Суббота, 03.12.2016, 09:42
Приветствую Вас, Гость




ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ПОГОНЯ!

На миг повисла такая тишина, что было слышно, как  на самом краю деревни поскрипывает неплотно прикрытый ставень.

- Гена! - раздался недовольный окрик, - Может, сходим за подмогой!

Человеческий голос вывел парня из оцепенения. Он вздохнул и выключил фары.

Толстые путы, преграждавшие дорогу, сразу же исчезли.

Сын куркулей просто озверел! Он колотил кулаками по панели управления и лобовому стеклу, топая ногами и изрыгая из себя потоки ругательств. Приятели пытались успокоить парня, а его жена визгливо кричала, чтобы он перестал хулиганить и немедленно возвращался в Москву!

Рыжик, уткнувшись лицом в толстый Ритин свитер, весь трясся от беззвучного хохота. Пытаясь сдержать неудержимый смех, девочка зажала рот рукой, но внутри все булькало от напряжения так, что заболел живот.

Воздух покачнулся от сильного порыва ветра. Вдалеке показалось что-то, медленно приближающееся к дороге. Рита пригляделась и увидела высокую, стройную красавицу-лосиху. Ее светлый силуэт резко выделялся на темном фоне, словно кто-то наклеил на черную бархатную бумагу фигурку, вырезанную из серебристо-серого картона.

- Сама Арысь-поле спешит нам на помощь! - торжествующе прошептал Рыжик.

Гордо подняв голову, раскинув мощные ветвистые рога, отливающие мерцающим лунным светом, лосиха, казалось, не бежала, а плыла по воздуху, словно спускаясь с небес на землю... Величественная мерная поступь скакуна завораживала, что-то полузабытое всплывало в памяти при виде мощной груди, стройный длинный ног и высокой холки. Рита отдала бы сейчас все на свете, лишь бы только продолжался этот стремительный грациозный бег.

Лосиха остановилась в нескольких шагах от машины, фыркнув, покосилась на людей. Рыжик тихо свистнул, стараясь привлечь ее внимание, и что-то рассказал ей на непонятном языке. Лосиха слушала мальчика, слегка склонив голову и постукивая передними копытами о землю, шумно переводя дыхание и сильно ударила рогами по лобовому стеклу.

- А-А-А-А! ГЕНА, О-О-О-О! ОН НАС УБЬЕТ! - дико закричали в машине.

Гене наконец удалось завести мотор (толстая палка не выдержала и выскочила из выхлопной трубы),  машина рванула с места и понеслась вперед. Громко ухая, над ней закружилась сова.

Лосиха вежливо поклонилась друзьям и заговорила человеческим языком:

- Приветствую Вас, уважаемая Маргарита! Меня зовут Арысь-поле, я предводительница звериной стаи! Благодарю Вас за помощь - мало осталось волшебниц, чье могущество может справиться с такими опасными врагами!

- Ну... это не совсем так, - смутилась Рита, - Никакого волшебства тут нет, да я и одна и не справилась бы!

- Конечно, мы все придумали вместе, - буркнул Рыжик. Ему было очень обидно, что Арысь-поле не обратила на него внимания.

  - Я и не сомневалась в этом, - спохватилась Лосиха, - Мы давно дружим с Лешими. Рыжик помогает птицам и зверям, как умеет и может, лечит от болезней и подсказывает, где спрятаны капканы и ловушки. Я тоже стараюсь сберечь жизнь каждого подданного, но разве возможно уберечь их от оружия! Перед выстрелом из ружья беззащитны даже волшебные существа! Остается одно - бежать, и вдруг вам удается выгнать этих дикарей-охотников!

Похвалы Арысь-поле очень льстили друзьям, но слушать их девочке было неловко - ведь Рита вовсе не волшебница.

- Ладно, не будем об этом спорить, - предложила наконец Арысь-поле, - Не лучше ли прокатиться?

Лосиха легла на траву, и Рита забралась ей на спину, крепко обмяв мощную горбатую шею, а Рыжик удобно расположился между рогами.

