Воскресенье, 04.12.2016, 13:08
Приветствую Вас, Гость



Как зимуют ели

Надежда Семеновская



Младшего сыночка Отца Моховика и мамы Малинки весь Дремучий лес считал еще совсем ребенком. Но сам Подсолнух так не считал и очень обижался, если к нему обращались «дитя». Гномик полагал, что это несправедливо. А как может быть иначе, если у тебя есть старшие брат и сестра – Боровик и Березка, да еще и средняя сестра – Снежинка? Они родились первыми, им все разрешают, и они никогда, никогда, никогда не поделятся своим особым положением.

А ведь Подсолнух уже столько знал и умел сам! Он умел одеваться, ну почти, потому что не мог еще разобраться, где у одежды лицо или изнанка, а у обуви – правый сапожок или левый. И он знал, что перед едой обязательно надо мыть руки, а за столом кушать вежливо, только ложкой, а не залезая руками в тарелку.
Но сегодня Подсолнух вдруг понял, что он знает еще не все на свете. Утром он очень испугался: выглянув из окошка детской, он увидел не привычные зеленые еловые лапы, а каких-то переливающихся голубоватым светом, белых чудовищ.
Подсолнух так испугался, что позабыл  - большие гномы никогда не плачут:
- Мама! Папа! – отчаянно завопил он, - Мама, тут стращилище!
Мама Малинка примчалась, не чуя под собою ног, но, узнав причину паники, рассмеялась:
- Не бойся, малыш, - ласково прижала она к себе младшего сынишку, - Это не страшно. Это всего лишь выпал Снег. Это пришла Зима.
 
- А что это такое – Зима? – спросил Подсолнух, уже успокаиваясь.
- Поговорим об этом за завтраком, - ответила мама Малинка и поспешила на кухню.
За завтраком братья и сестры, слегка посмеиваясь, рассказали, что снег обычно не тает сразу же, как упадет на землю. Он лежит долго, очень долго, и постепенно вырастают сугробы размерами с небольшое деревце. Ветер и вьюга постоянно приносят все новые и новые снежинки. И так будет до тех пор, пока не вернется Весна, а затем – Лето.
- Лето же тебе нравится, правда? – спросил отец Моховик.
Подсолнух кивнул.
- А сколько лет ты помнишь? Давай считать?
Подсолнух задумался.
- Лето… оно уже кончилось. Прямо перед осенью…
- Значит, одно, - задумчиво произнес Отец Моховик, - А ведь тебе три года. Первую зиму ты вообще не можешь помнить, тогда тебя почти не выносили из дома, а прошлую ты запамятовал, потому что был совсем кроха.
- А теперь я большой! – воскликнул Подсолнух, готовясь заплакать, - И ничего не забуду. Запомню всю зиму.
- Конечно,  - обещала ему мама Малинка, - Ты достаточно подрос для этого, малыш.
Подсолнуху впервые не стало обидно от этого слова.
***   ***   ***
Все дети чуть не умерли от нетерпения, пока матушка Малинка не разрешила им выйти из дома. Она потребовала даже от близнецов, чтобы они надели не только валенки, но и теплые носки, не только шубки, но и теплые свитера, не только шапки, но и шарфы, и варежки. В конце концов,  юному поколению гномов показалось, что зимой они внезапно превратились в капусту.
 

