Вторник, 06.12.2016, 03:50
Приветствую Вас, Гость



Надежда Семеновская

Угощение дядьки Домового

В Дремучем Лесу ягодники тянутся в низинах вдоль ручья. Когда идешь за водой к роднику или на Запруду, можно протянуть руку и сорвать яркую, сочную земляничку. Для мохового гнома она такого же размера, как для нас крупное яблоко.
А вот в деревне на огородах земляника совсем другая. Огромная, сладкая и сочная! Клубника называется. Для моховых гномов она – как для людей арбуз или дыня.
Лесным обитателям добраться до нее очень непросто. Люди клубничные грядки часто прямо под окошками сажают, подальше от заборов и задних дворов. В случае опасности быстро не убежать! И нести клубнику надо осторожно, бережно, она ведь нежная, чуть что – соком изойдет.
Так что наведываться на клубничные грядки осмеливаются вовсе немногие. Редкие храбрецы и умельцы. Отец Моховик и мама Малинка строго-настрого запретили детям даже думать о таких вылазках. 

К  счастью, в деревне одна семья в город жить переехала. А в старом доме только бабушка с внучкой оставались, да и то не круглый год, а только летом. Старушка уже глуховата, рано вечерами спать ложится, почти сразу, как малышку уложит. А клубника у них на огороде – просто загляденье. Сортовая, ранняя!
Совсем бы бабушке весь урожай растащили, если бы ей только с домовыми не повезло. Отличная семья, большая, работящая! Сам старик с женой, да три сына уже женатых с детишками, да дочка – невеста на выданье. Целые дни работают не подкладая рук, от мала до велика. Да и в Чистом Поле, и в Дремучем Лесу их уважают. Веселые они домовые, гостеприимные, щедрые – никогда на осенних ярмарках безбожные цены не ломят, не обвесят и не обсчитают, а товар у них – самый редкий и  самый лучший. 

Сам старик, глава дома, лично каждый день весь участок обходит. Он-то непрошеных гостей и отвадил. Побаивались любители чужого добра его крутого нрава.
А вот Боровика и Горошка такая охрана только еще больше раззадоривала. Ведь это доблесть – такую опасность преодолеть. И вот что они придумали.

***   ***   ***

Утром целая компания пробралась в лазейку в самом конце забора и быстро спрятались под старую дырявую миску, которая валялась на заднем дворе уже очень давно, но и хозяев все не доходили руки ее выбросить.
Если бы кто-то заглянул через забор, то заметил бы настоящее чудо: старая миска вдруг шевельнулась, сделала несколько шагов и… замерла. А затем снова передвинулась еще дальше, и снова остановилась, переводя дух. И еще преодолела расстояние до грядки еще дальше, и снова остановилась, переводя дух. И еще преодолела расстояние до грядки с капустой… и еще… 
А там, под миской, ох как трудно друзьям приходилось! Во-первых, тащить ее тяжело, даже всем вместе. Во-вторых, солнечные лучи нагревали железные бока, и под ним жарко, как в бане. Хочется уже побыстрее все закончить, поднавалиться, прибавить шагу, но нельзя. Боровик все время в дырочку выглядывал: ни хозяев, ни домовых нет ли на горизонте?

Зато потом уж наешься так, что больше уже ни кусочка не проглотить – того и гляди, лопнешь. От сытости в сон клонит, а ягоды – вот они, прямо сами на землю ложатся, так в руки и просятся. Ну и прихватишь с собой, конечно, штучку – другую… Ну три. Но не больше. 
Пора домой спешить, ведь мама с папой могут и спросить, где дети целыми днями пропадают. 

***  ***  ***

А тем временем Домовой заметил: в хозяйстве ущерб, ягоды с грядок пропадают. Он несколько раз проверил все ходы  и лазейки, чаще стал обходить участок вдоль забора, поручил старшему сыну наблюдать с крыши колодца за подходами к крыльцу. Но ничего не помогало.
- Совсем, видать, глазами я ослабел, - жаловался Домовой Отцу Ежу, своему давнему приятелю, которого бабушка часто угощала молоком у сарая, - Ума не приложу, как удается меня провести!
Отец Еж посочувствовал и даже несколько ночей нес ночное дежурство вместе с Домовым, но ничего не добился. Как же хохотали близнецы, когда вечером узнали об этом от папы и мамы!

