Четверг, 08.12.2016, 05:06
Приветствую Вас, Гость




Нужда и врать заставит

Жил один человек по имени Мия, и был он неисправимый лгун, да такой
искусный, что, если бы дня через два довелось ему услышать от кого-нибудь
свое собственное вранье, он бы наверняка принял его за чистую правду.
Как-то утром встал Мия с постели и вспомнил, что в кармане у него ни
гроша. Стал он размышлять, как бы день перебиться. Жена и дети есть просят -
хоть иди воруй. Уж он и так и этак в уме вертел и наконец надумал наплести
каких-нибудь небылиц да с помощью своих выдумок и добыть денег.
Вскочил Мия, схватил свой чубук и кисет и полетел прямиком в кофейню. А
там все соседи в сборе. Вот входит Мия в кофейню, ни с кем не здоровается и
"бог в помощь" не говорит, а сам такой печальный, унылый - ну, брат, не
иначе как у него вся родня померла, и уже на кладбище ее свезли. Сел Мия,
чубуком об пол постукивает и никому ни слова, понатужился и уронил на грудь
несколько слезинок. Другие аги вокруг сидят и молча курят. Наконец один ага
говорит:
- Слушай, Мия, что-то ты нам давненько ничего не врал. А ну-ка соври
что-нибудь, ты ведь мастак по этой части!
Но Мия и глазом не повел. Уставился в одну точку и постукивает об пол
пустым чубуком - где ему табака-то взять, если в кисете ни щепотки, а в
кармане гроша ломаного нет. Тут другой ага окликнул Мию и просит соврать
позанятнее, а Мия словно воды в рот набрал. Повскакали соседи с лавок:
- Что это ты в молчанку играешь, когда нам охота твое вранье послушать!
- Молю вас богом, добрые люди! Оставьте меня в покое! Великое горе
свалилось на мою несчастную голову, такое горе, что я с трудом и языком-то
ворочаю.
Всполошились соседи:
- Что с тобой стряслось? Скажи, Мия!
- Ах, лучше и не спрашивайте! Сегодня утром умерла у меня жена!
Бедняжка должна была разрешиться от бремени, но во время родов скончалась.
Осталось у меня шестеро ребят, мал мала меньше; дома визг стоит и плач. Куда
мне податься, страдальцу, ума не приложу, вот и кинулся я сюда со всех ног!
В кошельке у меня ни гроша, не на что покойницу похоронить, не на что детям
хлеба купить!
Выслушали аги рассказ, и лица их омрачила печаль.
- Несчастный Мия! И надо же было такой беде обрушиться на его плечи! -
жалели они своего соседа.
Стали аги деньги собирать - кто грош пожертвует, кто два, и вскоре
набралась у Мии полная пригоршня монет.
- Эй, Мия! - воскликнули тогда аги. - Благодари бога, что у тебя кобыла
жива, а жена умерла! Аллах рахметиле, упокой бог ее душу! Жену человеку
найти проще простого. "У везучего жена умирает, а у невезучего - кобыла", -
говорит старинная поговорка.
- Когда ты покойницу хоронить собираешься? - спросил вдруг один из
соседей.
А Мия притворился, будто не слышал. Тот переспросил раз, второй, потом
потряс Мию за плечо:
- Да отвечай же наконец, когда ты будешь покойницу хоронить?
- Хорошо бы в полдень снести ее в мечеть, - сквозь слезы пробормотал
Мия, - а потом похоронить на кладбище Вакие, потому что такова была воля
покойной.
- Не плачь, Мия, - утешает его сердобольный ага. - И у меня жена
умерла, а я, видишь, жив-здоров. Знаю я, как больно потерять жену, но,
благодарение богу, боль эта быстро проходит! Точно так же бывает, когда
нечаянно ударишься локтем или коленкой - сначала очень больно, а потом все
заживет, словно ничего и не было. Благодари бога, что твоя кобыла жива и ты
можешь свезти на базар вязанку дров да купить детям хлеба.
- Слава аллаху, добрые люди! - закричал тут Мия и, не простившись,
побежал на базар. На базаре купил мяса и отнес домой, чтобы к обеду поспел
слоеный чурек с мясом. Взял плетеную сумку - и снова на базар; накупил
всего, что ему требовалось, да еще не все деньги потратил! Бодро зашагал он
домой.
