Суббота, 03.12.2016, 01:20
Приветствую Вас, Гость




ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ЗАПАДНЯ НА БОЛОТЕ

Рыжик и Рита спорили уже два дня – лешачонок ни в какую не соглашался отправиться на болота.

- Ты с ума сошла! – горячился Рыжик, размахивая руками, - Мы же не знаем примет! Запросто можем потерять друг друга!  А жители болот суровы, они не любят чужаков! Заманят еще в трясину!

- А мы не поддадимся! – огрызалась Рита, - Вила сказала, что волшебный прутик покажет дорогу к кладу!

Рита никогда не видела Рыжика таким испуганным – обычно он хвастал, что может постоять за себя. Но ведь он был совсем еще юным лешим…

За спорами друзья не заметили, что их внимательно слушает притаившаяся в ветвях сорока…

- Ффу-фу! Какая глупость, - птица вдруг сорвалась с ветки, захлопав крыльями, мягко спланировала вниз и превратилась в Бабу Ягу, - Собираются искать клад, а путь-дорогу и не спросили! Обо всем самой приходится заботиться!

Продолжая громко возмущаться тем, что  приходится старому человеку тратить время на бездельников, которые даже не желают спросить советов, она положила на колени девочке свиток бересты.

- Что это?! – удивилась девочка.

- Что, что! – передразнила Баба Яга, - Разверни – увидишь!

Повернулась и быстро побежала по траве, раскинув руки и нагнув голову. Постепенно ее фигурка становилась все меньше и меньше, взметнувшийся черный подол юбки превратился в длинный птичий хвост, руки обросли перьями, нос вытягивался до тех пор, пока не стал клювом… И вот уже не осталось на земле никакой Бабы Яги, а только сорока упорхнула в вышину.

Дрожащими от нетерпения пальцами девочка развернула  свиток. На светлой бересте темными бузинными чернилами были нарисованы лесные болота такими, какими их никогда не увидеть ни человеку, ни лешему. Только птицы, поднимаясь в небеса, видят под собою самые непроходимые чащи и топкие трясины, как картинку.

- Вот это да! – восхитились друзья, - Да это же настоящая карта!

Красной пунктирной линией Баба Яга заботливо показала сухие местечки и тонкие змеиные проходы.

- Теперь живем! – обрадовался Рыжик, - Не забыть бы только поблагодарить старушку за заботу – она обидчива.

 

Рассветало. Рыжик и Рита шли все дальше и дальше, забираясь все дальше в непролазную чащу. Волшебный прутик слегка вздрагивал в руках и девочки, заботливо выбирая дорогу.

Сначала друзья передвигались посуху, и лишь иногда под ногами чавкала сырая земля. Лес менялся совсем незаметно – постепенно ушли высокие, мощные деревья, а стволы тех, что еще попадались на пути, покрылись густыми мхами и были усеяны грибами-паразитами.

- Заболели от сырости, - вздохнул Рыжик, - Скоро уже конец моих владений.

Даже вездесущие осины и ели постепенно почти исчезли. Начался густой, непролазный подлесок, колючие кустарники и бурные заросли папоротников. Иногда путь преграждал бурелом – вырванные с корнем стволы деревьев, как будто специально сваленные одно на другое. Пробираться среди них было очень трудно, а свернуть в сторону не разрешал прутик. В результате друзья проползали под ними на четвереньках, перелезали, как через забор, до крови оцарапались и порвали дырки на коленях.

 Вместо мягкого травяного ковра пучками поднималась  ядовито-зеленая трава, стеной вставали высокие, густые заросли осоки и камышей. Об их тонкую листву с острыми, как ерочинный нож, краями было очень легко порезать ладонь. Но зато стебель у них толстый и очень прочный, ни за что не вырвешь одной рукой. Да и неудивительно – далеко приходится пускать крепкие корни, чтобы достать сквозь слой воды и глины до настоящей, плодородной земли. А вот головки и них мягкие, как будто сделанные из поролона, длинные, толстенькие и такого темно-коричневого цвета, что издалека напоминают эскимо в шоколаде.

Ноги по щиколотку погружались в ржавую жижу

- Ой! – вскрикнул Рыжик. Лапоть соскочил с его ноги и намертво завяз в вязкой глине. Сколько друзья ни старались, извлечь его оттуда так и не удалось.

- Лучше бы сапоги надел, - сердито сказала Рита, - Теперь ноги промочишь.

- Тебе хорошо говорить, - огрызнулся Рыжик, - А у меня обе ноги левые. Я только лапти да валенки могу носить.

Идти босиком по болоту довольно опасно. Нужно внимательно смотреть под ноги, чтобы не наступить на змею. Не однажды потревоженная гадюка бесшумно выскальзывала с тропы.