Теперь они уже почти потеряли осторожность. Ведь им так везло все время!
Но любому везению однажды приходит конец.
Нет, не Домовой и не Отец Еж, а сама Хозяйка заметила миску, которая самостоятельно передвигалась по дорожке.
- Батюшки светы! – ахнула хозяйка и быстро перекрестилась. Несколько секунд она стояла на месте, то открывая, то закрывая рот, а затем издала отчаянный вопль ужаса и, схватив внучку на руки, бросилась домой.
Застигнутые врасплох, гномы сначала замерли от неожиданности, а затем, перепуганные шумом и криком, бросились бежать. Домовые, высыпавшие на шум, заметили их, но даже и не ловили толком – так испугались за хозяйку. 
Бабушку до самого вечера успокаивать пришлось, у нее от волнения давление поднялось. Пришлось ее в постель уложить, лекарством поить, горячим сладким чаем с плюшками потчевать. Да и маленькая внучка присмотра требует.

***   ***   ***

С той поры набеги за клубникой стали для гномов куда опаснее и… интереснее! Теперь приходилось, подобравшись тайком к забору, быстро искать момент, когда  можно спрятаться, и заранее разрабатывать маршрут: куда спешить, короткими перебежками добираясь от поленницы до ведер, от ведер до огурцов, от огурцов до песочницы, а там уж и до клумбы рукой подать. Ягодники прямо за ней высажены.
Но зато и клубника словно стала еще вкуснее. Ведь так весело лакомиться, зная, что Домовой как раз в этот момент рыщет по огороду, выглядывает из смородины, бдит и стремится не допустить покражи. А ты-то уже давно тут!
Иной раз Домовому приходилось их заметить, когда гномы возвращались, и тогда уж надо давать деру, бросив добычу на землю. А однажды Домовой с старшими сыновьями целую засаду устроили. Спрятались в клубнике и внезапно выскочили, когда гномы уже к ягодами руки протянули.

Никогда еще гномам так бегать не приходилось! Спасло лишь то, что их было гораздо больше, чем домовых. Гномы бросились врассыпную, так что хозяева не сразу смогли сообразить, кого ловить сподручней. Случалось, что кого-то уже почти поймали, но тут рядом оказывался другой гном, и домовой сразу переключался на него, позволяя уставшей жертве перевести дух, собраться с силами и отбежать подальше. А коварный спаситель вдруг резво отскакивал в сторону, так что гнаться приходилось уже за ним. 
Отдышались друзья уже на берегу Запруды. Долго-долго лежали и хохотали, вспоминая свой побег.
- Ух ты, а как он ругается, этот домовой! – с восхищением протянул Боровик, - Я таких слов и не слышал!
- Это да! – поддержал его Горошек, - Ну и злющий же он! И хитрый!
- А мы-то все равно хитрее! – лукаво заметили девочки, - И быстрее!
Русалка лишь вздохнула от зависти, с восхищением глядя на друзей.
 

***   ***   ***


Теперь мальчишки специально старались попасться старому Домовому на глаза, чтобы старик их заметил и ругался покрепче. Но однажды с Боровиком стряслась настоящая беда. Не только Домовой, но и маленькая девочка заметила, как он выглядывает из-под формочки в песочнице.
А ведь малышка – это не бабушка. У нее глаза острые, руки быстрые, и она никого не боится. Хвать – и моховой гном уже зажат в маленьком кулачке!
Девочка такой находке очень обрадовалась. Сначала она искупала Боровика в ведерке, прямо в одежде, окуная его головой вниз, натирая скользким мылом, которое щиплет глаза, и полоская, словно енот. Затем, когда моховой гном уже прощался с жизнью, его, наконец, вытащили на солнце, вытерли кусачим и грубым полотенцем. Боровик вздохнул с облегчением, думая, что теперь его оставят в покое.
Не тут-то было! Девочка решила накормить обедом нового гостя, и для этого она сварила в маленькой игрушечной кастрюльке, на игрушечной плите суп из настоящего гороха и зелени. Но, раз готовили понарошку, то и суп получился ненастоящий! Просто холодная вода с травой, и все тут.
Боровик понял, что хорошо поесть ему не удастся, но самое страшное ждало его впереди: девочка испекла пироги из песка и пыталась кормить гнома  ими из ложки! Пришлось изо всех сил сжимать губы, но все равно вскоре весь рот мохового гнома оказался облеплен песчинками. 
- Ну, раз ты не хочешь кушать, останешься без сладкого! – сказала девочка, - И прямо сейчас отправишься на тихий час!
Боровик несказанно обрадовался, потому что уже с трудом держался на ногах. Но ему  все же не слишком понравилось, когда его крепко спеленали, положили в конверт для младенцев, связали голубым бантиком, и в таком виде поместили в игрушечную коляску.
Моховой гном лежал, не имея возможности шевельнуться, пока, к его огромному облегчению, бабушка не позвала его невольную мучительницу в дом. И тут над коляской склонился старый Домовой. Не теряя ни секунды, он быстро разрезал бант, помог Боровику выбраться и увел его к себе в дом. Там, на пороге, их уже ждала Домовиха, держа в руках длинный прут.