Моховые гномы медленно шли по теперь белым, но еще недавно золотым дорожкам. Дремучий лес казался совсем другим – прозрачным и маленьким. Голые беззащитные ветви, лишенные листвы, выглядели такими хрупкими, что страшно дотронуться до них – вот-вот они сломаются. Но не стоит верить собственным глазам, ведь на каждой такой веточке – огромная снежная шапка. Села птица на дерево – и снег тут же сорвался вниз, обдав гномов ледяным снежным душем.
- Так вот почему зимой нет листьев! – догадался Подсолнух, - Чтобы деревьям снег легче шапки удерживать!
- Это да, - весело согласился Отец Заяц, который чистил в сугробе белую зимнюю шубку, - Ведь иначе все веточки сломались. Если еще и на каждый лист навалить по снежку!
- Вот один листик остался! – закричала Березка, - Смотрите, он тоже весь замерз.
И в самом деле, кое-где оставались кленовые листья, и они так схватились инеем, что блестели, словно были сделаны из жести. Ветерок чуть качнул зимнюю листву – и она тихо-тихо зазвенела, словно серебряный колокольчик. Придет время, и листва в лесу снова будет шуметь, наступит осень – и лес наполнится шорохом падающих листьем. А зимой звуки совсем другие – трещат от мороза сухие сучья, скрипит под ногами снег, и звучит в лесу зимняя хрустальная музыка.
 

Прилетела веселая тетка Сорока и рассказала всем, что Хозяин Леса – бурый медведь – уже закрылся в своей берлоге на зимнюю спячку. Теперь он не выйдет до самой весны, так и будет спать все холода, переваливаясь с боку на бок, посасывая вкусную лапу. Ему хватит жира, чтобы не проголодаться до весенних ручьев, а в берлоге тепло – ведь снег, словно пуховая перина, защищает от холода и ветра.
- Жаль, волки в спячку не ложатся, - вздохнула Матушка Белка, - Зимой они голодные и злые! Но отлично все же, что их следы так хорошо заметны на снегу.
Тут белое зимнее покрывало зашевелилось, и на дорожку выбрался Молодой Мышь.
- Привет, друзья! – радостно засмеялся он, - Как хорошо, что уже пришла зима! Только что еле от Лисы унес ноги – раз, и под снегом утек! Она не успевает так быстро рыть, хоть и жутко хитрая, но мы, мыши, проворней!
- И что тебе не сидится дома! – заворчал Отец Заяц.
- А как тут усидишь? – удивился Молодой Мышь, - Ведь прямо перед нашими окнами ветер шишки сбросил. Не пропадать же добру!
 
- Теперь до шишек и добраться намного легче! – к друзьям подбежала радостная Бузинка, - Ели-то зимой не растут, спят под снежными покровами. А сугробы под ними наметает высокие! Залезешь на такой, а там уже и до нижних веток рукой подать!
 
- Верно! – засмеялся Боровик, - И иголки зимой не такие колючие!
Бузинку бабушка отправила за хворостом, и у девочки были с собой санки.Лесные обитатели и гномы немного покатались по свежему, первому настоящему снегу этой зимы, а затем быстро, все вместе нагрузили полные санки сухих веток и пустых шишек. Зимний день короток, и Бузинка спешила домой, но тут из дома вышел Отец Моховик. Он велел маленьким Подсолнуху и Снежинке отправляться домой, а близнецы слегка проводили подругу, чтобы девочке не страшно было одной в темноте.
 

Впрочем, зимой в Дремучем лесу не бывает черной глухой ночи. Ведь, стоит только неяркому зимнему солнцу чуть склониться к вершинам корабельных сосен, и снег становится бледно-голубым. Затем он синеет, как летние воды ручья, а после, когда уже выплывает из морозного тумана яркая полная Луна, - блестит серебром, переливается яркими красными, желтыми, золотыми искрами. Словно зимние морозы подбадривают поздних лесных путников, помогают им не сбиться с дороги, подмигивают из глубокого сугроба- мол, не робой.
***   ***   ***
Вечером всех разморило у теплой печки, и моховые гномы рано отправились спать. Подсолнух долго лежал и слушал, как потрескивают в печке сухие дрова, и думал о том, что зимой лес обнажает те тайны, которые скрыты летом от любопытных глаз густой листвой и постоянными заботами. А в зимние дни можно видеть его целиком и полностью, наблюдать, как он сладко спит под треск морозов и пение вьюг, набираясь здоровья и сил перед долгим, ярким, беспокойным годом.