Время близилось к полудню, но развеселый Мия и думать позабыл про свое
вранье. Вот подходит Мия к дому - и что же он видит! Собралось у его ворот
человек сто народу, ждут полудня, чтобы нести покойницу в мечеть. Мия так и
обомлел от страха: что теперь делать? Но тотчас сообразил, как ему
вывернуться. Снова притворился печальным и пробирается сквозь толпу.
- Дай бог тебе доброго здоровья, Мия!
- Будьте здоровы, друзья! - а самого смех разбирает. Наконец
протиснулся Мия к калитке, отворил ее и к людям повернулся.
- Вы что это перед моими воротами собрались? По какому такому поводу?
- Чтобы покойницу в мечеть снести, - отвечают ему хором соседи.
- Да в своем ли вы уме, люди? - воскликнул Мия. - Или, может, спятили?
Не вы ли сами утром в кофейне просили меня соврать вам что-нибудь
несусветное, - вот я и наврал. А больше никогда врать не стану, и если по
воле аллаха у меня жена помрет, я вам так по совести и скажу, не буду больше
лгать. Да и нынче-то нужда меня врать заставила!
Тут Мия калитку захлопнул - и в дом.
А толпа не расходится - люди кричат, ругают Мию на чем свет стоит. А
Мие и дела до этого нет - сегодня у него по усам потечет масло из жирного
чурека.

Цыган и великан

В чаще леса стояла заброшенная мельница. С давних пор никто на той
мельнице не жил и зерна не молол, потому что ходили слухи, будто там водятся
привидения.
Однажды цыган добыл где-то мешок кукурузы и стал раздумывать, где бы
ему зерно смолоть, чтобы никто не застал его за этим делом. Вспомнил он про
лесную мельницу и говорит жене:
- Положи-ка мне в торбу хлеба да кусок сыра, я пойду ночью на мельницу
кукурузу молоть.
Пробрался цыган на мельницу, засветил лучину, запер дверь и принялся за
работу. Как раз в эту пору возвращался откуда-то домой великан и услышал
стук мельничного колеса. Разобрало великана любопытство, подошел он к
мельнице и постучался в дверь.
- Отвори!
- Не отворю,- отвечает цыган.
- Отвори! - кричит великан.- А не то крышу на тебя свалю!
Цыган мигом вытащил из торбы сыр, сунул руку в дыру, что зияла в стене,
и стал сыр в кулаке сжимать, пока из него сок не закапал.
- Эй ты, буян! - крикнул цыган, насмехаясь.- Видишь, как из этого камня
вода капает? Хочешь, чтобы я из тебя тоже все кишки выпустил?!
Такие слова пришлись великану не по душе, и проговорил он
ласковымголосом:
- Да что ж ты зря разошелся? Мы с тобой можем и поладить, ведь я и сам
не робкого десятка!
Цыган отпер дверь, и они с великаном просидели до самого утра, все
рассказывали друг другу про свои молодецкие подвиги. Наконец великан
проголодался и говорит:
- Эй, цыган, чем бы нам с тобой позавтракать?
- Для себя я припас все, что нужно, а ты уж сам о себе позаботься,-
отвечает цыган.
- Ладно, я пойду попробую раздобыть вола. Вола и на двоих хватит. А ты
тем временем дров припаси, чтоб мясо зажарить.
Великан пригнал вола с ближнего пастбища, зарезал его, освежевал и
хотел было на вертел насадить, а цыгана с дровами все нет да нет - великану
не из чего вертел сделать. Отправился он в лес и вдруг видит: цыган как ни в
чем не бывало копает яму под большущим буком. Удивился великан, закричал:
- Что это ты делаешь?
- Подождешь - увидишь! Не стану же я бегать взад-вперед с дровами! Уж
лучше я выкопаю этот бук и приволоку сразу целое дерево к мельнице!
- Да зачем нам целое дерево? - разозлился великан, обломил несколько
огромных ветвей, взвалил их на плечи и зашагал к мельнице.
- Что ты хочешь - пойти по воду или вола на вертеле вертеть? -
спрашивает великан. А цыган отвечает:
- Лучше уж я буду вола вертеть!
Великан схватил воловью шкуру и отправился за водой. Вот вернулся он,
глядит: один бок у вола зажарился, а второй еще совсем сырой.
