Воскресенье, 11.12.2016, 05:11
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ВТОРАЯ

ПОРА МУЗЫКИ И ЛЮБВИ

Ночь становилась все короче, и все позже в синеющей глубине неба загорались яркие звезды. От теплой, влажной земли поднимался пар, пахло пыльцой, хвоей и прелой листвой, когда Моховик, Лягушка и семейство Лесных Мышек пили чай на парадном крыльце домика Моховика. День еще не ушел, он прощался с землей, отбрасывая на кроны деревьев последние полосы света, ярко играя всеми оттенками розового заката.

- Жаль, что такие дни быстро кончаются, - вздохнула Мама Мышка.

Все поняли, что она имела в виду. Дело в том, что однажды в году – поздней весной – наступает время, когда все живое празднует победу над Зимой. В такие дни даже хищники охотятся мало, и самые домовитые хозяева не думают о запасах, а самые упорные строители – о прочности гнезда. Ведь это – дни музыки, пения, дни Любви, когда каждый зверь или птица выбирает себе пару.

- Помнишь, когда мы были молодыми, - мечтательно заметил Отец Мышь, - Именно в такой вечер встретились на краю Сосновой Опушки…

- Верно, - кивнула Мама Мышка, - И ты так посмотрел на меня….

- А ты сразу же спряталась за Белочку, и мне пришлось знакомиться сначала с ней…

- Ну, Белочка была уже помолвлена и не так смущалась, это верно. А теперь вот  ее сынок женится, уже новое дупло совсем готово…

- То самое, где раньше жил Дятел?

- Верно. Дятлы перебираются на Старую Сосну, там для них короедов больше, и они вкуснее. Ну, Дятлам просто – с таким клювом они что угодно построят.

- А рядом с тобой, Моховик, будут жить соловушки. Я видела их сегодня утром.

Словно в подтверждение этих слов, с высоты раздалась звонкая соловьиная трель. На нее откликнулась робкая, нежная птичка –  девушка. Медленно подлетал к ней жених,  словно не веря своим ушам, что эта песня предназначена ему. Наконец, две птицы сблизились, быстро закружились вокруг друг друга, выписывая легкие танцевальные па…

Лес вновь оживал, потому что вечерами просыпаются те звери, кто предпочитает ночной сумрак яркому дневному свету. В темноте зажглись яркие светлячки, застрекотал кузнечик.

Лягушке очень понравился Лес, и с каждым днем она открывала для себя что-то новое. Ведь раньше, до знакомства с Моховиком и его друзьями, она бывала в Лесу довольно редко.

- И все же должна сказать, что у вас тут каждый поет сам за себя, - заметила Лягушка, - А вот у нас на запруде – о, у нас знают толк в хоровом пении и оркестрах! Мы, прудовые лягушки, всегда поем все вместе!

Ясное дело, всем было интересно узнать, как Весну празднуют соседи. И понятно, что все тут же  получили приглашение от Лягушки завтра провести вечер на Подводной Лодке и послушать лягушачий концерт. В тот вечер друзья прощались, полные радостных предвкушений.

*** *** ***

- Проходите, проходите, дорогие гости, - весело встречала Лягушка, - Концерт начнется с минуты на минуту… Правда, наша речная музыка может показаться слишком резкой и необычной…

Вода уже прогрелась настолько, что даже Лесные Мыши, которые обычно не любят никаких прудов и водоемов, потому что легко простужаются, не боялись промочить ноги. Вся запруда была залита ярким светом, по воде, которая казалась совсем сонной, то тут, то там пробегали круги – это подплывали к самой поверхности рыбы. Воздух полон  звуками: стрекотом, шелестом, жужжанием, плеском волны и шепотом камышей.

- Для непривычного уха тут и правда, пожалуй, слишком шумно, - тихо заметила Лесная Мышка, надеясь, что ее услышит только Гном. Но Лягушку ее слова совсем не обидели.

- Вы еще не слышали, как шумно там, под водой, - заметила она, - Это только кажется, что водные жители не издают никаких звуков. А на самом деле джаз – наше призвание!

- Верно, - заметил неожиданно всплывший Прудовик, - Обычно от музыки нет никакого покоя. Но сегодня, когда даже мы, прудовики, обнимаем друг друга… это можно вытерпеть. Прудовик ласково посмотрел на свою подругу.

Лягушачий оркестр заканчивал последние приготовления. Важная Жаба – дирижер – уже раскрыла ноты. Музыканты проверяли струны скрипок, арф и контрабасов, трубачи дули в трубы, барабанщики держали барабанные палочки наготове.

Простые лягушки, которых не пригласили в сборный оркестр, приплывали на лодках  - обычных или подводных, на яхтах, баржах или даже на плотах. Многие пригласили гостей, и  у Моховика зарябило в глазах от ярких нарядов.

Даже обычно нелюдимая Водяная Крыса, которая привыкла носить настоящую шубу и считала, что соседи по запруде ей неровня, присутствовала со всем семейством. Грациозные селезни также не упустили случая показаться на публике со своими серенькими милыми подругами. Самцы что-то нежно шептали им по секрету, нежно обнимая длинными шеями.

Публика уже выражала явное нетерпение, но оркестр и не думал начинать. Но вот первый закатный луч окрасил перистые жемчужные облака в розовый цвет. Облака отражались в спокойной воде, и запруда как будто тоже засияла розовым светом…

И тут дирижер взмахнула палочкой…

Первое мощное КВА! Взорвало тишину ликующим аккордом, за ним тотчас же последовали следующие мощные раскаты. Ква-ква-ква! – зазвенела вода и воздух, и в этом звонком хоре слышалась такая жажда тепла и света, такая радость вернувшейся Жизни…

Ква-ква-ква! – к хору присоединились уже все лягушки. Ква-ква-ква! – сегодня нам можно петь! Ква-ква-ква! – сегодня у любого – самый лучший голос на свете! Ква-ква-ква! – спешите, спешите, ведь этот вечер пройдет так быстро!

Темп музыки то убыстрялся, и тогда ноги сами пускались в пляс, отбивая чечетку, то замедлялся, и песня становилась более протяжной. Тогда исполнители и слушатели обнимали друг друга за плечи, покачиваясь в такт властному зову.

- Ква-ква-ква, и этот вечер – он всегда будет, он вечен! Ква-ква-ква, он всегда приходит на землю! Ква-ква-ква, так было от сотворения мира, ква-ква, и так будет, когда состарятся наши внуки, и пересохнет запруда! Ква-ква-ква, всегда будет вода, ква-ква, и водоросли, ква-ква-ква, и кувшинки, ква-ква-ква, и мы, лягушки! (Рисунок 5)

Музыка так звала, что лягушки полностью забыли о своем обычном хладнокровии. Они уже пели и танцевали парами, и каждому казалось, что друг или подруга – самая прекрасная из всех, самый храбрый, сильный и умный. Мысль о разлуке хотя бы на миг ужасала, но о разлуке не было и речи! Ведь вокруг столько укромных влажных мест, столько уютных ямок под камнями, под корягами и в зарослях травы, в теплой, сладко пахнувшей тине. И лягушки-женихи подхватывали подруг на спины, чтобы теперь, в этот же час, она принадлежала только ему одному; а зеленоватые, изнеженные красавицы только сладко млели в их лапках.

Уже совсем стемнело, и на небосвод медленно выплыла полная луна, но волшебная музыка звучала и звучала. Зубастая Щука выглянула из воды и застыла в изумлении, забыв проглотить добычу, а отзвуки песни все еще плыли над Запрудой…


Вернуться к главе 1|Перейти к главе 3