Суббота, 10.12.2016, 13:47
Приветствую Вас, Гость




ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

КУРКУЛИ ПОЯВЛЯЮТСЯ СНОВА

Суббота и воскресенье для Риты тянулись долго - мама и папа не навещали, да и с Рыжиком встречаться становилось опасно.  Ведь в поселок на выходные приезжали все, кому не удалось летом отдохнуть за городом. Толпы дачником устремлялись в лес, в поле и на речку. Они веселились, жарили щашлыки, громко визжа, плескались в пруду, толпой продирались через подлесок. Даже на опушке, где совсем недавно праздновали Солцестояние, расположилась шумная семья, разведя там настоящий, а не волшебный костер.  Дети играли в войну, обдирая ветки на луки и стрелы, а взрослые пили пиво и бренчали на гитаре. Периодически мать семейства громко звала своих отпрысков  попробовать шашлык и печеную картошку. Когда они ушли, на опушке осталась целая куча пакетов, бутылок, упаковок от еды и объедков. Невозможно было поверить, что совсем недавно, всего две недели назад, на этом самом месте звучали птичьи песни и кружились в хороводе лесные обитатели. А уж волшебных существ как будто никогда и не было - затаились даже девушки-древяницы, почти не шевелились их веточки... Только сорока кружилась над полем да где-то каркали вороны.

Рыжик так загрустил, что Рита чувствовала себя виноватой.

- Это же всего на два дня, в воскресенье они уедут.

- Дело не только в них, - вздохнул лешачонок, - Снова куркули безобразничают.

... Когда вечер окутывает землю туманными сумерками и люди уходят в дома, чтобы поужинать и отдохнуть после дневных трудов, на деревенской улице появляется Жердяй. Никто не знает, где прячется днем это предлинное и претонкое существо с большими, как плошки, глазами и очень длинным, тонким носом. Да никого это и не интересует, потому что все знают, что он бездельник.

Скорчить в окошко страшную рожу, ухнуть в трубу, постучать по крыше - любимое развлечение Жердяя. Только испуг людей вызывает ухмылку на его вечно унылой физиономии. Она становится еще более грустной, если ему удается подсмотреть, что на столе у хозяев хороший обед, в избе чисто, а люди дружат или смеются. Тогда он постоит, погреет руки в трубе, позавидует, а потом ищет, кому бы пожаловаться на чужой достаток и радость, переврать увиденное, посплетничать.

Но иногда и Жердяй бывает полезен. Недавно он подслушал, что к куркулям приезжает взрослый сын с женой и кучей приятелей. Они собираются охотиться на уток.

Жердяй рассказал об этом сороке. Бедная птица страшно переполошилась и подняла на крыло всех лесных птиц. К сожалению, дурные новости оказались правдой.

- Он и раньше, когда гостил у родителей, часто стрелял из двустволки в сорок. Нескольких убил, - закончил свой рассказ Рыжик, - Птенцы сиротами остались. Жаль их, сороки хоть воруют все блестящее и сплетничают, но сердце у них беззлобное.

Ситуация казалась безнадежной. В самом деле, ну как можно помешать кому-то приехать в деревню?

- Даже совы и лисы ничего не смогли придумать, а они самые умные и хитрые звери в Лесу, - Рыжик чуть не плакал.

Девочка задумалась. Какая-то смутная идея не давала ей покоя. Птицы беззащитны до тех пор, пока птенцы не встанут на крыло и не научатся быстро летать. А уж дикие утки и подавно не смогут так просто улететь на другую запруду, бросив обжитые гнезда и только подрастающий молодняк. Никак нельзя было допустить, чтобы на них сейчас напали!

В конце концов, в прошлый раз они справились! После удачного освобождения ежика по деревне до сих пор ходили слухи о "нехороших” местах, о странных пропажах и раздающихся неизвестно откуда жутких заунывных голосах, об истекающих кровью мертвецах, которые бродят по ночам и заглядывают в окна, об адском пламени, озаряющем их мертвенно-бледные лица... Слушая от "очевидцев” эти россказни, которые с каждым днем становились все длиннее и страшнее, Рита каждый раз с трудом сдерживала смех. Как поразились и рассердились бы люди, если бы догадались, что "истекающий кровью мертвец” - это  обыкновенный темно-розовый резиновый мяч с вырезанной физиономией, а "а адское пламя” - всего лишь свет карманного фонарика! И этого многие боялись всерьез...

