Суббота, 10.12.2016, 02:08
Приветствую Вас, Гость




ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ ЛЕТА


Смеркалось. Из-за горизонта потянулись клубы густого пепельно-синеватого тумана, как будто рядом невидимый великан раскурил трубку. Но темное звездное небо было ясным, и вскоре выглянул тонкий, совсем молодой месяц.

- Долго ему еще бока отращивать, - заметил Рыжик.

На опушке деревья стояли в обнимку. Березки словно поддерживали друг друга за плечи. Неудивительно, что их тонкие веточки устали - птичьи стаи начали занимать места на деревьях еще засветло.

- Наступает самый важный день в вашей жизни! - поучали родители и молодежь, - Сегодня вы должны показать всем, на что вы способны! постарайтесь не оплошать - иначе нам будет стыдно! Все решат, что мы плохо учили вас летать!

Молодые, еще сохранившие желтые полоски вокруг клюва птицы старались держаться независимо, но было заметно, что они волнуются. А молодые совы и ястребы посматривали вокруг настороженными взглядами. Эх, вот бы поохотиться в ночь перемирия!

Большие белые аисты бегали по земле, суетились, постоянно взлетали, проверяя, всем ли хватило места. То и дело раздавались их встревоженные голоса:

- Где же серые цапли? Обычно они не опаздывают!

- Нужно занять укромный уголок для выпей. Они такие стеснительные!

- Будет ли удобно на верхушке маленьким горихвосткам?

На верхушках неприметные вертишейки высматривали новых и новых гостей. Наконец они пристроились к стволам, опершись на хвосты, и быстро выбили барабанную дробь.

Праздник начался с речи, которую произнес Главный Аист:

- Друзья мои! - откашлявшись, важно произнес он, - Мы собрались здесь сегодня, в эту священную для всех пернатых  ночь, ночь перемирия, чтобы попрощаться с северными полями, лугами, лесами и водоемами. Всю весну и лето нам приходилось усердно трудиться, чтобы привести в надлежащий вид наши прошлогодние квартирки или построить новое жилье. Ведь это так необходимо для создания крепкой птичьей семьи и обзаведения потомством. О, сколько часов пришлось высиживать яйца нашим самоотверженным мамам, прежде чем вылупились маленькие пушистые птенчики - новое поколение, наша гордость и смена! И отцы семейства заботились о пропитании малышей, и им приходилось искать корм или охотиться, не покладая крыльев и клюва!

- Верно, все верно! - одобрительно зашумели маленькие, но очень нарядные и бойкие птицы с оранжевыми манишками с белой оторочкой - луговые чеканы, - Каждый клюв червяка или улитки просит! С утра до вечера ловишь и ловишь, а все мало...

- Вам легко говорить, - подхватили совсем крошечные, меньше воробья, неприметные лесные коньки, - А мы выводим деточек дважды в лето. Растим их, стараемся, а многие ли не попадут к нашим врагам на обед и выдержат долгие перелеты?

Аист смутился.

- Ну, не будем от этом, - примирительно сказал он, - Всякие птицы живут здесь - и те, кто питается только семенами да мошками, и те, кто не брезгует мясными и рыбными блюдами, и коварные охотники... Обычай не позволяет мне сегодня называть имен. Да что греха таить - я и сам, бывает, сослепу спутаю ящерицу с зайчонком или выпавшим из гнезда птенцом. Такова жизнь.

- Ку- ку! Ку-ку! Всякое случается! - поспешила замять неловкость кукушка.

- Нам было нелегко, но мы справились, и наши стаи за лето увеличились, - продолжал Аист, - А теперь, увы, для многих из нас уже настало время покинуть родные места! Поблагодарим лес, поле и речку, скажем им - до весны!

- До весны! До весны! - подхватили все птицы.

- Зачем же вы улетаете? - спросила Рита, - Оставайтесь! Мы будем без вас скучать!

- Так уж заведено с самого начала нашего мира, - отозвалась зеленая пересмешница, - Когда приходит весна, мы возвращаемся на родину. Ох, как удобно прятать гнездышко в зарослях ольхи! Какие вкусные мошки и личинки ждут нас на оде! Мы благодарим мир звонкими песнями, но вот начинает холодать - и приходится забывать о приличиях! В Африке теплее и сытнее!

