Суббота, 10.12.2016, 02:08
Приветствую Вас, Гость



НАДЕЖДА СЕМЕНОВСКАЯ

В ПОИСКАХ ПОТЕРЯННОГО  ОБЕРЕГА

РУССКОЕ ФЭНТЭЗИ ДЛЯ ДЕТЕЙ О РОДНОЙ СТРАНЕ

Посвящается моей лучшей подруге Наташе и всем, с кем я росла,

кто делил со мной радость и тяжесть дачной жизни и сделал ее для детей невыразимо прекрасной

- в память о нашем общем детстве.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

РИТА УБЕГАЕТ ИЗ ДОМА


Давным-давно, много тысячелетий назад, так давно, что невозможно поверить, что все это было на самом деле, страна, которую сейчас называют Россией, была сплошь покрыта густыми лесами. В  чаще леса жил добрый волшебник по имени Сварог со своей женой Бажуней и малыми детками.

Добрый волшебник устроил так, что осень и зима никогда не наступали, звери и птицы говорили по-человечески, а земля всегда давала щедрые урожаи. Не отказывали они в помощи и людям, оберегая от опасностей и наделяя радостью и силой. Счастливо тогда жилось на земле и волшебникам, и людям, и животным.

Так продолжалось долго,  очень долго. Но Сварог вдруг стал скучать. Все чаще и чаще он уходил гулять по лесу в одиночестве или сидел на берегу реки и думал, и на глаза у него наворачивались слезы.

Сварогу хотелось... да он сам не понимал, отчего так тоскливо на душе. И лишь однажды, наклонившись над гладкой поверхностью родника, чтобы умыться, он заметил в самой глубине свое отражение.

В те далекие времена даже у волшебников не было зеркал. "Кто ты? Почему прячешься? Выходи на берег, не бойся, я тебя не обижу”, - приветливо позвал Сварог.

Отражение что-то прошептало - Сварог не разобрал, что именно, и осталось на дне родника. Сварог задумался. Лицо неизвестного показалось ему знакомым.

И вдруг волшебник понял, отчего так грустил последнее время. Ему не хватало друга! Ведь он был единственным волшебником в стране, поэтому все время проводил только с семьей, зверушками или людьми.

- У людей всегда есть община, у животных - стая, - сказал Сварог. - Пусть друг будет и у меня! И пусть в нем отразится все, что знаю и умею я!

Вода в роднике тут же забурлила, и на берегу оказался другой волшебник, очень похожий на Сварога. Вот только  одежда на нем была  не светло-голубая, а черная.

Страшно ошибся добрый Сварог! Он не догадался, что в зеркале все отражается наоборот, и волшебник, которого он создал, оказался не только очень могущественным, но жестоким, коварным и злобным.

Сначала новый волшебник поссорил людей и лесных жителей так, что они до сих пор не разговаривают друг с другом. Затем научился насылать грозы и ураганы, вызывать болезни,  разжигать в сердцах людей злобу, жадность и зависть.  А самое ужасное - создал себе целую армию помощников, отвратительных и мрачных чудовищ. Он всем причинил столько несчастий и бед, что люди назвали его Бесом. А когда попытался вместо вечного лета наколдовать вечную зиму, рассердился Сварог. Взял он толстую дубину и загнал Беса глубоко-глубоко под землю.

Облегченно вздохнули люди и звери. Но у Беса остались слуги на земле, да и сам он норовил выскочить хоть ненадолго и навредить. Нападать на семью волшебников он, разумеется, не смел, но люди, животные и птицы оказались совсем беззащитными...

Горько раскаивался Сварог в своем легкомыслии. Но что делать, поворачивать время вспять не умеют даже волшебники! Тогда придумала Бажуня дать волшебных защитников всему живому. Всю ночь колдовали супруги, а утрам в реках появились Водяные, охранять лес доверили Лешим. В поселились полевики, а больше всего веселых и озорных защитников досталось крестьянам.

Пролетали века, рождались и умирали люди. Состарились Сварог и Божуня, выросли их дети. Когда исполнилось волшебникам сто тысяч лет, они отказались от вмешательства в земные дела и переселились на облака. Постепенно люди забыли о них, потому что после появления Беса волшебной силы стали бояться, а  рассказы о прежних временах теперь походили за сказки...  А потом многие переселились в города и стали приезжать в деревню только летом...

*** *** ***

Рита проснулась очень рано и даже не сразу поняла, что сегодня не нужно спешить в детский сад. Ведь она в деревне и проживет здесь с бабушкой целое лето! Да и в садик она уже никогда не пойдет, потому что ей недавно исполнилось семь лет и осенью она будет учиться в первом классе.