Эту ночь куркули нескоро забудут! Погоня не отставала ни на секунду. Сова кружилась, то взмывая в вышину, то опускаясь вниз и почти задевая крыльями лобовое стекло. Мотор ревел, и на рытвинах машину бросало из стороны в сторону, крики, визг и ругательства раздавались на весь лес!

Странный лось не отставал ни на шаг, иногда угрожающе опуская рога. Белки метко бросали с верхушек сосен шишки, стараясь попасть в стекла. Птицы издавали резкие, тревожные крики, из чащи доносился волчий вой, а сухой треск в валежнике красноречиво говорил о том, что на помощь спешат медведи.

- Ого-го-го! Быстрее, быстрее! Не оставляйте дорогих гостей одних! Скатертью дорога! - с восторгом и хохотом кричал Рыжик.

Рите было не до смеха. Боясь упасть, она так крепко прижалась к мощной шее предводительницы звериной стаи, что почти не замечала ничего происходящего.  Все сливалось в сплошные темные полосы, голова кружилась, как на самой быстрой карусели, и девочку ритмично подбрасывало всякий раз, когда копыта врезались в землю. Мысли тоже подпрыгивали в такт толчкам:

- И как       раньше                 приходило в голову,                    так трудно?                                   

           мне             никогда не                               что ездить верхом

Преследование прекратилось, когда машина все-таки выехала на шоссе. Арысь-поле что-то прокричала - и все животные спокойно разошлись по своим делам.

- Хватит с них, - самодовольно сказал Рыжик.

Друзья спешились и поблагодарили лосиху. Они находились в восьми километрах от дома, в селе, где находился ближайший магазинчик, почта, фельдшерский пункт и автобусная остановка. Рита бывала здесь днем, но сейчас село казалось вымершим. Нигде не светилось ни одно окошко, не разгуливали гуси, свиньи и куры. Даже цепные собаки забрехали как-то сонно, и было ясно, что до утра не появится ни одна машина.

- Я отвезу вас домой, - предложила Арысь-поле.

У Риты немного кружилась голова после бешеной скачки, но делать было нечего. Друзья снова оседлали Арысь-поле. Очевидно, желая доставить наездникам удовольствие, предводительница стаи на этот раз шла спокойно, неторопливо, так что сидеть было удобно и можно было спокойно смотреть по сторонам.   

Край ярко-розовой луны выглянул из-за дымных туч - и ожило ночное поле! Ветерок чуть покачивал густую траву, принес запах сухого свежего сена. Птиц, бабочек и стрекоз нигде не было видно, зато громко стрекотали в траве кузнечики и мерцали светлячки. Кружится в небе сова, высматривает добычу.

Но не только сова не спит ночью! В темное время суток - день для множества зверюшек и птиц! Набив горохом защечные мешки так, что голова стала втрое  толще туловища, спешит в норку бурундучок. Старается, спешит пополнить запасы в кладовой и снова выйти на поиски пищи. Резвится хрупкий тушканчик : подпрыгнет, сделает сальто в воздухе, приземлится, замрет - и все сначала. Зверек играет, но не забывает и прислушиваться - нет ли опасности? Смешно вздрагивают от напряжения огромные торчащие уши.

И его тревога не напрасна! Белым призраком скользит по полю серебристый горностай. Маленькая ласка бегает так быстро, что не всегда уследишь, как она оказалась в нескольких метрах от того места, где находилась только что, и у нее острые зубки. Мышкует лиса - обнюхав землю, находит норку и разрывает ее, вынуждая хозяев выбраться на поверхность. Долго караулит она выход, ищет черный ход, и не всякому грызуну удается спастись!

- Бедная мышка! - пожалела девочка.

- Что поделаешь, так устроена жизнь. Хищникам тоже надо есть, - вздохнув, заметила Арысь-поле.

Лес надвигался черной громадой. Рыжик уже спал, положив подбородок на толстое основание рога. От усталости Рита  тоже задремала и очнулась лишь у своей калитки. Благодаря предводительницу за помощь и прощаясь, девочка поцеловала ее в теплую, мягкую морду.

- Позволь мне считать тебя другом, - поклонилась Арысь-поле и быстро растворилась в темноте.