Пятница, 09.12.2016, 22:15
Приветствую Вас, Гость




ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ЛЮДИ ПРИХОДЯТ НА ПОМОЩЬ


Всю пятницу друзья просидели дома у Риты - не могли дождаться родителей. Рыжик от нетерпения приплясывал у окошка и каждую минуту бегал посмотреть на будильник. Рита от волнения грызла ноги, хотя старшие всегда говорили, что большим девочкам так делать нельзя.

Девочка знала, что папа работает юристам и очень хорошо знает законы, а мама у себя в газете часто пишет статьи, которые помогают людям добиться справедливости. 

Едва мама и папа переступили порог, друзья бросились и, перебивая друг друга, рассказали о надвигающемся несчастье.

Папа объяснил, что охотиться без разрешения, которое называется лицензией - преступление. Существуют правила, когда можно стрелять в птицу или зверя и когда нельзя. Например, на животных не охотятся, когда они линяют, женятся и воспитывают маленьких детенышей. А некоторых зверей и птиц осталось так мало, что люди записали их в специальную Красную Книгу и охраняют круглый год. Например, уже давно запрещена охота на бобров.

- Их, бедняг, истребляли веками, - вздохнула бабушка.

- К сожалению, такое преступление очень трудно предотвратить, - заметил папа, - Да и доказать непросто. Звери и птицы ведь не умеют писать заявления в милицию. Поэтому у нас один выход - поймать браконьеров с поличным. Я позвоню Юре Потапову.

Дядя Юра Потапов когда-то учился в институте вместе с папой, а сейчас работает милиционером

 

Бобры не прятались. Они никуда не собирались уходить. Спокойно жили на запруде, занимаясь повседневными делами.

На первый взгляд, в лесу и на реке ничего не изменилось. Только птицы часто и подолгу кружили над дорогой, а вороны пролетали над крышами дач так низко, что еще чуть-чуть - и они заденут трубу крылом. Зайцы замерли и притаились в траве, стараясь не высовывать даже кончики ушей. Ежики, барсуки и белки не оставляли детенышей одних. Лиса не покидала норы, и даже волки забились в самую лесную глушь, пока наконец зеленый дятел, стукнув клювом в Ритино окошко, не прокричал: "Пора!”

На этот раз молодые куркули постарались не привлекать к себе внимание. Машину они оставили на дороге. Было заметно, что им не по себе. Рыжик громко заухал совой. Куркули вздрогнули.

- Странно, что где-то близко кричит сова среди бела дня, - заметил тот, что с усами.

- Послышалось, - успокоил его приятель.

- Сразу двоим? Так не бывает.

Подмигнув девочке, Рыжик снова ухнул.

- Гена, давай вернемся назад! Что мы, без этой охоты не проживем? Я всегда говорил, что здесь места нечистые, - дрогнувшим голосом запричитал сутулый парень с прыщавым лицом.

- Ни за что! - ответил Гена, - Я уже и покупателя нашел. За такие шиши я готов завалить хоть медведя!

И он продолжал идти вперед. В это время Рыжик и Рита незаметно выбрались из своего убежища, разыскали машину, и лешачонок быстро проколол все четыре колеса. А девочка, заметив на заднем сиденье аккуратно упакованные ружья, залила в стволы оливковое масло.

Тихо шуршали заросли камыша и осоки. Незаметно уплывали утки, выпрыгивали на сушу лягушки, а выдра сбежала еще вечером - ей не хотелось рисковать своей шубкой. Речные звери и птицы передвигались осторожно, выбирая дорогу там, где плавали водяные лилии и кувшинки. Со стороны было заметно лишь то, что кое-где покачивается трава да волнуется ряска.

Тем временем браконьеры добрались до недавно восстановленной плотины, обнаружили большую школу для бобрят, больницу и обыскали жилые хижины. Все было на своих местах, все говорило о том, что запруда обитаема, но селение было пусто, совершенно пусто! Хоть бы где-нибудь заметить хотя бы лягушку!

- Дьявол! - выругался один из куркулей, - Неужели мы их спугнули твоей дурацкой рыбалкой?!

Сын куркулей сам с удовольствием глушил рыбу, потому что этим можно заниматься в любое время без всякого труда, но сейчас от досады старался свалить всю вину на приятеля.

- Ерунда, - огрызнулся тот, - Уж со зверьем я всегда справлюсь! Будем искать их чуть выше! Нет такого бобра, которого я не поймаю, если захочу!

Если бы только он мог предполагать, что это почти удалось! Но куркули способны думать только о себе и своих удовольствиях. А еще они очень любят похвастаться мнимой храбростью и охотничьей удачей.

Тут и началось удивительное явление природы! Едва браконьеры достали ружья, как откуда-то появился красавец-селезень  и медленно полетел прямо на выстрел. Стоило браконьеру прицелиться, как птица резко взмыла вверх и улетела.

Горе-охотник от изумления чуть не выронил ружье. За первым гусем последовал второй, третий, четвертый, а он так и продолжал стоять, открыв рот и пытаясь объяснить себе происходящее.

- Стреляй! Да стреляй же! - грубо окликнули его. Но оказалось поздно - утки уже скрылись в камышах.

- Подумаешь! Это всего лишь несколько килограммов жесткого мяса, к тому же пропахшего рыбьим жиром, да серые перья, - огрызался на упреки парень.