На террасе папа, мама и бабушка пили чай.

- Доброе утро! - поздоровалась девочка.

- Не смей ходить босиком! - закричала мама. - И вообще, немедленно оденься.

Папа поджал губы. Он теперь почти никогда с Ритой не разговаривал. Рита оделась и постаралась съесть все как можно быстрее. Мама теперь ругалась очень часто, и все, что делала дочка, считалось плохим.

После завтрака Рита хотела посмотреть, как папа накачивает насосом воду в бочки. Но родители уже снова ссорились. Папа кричал, что работает и имеет право провести отпуск на море, предлагал немедленно продать "эту халупу” и купить что-нибудь по-настоящему нужное. Мама отвечала, что они с бабушкой сами решит, как распорядиться родительским домом, и не собирается спрашивать у него советов.

Продать "халупу”... Сколько девочка помнила себя, они каждое лето жили именно здесь. Это был их настоящий уютный дом: уютная теплая комната, просторная светлая терраса, небольшое крылечко, на котором так удобно пить чай, и чердак,  где спрятаны удивительные вещи.

- Бабушка, бабушка, - заплакала Рита, - Ты ведь не согласишься, верно? Не согласишься?

Обычно бабушка всегда ее жалела. Но только не сегодня! Очень расстроенная, она оттолкнула девочку:

- Не путайся ты под ногами! Уйди, чтобы я тебя не видела!

Вот почему Рита решила убежать из дома. От обиды у нее щипало в носу, она взяла с собой любимого плюшевого мишку, бросила в старый мешок для сменки бутылку молока и выбежала за калитку...

А на лужайке так хорошо! Легкий ветерок слегка покачивает ветки кустарника, подхватывает шапки одуванчика. Цветы уже распустились и выглядывают из влажной от росы травы, и к ним уже спешат труженицы пчелы. А на большом листе лопуха принимает солнечную ванну божья коровка.

Но сегодня Рита не замечала ничего. Давясь слезами, она быстро шла по тропинке и остановилась только у развилки. Дальше идти было некуда. Начинался лес.

Вообще-то старшие категорически запрещали девочке заходить одной в лес. Даже на минуточку, даже на опушку, где она знала каждый кустик! Но ведь домой она уже не вернется, значит, и слушаться необязательно.

Рита представила себе, как она поселится в чаще. Устроит шалаш из еловых веток, сделает постель из травы. Будет собирать грибы и ягоды. Прекрасная жизнь вдвоем с Мишкой! А родители будут горевать, и бабушка всегда будет помнить, как обидела внучку, когда она еще жила дома.

От этих  мыслей девочка слегка развеселилась. Ноги все быстрее несли ее по едва заметным переплетающимся тропинкам. Сколько интересного было вокруг! Мышка услышала шаги, юркнула в норку - только хвостик мелькнул. Дятел сел на высохшую сосну, в которую в прошлом году ударила молния, и стучит, трудится, выбивает дупло - на весь лес слышна барабанная дробь. А тут настоящее сражение - две небольшие черные бабочки с белыми перевязями на крылышках быстро кружатся на месте, сталкиваются, поднимаются по спирали все выше и выше. Хозяин явно хочет прогнать чужака, но тот не отстает,  все дальше и дальше углубляется в чужие владения.

Все быстрее полет, грациознее танец, но чужак уже начинает уставать. Девочка сорвала с головы панамку - сейчас бабочки будут в плену!

И в этот момент у нее за спиной кто-то громко ухнул!

Рита вскочила на ноги и огляделась. Никого.

Бабочки улетели, но девочке было уже не до них! Она вдруг обнаружила, что ее обступил совсем чужой, незнакомый лес. Могучие сосны и ели вершинами упирались в небо, из-за их спин выглядывали ветвистые клены, горестно покачивались рябины. Вдалеке лес казался очень темным, почти черным, и нигде не было ни одной тропы.

- Плюх! - раздалось совсем близко. И хотя Рита пригляделась и увидела, что это всего лишь большая древесная жаба плюхнулась в затянутую ряской лужу так, что по воде пошли круги, девочке стало жутко.

Она бросилась домой со всех ног, бежала и бежала, мешок бил ее по ногам. Но знакомой полянки все еще не было, и девочка была почти уверена, что уже видела вот этот обгоревший пень...

Выбившись из сил, Рита остановилась. В траве белела ее панамка.

Рита села на землю и горько заплакала.