- Придется нести тебя, - решила девочка, - Будешь сверять путь по карте.

Рыжик, который снова стал не выше и не тяжелее кота, проворно забрался ей на плечи. Девочка продолжала идти, но теперь она завязала уже по колено.

Неожиданно узкая, едва различимая тропка оборвалась, и глазам открылась большая зеленая полянка, на диво ровная и солнечная.  

- Наконец-то! – облегченно вздохнули друзья.

Вдруг в самом центре полянки вспыхнули яркие огоньки. Волшебный прутик в руках у Риты затрепетал, как живой. Он бился и вырывался, словно птица, попавшая в тиски, и девочка растерялась.

- Ы-ы-ых! Ы-ы-ы! И-иыы! – над полянкой поплыл тоскливый, протяжный крик. Из зарослей камыша внезапно, как  туманное  привидение,  взлетела большая серая птица. Изящно изогнув шею и вытянув назад ноги, она долго планировала над болотами над длинных, серовато-синих крыльях. Затем опустилась и принялась деловито искать мелкую рыбешку длинным и острым, как шило, клювом.  Огоньки сразу же погасли.

- Это  цапля, - нетерпеливо сказал Рыжик. – Она всегда поет в полете. Ну пойдем же!

Серая цапля наконец ухватила добычу и быстро улетела куда-то в лес.

Снова огоньки. На этот раз они  на мгновение вспыхнули почти у самых ног … за небольшой кочкой… вдалеке и  вблизи… и снова в самой середине… Яркие вспышки звали к заветной цели, и там, где они пропадали,  мерещились то небольшой колодец, то крепкая избушка, то резная шкатулка, то полная грибов корзинка.

Прутик упорно указывал в сторону, но ноги уже не слушались девочки, норовили бежать на зов таинственных огней.

- Не смей! Стой на месте! Это трясина! – сбросив с себя наваждение, закричал Рыжик. Да поздно – Рита прыгнула и…

приземлилась прямо на кочку. Девочке не удалось устоять на ногах, непрочная кочка предательски закачалась, заходила ходуном. Стоя на коленях, Рита крепко вцепилась руками в осоку. Лешачонку же повезло гораздо меньше – он не удержался на плечах и сорвался вниз.

 От удара зеленая поверхность дрогнула, пошла кругами, словно вода, в которую бросили камень, и Рыжик тут же по пояс влип в тягучую, как тесто, жижу.

- Помоги! – закричал он, пытаясь вырваться, но с каждым движением увязая все глубже и глубже.

- Рыжик, держись! – подбадривала его Рита. Ясно, что надо что-то срочно придумать – через несколько минут Рыжика  засосет с головой. Но как его вытащить?

И как только они не догадались взять с собою веревку! Под руками оказался только Волшебный Прутик. Но дотянется ли до него Рыжик?

- Держись! – девочка протянула прутик. Внезапно н стал расти, тянуться к Рыжику, утолщаться… Каждая секунда казалась вечностью, пока лешачонку не удалось крепко ухватиться за кончик.

Пот заливал глаза, в ушах звенело от напряжения, а Рита вытягивала прутик на себя изо всех сил. Медленно, медленно над поверхностью появилась грудь Рыжика, затем живот, колени…

- Ух! – сказал Рыжик, карабкаясь на спасительную кочку, - Спасибо тебе!

От усталости друзья не могли говорить. Несколько минут они сидели, обнявшись, с закрытыми глазами, пока сердце перестало стучать где-то в горле.

Тем временем блуждающие огоньки продолжали светиться. Они вспыхивали и вспыхивали, собирались в причудливые фигурки и распадались,  но уже не гасли. Медленно и осторожно они приближались к краю трясины все ближе и ближе…

Первым их заметил Рыжик.

- Ох! – схватил он Риту за руку, - Держись крепче! Нас окружают лазавики!

Девочка хотела закричать, громко позвать на помощь. Но голос куда-то пропал, рот как будто заклеили. Да и кто их здесь услышит?! Оставалось только крепче сжимать ладонь Рыжика.

Их окружили маленькие – не выше мизинца, а некоторые и вовсе размером с ноготок, - покрытые желтоватой шерстью существа. Широкие перепончатые ступни их задних лапок позволяли им не проваливаться в трясину. На круглых лохматых головах вздрагивали острые, как у овчарки, ушки. Морщинистые мордочки можно было бы принять за человеческие, если бы лоб не украшал единственных светящийся зеленоватым светом глаз. В тонких руках существа держали длинные кожаные кнуты.

Что-то просвистело в воздухе. Миг – и тонкие, словно паутина, но очень прочные веревки опутали Рыжику и Рите руки и ноги. Друзья не ощутили боли, веревки не впивались в тело, но разорвать их оказалось невозможно. Стало ясно, что лешачонок и девочка попали в западню.