым, как огурчик. С каждым днем колечки на
нем становились все кудрявей и золотистее. Теперь уж батрак от всего сердца
поил и кормил ягненка, глаз с него не сводил - ведь только и утешения было у
бедняги.
Однажды пас он его у обочины дороги и увидел царских глашатаев, которые
извещали о том, что у царя есть дочь, пребывающая в свои молодые годы в
большой печали. Еще не нашлось такого человека, который сумел бы вызвать
хоть
слабую тень улыбки на ее лице. Царь-де очень омрачен зтим несчастьем и
страдает денно и нощно. Он извещает о том, что, если кто-либо развеселит его
дочь, - получит ее в жены и половину царства впридачу.
Как прослышал батрак про такое, подумал: "Пойду-ка я в царский дворец,
попытаю счастья. А если опозорюсь, то, верно уж, буду не один".
И с этой думой пустился в путь-дорогу к царским хоромам. Шел с утра до
вечера, а как сумеркам сгущаться, дошел до какого-то села и постучался в
одни ворота, чтоб пустили его переночевать. Когда ворота открылись,- о
боже! - увидел человек, что попал к самому попу, а тому - что делать! -
пришлось притвориться, как человеку благочестивому, что принимает он его
ночевать с открытой душой, И повел батрака в одну из комнат. Попадья и три
его дочки как увидели овечку, так вьющиеся колечки ее стали им поперек
горла. И как могло быть иначе, если овечка, где проходила,- место золотила.
Поздней ночью надумали поповны: если украсть овечку они не могут, так
хоть выдернут у бедняжки несколько золотых завитков. Тихонько, на цыпочках,
подкралась старшая дочь попа к овечке, дернула как можно больше завитков, а
они не выдергиваются. Тогда она решила меньше захватить и хотела опустить
руку, а рука не опускается, будто приросла к овечке. Приложила девица и
другую руку, но рука, как только коснулась золотых шерстинок, так и
окаменела. Ужас, страх, дрожь забили бедную. Пробует она вырваться,
отдернуть руку - ни в какую! Рука и точно приросла к шерсти овечки.
Не долго терпела и средняя поповна, - подкралась к дверям, чтоб тоже
украсть хоть несколько кудряшек, Как увидела, что сестра уже дергает
овечку, - бросилась к ней, да не тут-то было! - и ее руки тотчас приклеились
к завиткам овечки и, хоть тресни, не отдергиваются.
Через некоторое время не выдержала и младшая - и попалась, как
остальные.
Поп с попадьей стали уж волноваться:
- Отчего так медлят наши дочки? Что могло с ними случиться?
Попадья набралась смелости и пошла поглядеть, что делается в соседней
комнате. Открыв дверь, подумала она, что дочери не могут оторвать шерсть, и
вцепилась сама в овеч-
ку обеими руками. Да так и окаменела. В тревоге и беспокойстве за
дочерей пошел и поп разведать что-либо. Отворил дверь комнаты и, думая
помочь, схватился за плечи попадьи, чтоб потянуть назад, да - рраз! -
приклеился сам вместе с попадьей и дочерьми.
До самого утра мучались они так, как не мучаются и птицы в клетках.
На другой день утром поднялся Чабан с восходом солнца и пустился в
путь-дорогу, как задумал раньше. Овечка тоже поднялась, пошла следом и
потянула за собой все семейство попа. Те плелись, спотыкаясь и падая, когда
на четвереньках, когда ползком, чабан же все это видел, но, шагая впереди,
не обращал на них внимания и только посмеивался в усы.
У околицы села некий человек, что веял зерно, увидев попа со своим
семейством, в сердцах говорит своему помощнику: "Глянь-ка на попа,- поглоти
его пустыня, так жаден, что и эту овечку хочет увести",- и, размахнувшись,
хвать попа по спине лопатой так, что у того даже кости хрустнули. Теперь уж
и этот человек плелся за ними.
А овечка в погоне за травкой бежала то у обочины дороги, то через
кустарники, и все приставшие к ней уже корчились от мук и усталости.
Так пришли они к царскому дворцу. Батрак постучал в царские ворота и
закричал что было мочи:
- Отворяйте ворота, веду с собой попа!
Стражники отворили ворота, и царь вышел ему навстречу. Да как увидел
его,- схватился за бока и ну хохотать, прямо задергался на месте. Это была
уже не шутка, а случай. Такого ни с кем не приключалось ни до того, ни
после.
А как подошел батрак ближе ко дворцу,-увидел в оконце наверху мрачную
царскую дочь, что ни разу в своей жизни не засмеялась. Взглянув на
перепуганного и растерянного попа, на всех остальных, держащихся один за
другого, и на свечку, которая, что ни шаг,- валила их всех наземь, как
нельзя смешнее, не удержалась она и так рассмеялась, что остановиться не
могла. Так весело смеялась царская дочь.
Словно солнце опустилось на землю и все богатство мира скопилось у
царского дворца - такая радость охватила людей, а больше всех - самого царя.
Велел он созвать лучших музыкантов, а батрака одел в одежды, отливающие
золотом, обручил его со своей дочерью,
и закатили они свадьбу,- другой такой не было еще и в помине. Был и я
на том пиру, пировал много недель и месяцев. От большого веселья принялись
гости стрелять из пушки, да по невнимательности и меня зарядили в нее вместо
снаряда. Как пальнули - летел я, летел и вот попал прямо сюда, чтоб
рассказать вам эту сказку о батраке и его овечке.