Суббота, 10.12.2016, 19:29
Приветствую Вас, Гость



Сказка о кануне. Глава 2. Мерцание

Оррин

На Восточных ветках приготовление к празднику шло полным ходом. Шары до блеска начищали свои бока, помощники Деда Мороза развешивали новые ленты и гирлянды, рядовые жители украшали свои дома.
Наряжала свой дом и Тигриуска. Она никак не могла придумать, куда деть кучу букетов, которые надарил ей ее брат. Неподалеку играл аккордеон Медведя-гармониста. Уже была ночь и, хотя у Тигриуски слипались глаза, на улице царило такое праздничное настроение, что она решила полюбоваться красотой Елки. А на Елке было, на что посмотреть! Красные и золотые шары переливались блеском; темно-зеленые иголки с синим отливом слегка шелестели вместе с дождями (в этом году - серебряными, а в другие - фиолетовыми, оранжевыми и совсем уже фантастических цветов) под действием попеременно снующих по ним различных ног и ножек, и все это – под  музыку аккордеона, но вдруг к ней присоединились барабан, а потом и скрипка. Тигриуска немедленно посмотрела на север в сторону, где играл Медведь-гармонист, и заметила очертания трех фигур. Немного пораздумав, она направилась туда.
***
- Ну как, видели Шара-Тигра? - спросил, продолжая играть, Медведь.
- Мы только что от него, - ответил Тигр-барабанщик.
- Да, такие байки он рассказывает, присоединился Заяц-скрипач, - прям как Общежитие, будто вспышки какие-то в Северном лесу, прямо бенгальские огнива.
- Не знаю, чего они беспокоятся, - пожал плечами Медведь, -может, это помощники Деда Мороза какой-нибудь сюрприз готовят.
- А может и не они, - усмехнулся Тигр-барабанщик. – Шар-Тигр как раз просил рассказать об этом Королю.
- А у нас неплохо получается, ребята, - сказал Медведь, не вслушиваясь в слова друга. – Надо чаще встречаться. Эй, дорогие господа жители Елки, подайте бедным музыкантам на пропитание.
- Я подала бы, да не взяла денег. Да и зачем вы играете в таком захолустье, где растут одни грибы?
- А, госпожа Тигриуска, - протянул Заяц, - милости просим. Что делаете в наших краях?
- Я просто гуляла, любуясь новогодними приготовлениями, а, услышав аккордеон господина Медведя, решила пожелать ему Доброго вечера, - ответила Тигриуска, выйдя из-за густой ветки неподалеку, за которой давно пряталась. Тигр резко бросил стучать в барабан.
- Тогда и вам, Добрый вечер, госпожа, - хмыкнул Скрипач. – Но позвольте спросить, не страшновато ли вам бродить здесь, ведь тут уже начинаются довольно необжитые места.
- А чего же мне боятся, господин Заяц, разве что таких наглых музыкантов с Нижних Ярусов?
- Спасибо за комплимент. Интересно только, кто из нас более наглый? Вроде как не я к вам под дверь приперся подслушивать.
- Подслушивать?! Да как вы смеете, пьянчуга?!
Тигриуска занесла лапу, чтоб дать Зайцу пощечину, а тот уже закрылся скрипкой (Тигр молча наблюдал за происходящим, приклеившись взглядом к Тигриуске), но  всех опередил Медведь. Он прытко влез своей тушей между Тигриуской и Зайцем-скрипачом и пробурчал:
- Прошу покорнейше простить молодецкий пыл моего друга, госпожа!
Затем Гармонист обернулся к Зайцу и, отойдя с ним в сторону, шепнул громким басом:
- Давай к Бегемоту, поиграем там, если, конечно, там еще могут отличать музыку от храпа Деда Мороза.
- Вот ты, что задумал, - усмехнулся Скрипач, поймав взгляд, которым Тигр-барабанщик смотрел на Тигриуску.
- Ну что ж, давно пора к Бегемоту, - объявил Заяц-скрипач Тигриуске, - Позвольте откланяться!
- Удачи, - бросил он Тигру, и через полминуты, загорланив песню вместе с Медведем, скрылся за поворотом ближайшего дождя.
Когда их шаги затихли, и прошло еще пару минут, натужное молчание прервала Тигриуска:
- Почему вы молчите, не вы ли приставали ко мне со всякой ерундой с того момента, как приехали, а теперь, когда я к вам подошла, у вас не хватает духу что-либо произнести?
- Тигриуска…дело в том, что…- заговорил Тигр, нервно постукивая палочками по барабану, - …дело в том, что…
- Ух-ух, - глухо раздалось где-то вдалеке.
- Ух-ух, - повторилось ближе.
- Что это? – боязливо спросила Тигриуска.
- Это…Сова, - не сразу ответил Барабанщик, - но я никогда не слышал, чтобы она так странно ухала.
- Ух-ух! – раздалось уже совсем страшно и надрывно.
- Сова в беде! Скорей! Скорей! – промелькнуло в голове Тигра, и вдруг, неожиданно для самого себя, он сломя голову побежал к Северо-восточной оконечности Елки.
- Стойте! Вам нельзя туда одному, потому что…мы еще не закончили разговор, - глупо выкрикнула Тигриуска, срываясь с места.
Она быстро догнала Тигра (тот бежал вместе с барабаном). Места стали абсолютно пустынными, стояла мертвая тишина, и заметно похолодало, но вскоре тишина нарушилась: Тигриуска и Тигр услышали и слегка ощутили вьюгу, бушевавшую поблизости, что было совсем странно, так как вьюга и холод не могли прорываться за Завесу Тепла, созданную волшебством Деда Мороза вокруг праздничного дерева. Крики Совы давно затихли.
- Как холодно, - произнесла Тигриуска, стуча зубами, и осеклась.
Они вышли на опушку перед густыми, труднопроходимыми ветками, образующими дремучий и зловещий Северный Лес. На этой опушке (ровно сходившихся ветках) должен был стоять домик Совы-отшельницы, но его не было.
Вместо него перед Тигром и Тигриуской предстали разбросанные опилки. Это выглядело так, будто ее дом был раскрошен на кусочки.
- Да что здесь происходит?! – невольно воскликнул Тигр.
А Тигриуска ничего не сказала, дрожа от холода и страха, которые стали уже нешуточными.
Над ними навис Северный Лес, вьюга прорывалась все больше. Стало темно настолько, что видно было только на несколько шагов.
Барабанщик обошел опушку кругом, рассматривая обломки.
- Надо идти за подмогой. Об этом должен знать Дед Мороз, - выговорил он, но свищущий ветер проглотил его слова. Тигр обернулся, ища глазами Тигриуску и…
…Вспышка, потом другая, еще и еще ярче.
- Тигриуска! – крикнул совершенно ослепший Барабанщик, шаря лапами в воздухе.
- Господин Бараба...! – раздался крик где-то невдалеке, и вспышки исчезли.
Барабанщик постепенно опомнился. Видимость немного улучшилась, и он осмотрелся. Он стоял на опушке один, деревяшки, оставшиеся от домика Совы, слегка обгорели, следов Тигриуски нигде не было. В ветках Северного Леса вспышки продолжались, но теперь это было уже отдаленное манящее мерцание.
Перед Тигром стоял тяжелый выбор: либо бежать назад за подмогой и бросить Тигриуску, либо на свой страх и риск  идти вперед. Однако в этот вечер музыкант был необыкновенно решителен.
- Большое спасибо вам за это свидание, господин Заяц. На шутки вы всегда были мастер, - со свойственной иронией произнес Тигр-барабанщик и переступил черту леса.