Откуда-то появились лебеди. Они облетели пруд по кругу, спустились на воду и выплыли на самую середину. Ружья почему-то разом дали осечку, а из-за плотины уже выплывал аспидно-черная птица с большой белой лысиной на лбу. За ней спешила целая команда маленьких птенцов.

Чирки-свистунки, эти маленькие черные уточки, как ни в чем ни бывало принялись охотиться. Крупные, сытые гуси-гуменники проплыли так близко от людей, что казалось, их можно потрогать рукой. Точно юркие живые лодочки, сновали по поверхности воды чомги...

Затем настала очередь маленьких птичек - трясогузок, сверчков, чечевичек...  Они , казалось, просто издевались над куркулями: кружились над запрудой, плескались в воде, чистили перышки, перекликались с сородичами.  Пушистые водяные крысы играли в воде, а  особенно дерзкие чуть не вылезали на берег. На покрасневших лицах парней были написаны злоба и недоумение.

Вскоре птиц сменили бобры. Эти очень умные, осторожные, степенные в поведении зверьки словно специально старались попасть на глаза браконьерам. Матери, не прячась, нянчили малышей, пожилые бобры грели косточки на крышах домов, молодые принялись за работу, детеныши искали лакомства и играли.

Друзья наблюдали за ними, затаив дыхание. Кто бы мог подумать, что эти зверушки, такие толстые, приземистые и неуклюжие на суше, могут так грациозно плавать! В воде они становились легкими и гибкими, как будто внутри находились невидимые пружины, уверенно и ритмично гребли лапками, умели переворачиваться на спинку и лежать на воде, отдыхая. Веселясь, малыши кувыркались, поднимали фонтаны брызг, подныривали друг под друга и ловили зазевавшегося за хвост, крутились штопором - набирали в легкие побольше воздуха и переворачивались на скорость, пока хватало сил. Это было особенно интересно, потому что играющий не видит, куда плывет, и после с недоумением озирается, оказавшись в центре запруды или , наоборот, у самого берега. А иногда он на полной скорости врывается в подводную "подушку” из водорослей и вынужден резко вырываться из их крепкой хватки. Кое-где влюбленные парочки плавали, держа друг друга за лапки, и дарили друг другу букеты кувшинок. Их темно-шоколадные шубки в воде становились иссиня-черными, а на солнце блестели.

Наблюдая все это, куркули пришли в исступление. И не потому, что им не понравилась жизнь на запруде - они просто не заметили ее красоты. Перед ними были ДЕНЬГИ!  Многие  сотни долларов стоили бы чучела редких зверей и птиц, не говоря уже о бобровых шкурках! Сказочная, неслыханная добыча была совсем рядом, но ружья не стреляли! И куркули едва не сворачивали стволы, пытаясь перезарядить оружие, чертыхались, вопили, проклинали всех зверей  и птиц вместе взятых и по отдельности, старались найти виноватого и чуть было не подрались. Смотреть на них было так забавно, что друзья невольно развеселились.

- Я говорил, что нужно было натаскать собаку! Тебе палец о палец ударить лень! - орал прыщавый парень.

- Да эта псина тупее пробки, а на настоящую охотничью собаку ты бабок жалеешь! - отбивался сын куркулей, - Да ее кормить мясом надо!

- Ну, это он зря, - хихикнул Рыжик, - Пес у куркулей в два раза умнее хозяев.

- Откуда ты знаешь? - удивилась девочка.  - Я думала, он злой. Всегда так громко и долго лает.

- Он честный, - кивнул головой лешачонок, - И понимает, что долг каждого порядочного пса - охранять имущество от чужих и защищить хозяина, а не участвовать в разных безобразиях. Я иногда приношу ему что-нибудь вкусное и несколько раз вынимал из лап занозы.

Устав бесноваться, один из куркулей в ярости швырнул ружье на землю и бросился  и, схватив увесистую палку, бросился в воду прямо в одежде. Веселый разговор друзей тут же прекратился сам собой...

Но к куркулям уже бежали милиционеры. Девочка сразу узнала дядю Юру. Он вежливо, но твердо сказал:

- Граждане, потрудитесь предъявить ваши паспорта и охотничьи билеты.

Браконьеры на глазах как будто стали меньше ростом. Очнувшись, они бросились в машину. Но проколотые шины уже полностью спустились, а на ободках по земле далеко не уедешь. Куркули попали в ловушку!

Разумеется, никаких документов, кроме водительских прав, ни у кого из них не оказалось. Парни то говорили, что всего лишь хотели подстрелить к ужину утку, то уверяли, что их прислала артель меховщиков. Дядя Юра усмехнулся и заметил, что охотничий сезон еще не начался.

- Слушай, командир, мы пошутили, - заискивали перед ним парни, - Ведь не выстрелили ни в кого, никого и пальцем не тронули. Просто хотели культурно отдохнуть на природе. А ружья эти бутафорские, со спиленными курками.

Тут как из-под земли появился папа с дедушкой Егором - местным лесником. А с другого берега спешила из засады мама и высокий молодой человек, на плече которого висела видеокамера. Рита догадалась, что это фотокорреспондент из маминой газеты.

С самого начала дядя Юра позаботился о свидетелях, а мама решила сделать фотографии для газетного репортажа.

Рассказывать, как врали и унижались пойманные браконьеры, то предлагая деньги, то требуя немедленно отпустить их, потому что они ни в чем не виноваты и будут жаловаться, просто неинтересно.