И все же в какой-то мере жуткие слухи приносили пользу. Перепуганные куркули теперь вредили гораздо меньше. Они не решались заходить в лес далеко, чтобы срубить дерево, и оставили в покое торфяные болота. Их сынок громко хохотал над "спятившими на старости лет предками”, но куркулей неожиданно поддержала его жена, и парню все-таки пришлось подчиниться.

"Интересно, так ли уж смел их сынок, как хочет показаться?” - подумала Рита. В голове сложился дерзкий план борьбы. Девочка тут же поделилась им с лешачонком.

Впервые в жизни Рыжик посмотрел на нее с восхищением.

- А голова у тебя варит! - вздохнул он уважительно и завистливо, - Если вместе продумаем детали, то получится так страшно...  и интересно!

 

Вечером девочка оставила вместо себя куклу - набитый тряпками старую куртку, на которую натянули пижаму. Ее уложили в кровать и аккуратно прикрыли одеялом, чтобы бабушка подумала, что внучка спокойно спит в своей постели.

Друзья спрятались в кустах у дороги. Деревня погрузилась во мрак, и припозднившиеся дачники вынуждены были двигаться по укатанной узкой колее очень медленно, включив дальний свет. Фары ослепляли в темноте, и только когда до машины оставалось несколько шагов, становилось ясно, кто едет.

- Едут? - шепотом спрашивала девочка.

- Нет, еще не они едут, - отвечал Рыжик, который в темноте видел даже лучше, чем днем.

Рита грызла ногти от нетерпения....

Вдруг в темноте раздался свист, визгливый женский смех и нестройное пение. Резко завизжали тормоза - видимо, машина чуть было не слетела в канаву, и только тут на дороге мелькнул свет. "Наверное, сын куркулей везет большую компанию!” - подумала девочка.

И точно - Рыжик предупредил, что враг приближается!

Тут с забора спрыгнул огромный черный кот. Он важно выгибал спину, от чего по роскошной шерсти от загривка до хвоста пробежали яркие искорки, и явно не спешил никуда уходить. Лишь в каком-то метре от колес он медленно, с достоинством пересек колею и удалился.

Машина сбавила скорость. Из-за опущенных стекол донеслись женские возгласы и грубые мужские ругательства.

Не теряя времени напрасно, друзья протянули через дорогу суровые черные нитки, крепко привязали к веткам растущего боярышника. Натянутая нить полностью сливалась с темнотой. Рыжик и Рита поспешно скрылись в кустах и затаили дыхание...

Смех и песни смолкли. В наступившей тишине до людей ясно долетел протяжный крик, полный бесконечной, невыразимой тоски... И хотя девочка знала, что это всего лишь голос выпи, смеяться сразу же расхотелось. Машина остановилась.

- Где-то мычит корова, - предположил один из парней, сидящих в машине.

- До фермы семь километров. Никакое животное не может кричать так громко, - ответили ему.

 Рита незаметно подобралась к багажнику и вставила толстую палку в выхлопную трубу. Рыжик тоже не терял времени даром - кружась на месте, он громко прокуковал кукушкой, проблеял козой, забормотал глухарем и напоследок тявкнул, как лисица. За ближайшим забором залилась лаем собака.

- Ерунда какая-то! - ахнули в машине.

Водитель выглянул из-за руля, словно ожидая увидеть того, кто смеет так жестоко шутить. Но Рыжик залег под листьями лопуха, и заметить его было невозможно.

Шумно хлопая крыльями и ухая, над головой парня пролетела крупная серая сова. Ее глаза в темноте отливали зеленым кошачьим светом...

- Гена! Рвем отсюда! - кто-то истерично крикнул из машины.

В одну секунду парень оказался на месте, до отказа вдавил педаль газа. Машина дернулась и затарахтела, а тонкие натянутые нити в мощном свете фар отбросили тени толщиной с гимнастический канат.

- Черт побери! - ахнул Гена, - Да какому же идиоту пришло в голову...

Тут он замолчал на полуслове, внезапно осознав, что минуту назад путь был свободен!

Глупая физиономия парня за минуту сменила все оттенки от багрового до сине-зеленого. Он считал себя очень умным и здравомыслящим человеком, которому не так-то просто запудрить мозги. Но одно дело - высмеивать простаков днем, и совсем другое - столкнуться с необъяснимыми явлениями ночью, на темной дороге. Тут и не знаешь, на что решиться!

Но все самое страшное только начиналось...