- Что же ты вола не перевернешь? Пусть он со всех сторон хорошенько
обжарится,- укоризненно сказал великан.
- С меня и одного бока достаточно,- сквозь зубы процедил цыган,- а если
тебе мало, сам и переворачивай!
Великан зажарил вола и говорит:
- Ну вот сейчас за едой и узнаем, кто из нас двоих настоящий удалец!
Великан пристроился к волу с одной стороны, цыган - с другой, и
принялись они уписывать за обе щеки. Цыган, пока ел, набил жареным мясом
полные карманы и торбу. Наконец насытился великан, еле дышит, отвалился от
еды. И тут-то увидел, что цыган вырыл в воловьей туше пещеру поглубже, чем
он.
Растрогался великан, обнял цыгана и говорит:
- Дорогой брат, пойдем со мной. Хочу показать своим товарищам
настоящего удальца!
Цыгану польстила такая честь, и они двинулись в путь. Вскоре пришли они
к жилищу великанов. Хозяе ва на ту пору собирали в саду черешню. Согнет
великан дерево, одной рукой держит за макушку, а другой ягоды обирает.
Цыгану работа понравилась. Подошел он к одному великану и будто бы
помогает дерево наклонять, а сам знай себе свободной рукой ягоду за ягодой в
рот отправляет. Вдруг великан отпустил макушку, дерево разогнулось, цыган
взлетел в воздух и - бах! - шлепнулся прямо в кусты, где сидела в гнезде
галка с птенцами. Цыган сунул галку в карман и как ни в чем не бывало вылез
из кустов.
- Зачем же ты дерево отпустил? - спрашивает великан.
- Отпустил?! Да я птицу увидел в небе и прыгнул за ней. Вот она -
гляди! - И с этими словами цыган вытащил галку из кармана.
Вдруг откуда ни возьмись заяц бежит Цыган как закричит:
- Держи его! Держи!
Бросился великан зайца догонять, бегал за ним, бегал, да так и не
поймал.
- Эх ты! - смеется над ним цыган.- Куда уж тебе за птицами в небе
гоняться, коли не сумел пой мать зверушку, что по земле бегает!
Великаны диву даются, верят мошеннику. Повели они цыгана в горницу к
своему старейшине, рассказали про молодецкие подвиги цыгана, которым сами
они свидетелями были, и старейшина предложил цыгану остаться у них насовсем.
Утром послал старейшина по воду двух великанов и цыгана и каждому из
них дал скатанный бурдюк из воловьей шкуры. Бедняга цыган и пустой-то бурдюк
из последних сил волочит. То по земле тащит, то на спину взвалит, и все
думает, как бы ему из этой передряги выкрутиться. Пришли к источнику.
Великаны наполнили все бурдюки водой, а цыган взял лопату и принялся
рыть канавку от источника к дому.
- Что ты такое затеял? - спрашивают великаны.
- А вы разве не видите? - отвечает цыган.- С какой же стати каждый день
воду таскать, когда можно подвести ее к самому дому. Вот и будет вдоволь
свежей воды!
Взмолились великаны:
- Не рой канаву, ради бога! Еще затопит водой наше жилье.
- Нет, буду рыть! - заупрямился цыган.- А не то и вовсе по воду никогда
не пойду!
- Не надо, не рой, пожалуйста, канаву, а уж мы и тебя, и твой бурдюк с
водой донесем до самого дома!
Рассказали великаны своему старейшине, какую беду удалось им от дома
отвести, а он и говорит:
- Коли так, я теперь цыгана буду в лес наряжать за дровами.
Утром посылает старейшина великанов в лес за дровами, а с ними и
цыгана.
Вот пришли они в лес, каждый великан облюбовал себе по буковому дереву,
спилил его и на плечо взвалил. А цыган распутал длинную-предлинную веревку,
что из дома с собой прихватил, и заарканил чуть не пол-леса.
- Что ты такое затеял? - удивились великаны.
- Да ничего особенного. Зачем бегать каждое утро в лес по дрова? Лучше
уж я сразу приволоку запас дней на десять - пятнадцать.
Взмолились великаны:
- Дорогой, не надо! Ты дровами весь двор зава лишь, и придется нам
тогда перелезать через поленницы в дом!