***   ***   ***

Вечером папа и мама заметили, что Боровик как-то неловко сидит, ерзая на лавке, но вопросов задавать не стали, потому что мальчик быстро отпросился из-за стола в постель.
На другой день в Дремучем Лесу шел сильный дождь, и мама Малинка не отпустила детей из дома, а затем близнецы вновь уходили из дома до самого вечера. Вот только за клубникой они больше не наведывались. 
Да и другие заботы появились: в Лесу выросли настоящие, благородные грибы! Не легкомысленные лисички и сыроежки, а солидные белые, подберезовики, подосиновики. Они стоят рядами, почти не прячась, и только и ждут грибника. Но заготовить их не так-то просто, ведь белый или подберезовик, бывает, вырастает вдовое выше, чем самый рослый гном. Приходился долго пились ножовкой плотную, крепкую ножку, осторожно, чтобы не помять шляпку, опускать грибного великана на землю, а затем отвозить домой на телеге. 
Близнецы старались на славу, ведь дома предстояло большое торжество: десятилетие свадьбы Отца Моховика и Мамы Малинки! Приглашены были не только близкие друзья из Дремучего Леса, но и знакомые, да почти все Чистое Поле собиралось к ним в гости.
Мама Мышка и Мама Малинка не отходили от плиты, Отец Моховик сбивался с ног, пытаясь довести подворье до немыслимого совершенства. И все же никто не роптал и не жаловался. Папа и мама в эти дни стали таким веселыми, такими ласковыми, словно вдруг помолодели.
В день торжества еще с раннего утра Мама Малинка и Березка накрыли стол, Отец Моховик и Боровик в последний раз проверили весь дом, и все облачились в новые наряды, сшитые бабушкой Бузинки специально для такого случая. Вскоре появились и первые гости, которых хозяева встречали прямо на крыльце. Раньше всех, конечно, явились Лесные Мыши, следом спустились с деревьев Белки, прибежали Зайцы, важно притопали Ежи. 
Чуть позже прискакала Лягушка, вылез из новой галереи почетный гость – Мудрый Крот. Настала очередь гостей из дальних мест: сосновых и полевых гномов. Их близнецы встречали прямо у ворот, чтобы помочь распрячь лошадей и задать им овса и сена.
Вот тут-то близнецы и замерли на месте, когда увидели карету тех самых Домовых!
Боровик вдруг почувствовал, что ноги у него стали ватные и плохо его слушаются. На этих-то ватных ногах он медленно подошел к Старому Домовому и, не узнавая свой голос, произнес обычное приглашение:
- Добро пожаловать, дорогие гости!
Старый Домовой приветливо отозвался, как будто бы ничего не случилось:
- И вы будьте всегда здоровы, хозяева.
И направился к крыльцу, где его уже ждал с распростертыми объятиями Отец Моховик.
- Нажалуется! – прошептал Боровик на ухо сестре, - Ох, непременно все расскажет!
За праздничным обедом близнецы сидели, словно на иголках, не сводя глаз с Домового. А он, казалось, и вовсе не замечал старших детей хозяев. Постепенно Боровик и Березка немного успокоились и отведали пирогов и салата.

***   ***   ***


Несколько дней после торжественного приема близнецы жили в напряженном ожидании, что Отец Моховик вызовет их для серьезного разговора. Но тот ни словом, ни жестом не дал понять, что знает что-то о былых клубничных набегах.
- А Домовой-то – старик что надо! – поделился Боровик с другом Горошком, - Не выдал! 
- Ну, он же сам тебя наказал, - согласился Полевой гном.

Динозавр на птичьем дворе