- О да! - подхватили ласточки, - Приходится собираться в долгую дорогу! Теплые моря зовут нас! Мы мечтаем о поцелуях горячего солнца!

- А для нашей молодежи сегодня выпадает отличный шанс отличиться, доказать, что они уже не детеныши, а полноценные члены родной стаи, - продолжал Аист.

Возможно, он ораторствовал еще очень долго, если бы его не прервали деликатным "Ку-ку!”. Настало время выступлений!

Выпорхнули из кустарника небольшие коричневатые птички. Некоторые из них носят на головке черную шапочку. Выбрали макушку самой высокой березы - и полились звонкие, радостные трели славки, которой может позавидовать и сам соловей.

Небольшие птички рассказывали о том, как будут пересекать громадную африканскую пустыню. Лететь придется долго, под белым-белым солнцем, пока не мелькнет оазис - небольшой зеленый островок в море песка и пыли, где можно напиться воды.

А внизу на секунду остановится караван, и, может быть, другая маленькая девочка, обнимая шею верблюда, проследит глазами их бесстрашный полет...

Соревновались с ними соловьи и красногрудые горихвостки, которые всегда так забавно подрагивают хвостиком. Радуют они музыкой родной лес, и кто знает, где перезимуют стая на этот раз! В Аравии? В Эфиопии? В Судане?

,.. Выпорхнула из колючего кустарника щеголеватая светло-коричневая птичка со светлой манишкой и голубой шапочкой на голове, громко защебетала, подражая соловью и славке. Красивый у жулана голос!

- Спасибо родному кусту! - поет он, - Словно крепость, охраняли непролазные колючки гнездо от врагов!

- И здесь не может не хвастаться! - прошептал Рыжик.

Выскользнули из березок юные древесницы, протянули певцам раскрытые ладони... И Рите показалось, что совсем рядом с ней проплыла по воздуху вечно молодая Вила...

И кто придумал, что самые яркие птицы - попугаи? К древяницам подлетели небесно-голубые сизоворонки, доверчиво опустились на руки и плечи. Расправили клювом перышки - понимают, что на них любуются! - и грустно посмотрели в глаза...

- Мы будем вас ждать! - думала Рита. Но девочке стало немного не по себе - что, если волшебница спросит про оберег? Ведь они с Рыжиком так и не нашли его...

Но тревожиться Рита не успевала. Откуда-то сверху спланировала большая, желтая, как желток, иволга, доверчиво зарылась клювом в волосы. Настало ее время показать свое искусство!

- А ведь обычно она так застенчива! - обрадовался Рыжик.

Колдовская ночь продолжалась...

Странным порхающим полетом передвигаются удоды, потряхивают хохолок. Глядя на них, и не поверишь, что таким увальням удастся добраться до теплых стран!

Круглые, осторожные перепелки закружились высоко в небе, быстро закручивая виражи, то приближались вплотную к земле, но мгновенно набирали высоту...

- Нет ничего прекраснее полета! - кричали они, - Особенно когда надо до захода солнца оставить позади Средиземное море! Пора спешить!

- Я рада, что у моих друзей все хорошо, - мягко дотронулась Вила до плеча девочки.

Рыжик и Рита вскочили на ноги и поклонились.

_ Не говори ничего! - улыбнулась Вила, - Волшебство досталось тебе не даром, и оно всегда с тобой. Как и сейчас... Они улетят и вернуться снова и снова,  если ты только не забудешь о них...

Мастерски летали ласточки, и им не уступали легкие черные стрижи. С пронзительным свистом они уходили в пике...

- Мы не умеем петь, - словно заявляли они, - Но разве мы хуже других? Разве не стоим уважения? Ведь мы доберемся до самого Мадагаскара! Жаль, что не сможем познакомить  вас со своими друзьями!

- Мы принесем вам новости, - подхватили кукушки, - И расскажем следующей весной! Кто услышит кукушку - будет счастлив!

В предутреннем тумане уже танцевали серые, почти неразличимые цапли. бесшумно взлетала нелюдимая выпь... Колдовская ночь заканчивалась, нужно было спешить....

- Едва сойдет снег - и мы снова прилетим, - обещали тонконогие чибисы, - Не забывайте нас! А уж мы будем ждать вас у дороги!

- Счастливого пути! - помахали руками друзья, и до них долетел глубины темного неба призывный клич аистов:

- Ну-у-у! пор-ра в пу-у-уть! В пу-уть!