- А я все-таки по-своему сделаю, а иначе и вовсе дрова не понесу!
- Уж ты только послушайся нас, а мы и тебя, и твою вязанку сами домой
дотащим!
До тех пор великаны уговаривали цыгана, пока тот не согласился.
Дома рассказали они о новой проделке цыгана. Встревожились великаны. И
старейшина, посоветовавшись со всей общиной, говорит цыгану:
- Тесновато наше жилье для такой оравы. Вот тебе пятьдесят дукатов и
ступай поищи себе другое пристанище!
- И не подумаю! - отвечает пройдоха.- Мне и здесь хорошо! Я с вами, как
нитка с иголкой,- куда вы, туда и я!
Цыган спал на кухне, возле очага, там было тепло и удобно. Вечером
слышит цыган, как великаны в комнате между собой шепчутся:
- Надо его прикончить, а то от него не избавишься!
Выведав замысел великанов, цыган достал из чулана седло, положил его
перед очагом вместо себя, прикрыл, а сам ушел спать в чулан. Через некоторое
время крадется в кухню великан с огромным железным молотком в руках. Как
трахнет: трах! трах! трах!
- Готов! - пробормотал великан и отправился спать.
Цыган отнес седло обратно в чулан, лег на свое место и заснул.
Проснулся еще до восхода солнца, раздул огонь в очаге и давай песни
распевать.
Прибежали великаны и диву дались: видят, цыган жив и здоров.
- Как ты спал? -закричали они.
- Отлично! Вот только блохи кусали. Великаны в недоумении подтолкнули
друг друга локтями и замолчали. А старейшина снова принялся цыгану говорить:
- Нет, право, тесновато наше жилье. Да к тому же, честно признаюсь, не
пристало тебе с нами якшаться, потому что ты из героев герой. Вот тебе сто
дукатов, и ступай откуда пришел!
- Да я и за тысячу дукатов не уйду! - отвечает цыган.- Мне и здесь
хорошо.
Да и зачем мне уходить отсюда? Небось дома у меня ни старый, ни малый
не плачет и есть не просит!
Был праздничный день, и потому великаны не стали работать, а пошли в
поле состязаться, кто дальше всех камень бросит. Ведь и мы с вами, хоть и не
великаны, а тоже любим эту игру...
Возьмет великан целую глыбу себе на ладонь, поднимет на высоту плеча,
да ка-ак швырнет ее... Пришел черед и цыгану камень бросать. Тут он и
спрашивает:
- Что это за крепость с башней вдали виднеется?
- А почему это тебе любопытно?
- Помолчите немного, сейчас увидите, как башня на землю полетит! - со
злостью ответил цыган.
- Ой-ой! Не кидай туда камень,- закричали хором великаны.- Кидай в
другую сторону. В той крепости живет наш царь, и если ты попадешь в его
башню, он снимет нам головы с плеч!
- А мне-то что! - отмахнулся цыган.- Не боюсь я ни вас, ни вашего
царя! - и стал рукава засучивать. Окружили его великаны:
- Дорогой, милый наш брат! Выслушай нас! Мы тебе подарим бурдюк,
доверху набитый золотом, только уходи ты от нас, ради бога! Мы и тебя, и
ношу твою до самого дома доставим, чтоб тебе не пришлось над саживаться!
Лягушка без принуждения в воду прыгает, цыгана тоже долго уговаривать
не пришлось.
Взобрался он на плечи к великану, два других схватили бурдюк, полный
дукатов, и пошли. Вдруг слышит цыган, как старейшина носильщикам шепчет:
- Хотелось бы мне, чтобы вы принесли дукаты обратно!
Цыган притворился, будто ничего не слыхал. Вот пришли они к дому
цыгана, протиснулись в низкую дверь. Нагнулся тот великан, что бурдюк с
золотом тащил, и протяжно вздохнул: "Уффф!" А цыгана точно ветром сдуло -
вскочил и кинулся на крышу.
- Что такое? - всполошились великаны.
- Подождите, сейчас моя дымовая труба даст вам ответ, а вы передадите
его своему старейшине, если только живыми до дому доберетесь!
Великаны бросились бежать со всех ног, а бурдюк, набитый золотыми
дукатами, достался цыгану. Дука тов было в нем столько, что всем бы нам
хватило с лихвой!