Четверг, 08.12.2016, 14:52
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ЧУДЕСНЫЙ НОВЫЙ МИР

Пожар спалил часть Поля и несколько старых берез на опушке, опалил листву и ветки кустов, - и стих, не сумев совладать с сырой лесной почвой, но разговоры о нем не стихали еще долго. Никто из полевых гномов не остался без крова, но многим полевым мышкам пришлось срочно рыть себе новые норки. Никто так и не узнал, откуда появился огонь без грозы и молний, и многие считали, что сухую траву подожгли люди.

Наступил звездный час Голубого Мышонка! Весь Лес узнал – дрозды рассказали – что именно он первым заметил пожар, когда собирался на грядке полакомиться листьями свеклы. Отважный, наблюдательный и ловкий, Голубой Мышонок часто бывал на дачных огородах и иногда, развлекаясь, наблюдал за людьми. И он знал: если нажать на кнопку там, на стене колодца, из шланга тут же польется вода.

К счастью, шланг забыли убрать на место, и он валялся на земле. Голубой Мышонок забрался по нему на колодец – и навалился на кнопку всем телом, нажимая на нее изо всех сил!

Вода хлынула потоком. Словно огромная взбесившаяся змея, шланг заметался, извиваясь и дергаясь, брызгая шапками белой пены, – и поливал, поливал водой горящую траву! Потоки воды сливались в ручейки, те сбегали вниз с кочек, создавая преграду на пути огня, и, в конце концов, оказались сильнее.

Теперь весь Лес считал Голубого Мышонка героем. Лесные Мыши по праву гордились сыном. Мама Мышка перестала сетовать на то, что сын целые дни носится где-то на мопеде и редко навещает родных, а Отец Мышь впервые признал вслух, что любознательность к делам людей тоже бывает полезна.

- Пусть радуется похвалам, он это заслужил, - говорил Отец Мышь.



Моховику было обидно и грустно, так что иногда приходилось сдерживать слезы. Он отчаянно завидовал Голубому Мышонку, который, казалось, воспринимал славу как что-то положенное и само собой разумеющееся! Мол, спасибо за ласку, да не больно-то она и нужна…

Как хотел бы гном хотя бы на пять минут оказаться на его месте, да, только на пять минут, - за это время он успел бы поговорить с Малинкой и объяснить, что совсем не хотел… оказаться таким дураком и трусом.

Моховика бросало в жар при одном воспоминании о том, как он свалял дурака – придумал прятаться на дереве!

К счастью, Малинка сама заговорила с ним о пожаре.

- Спасибо тебе, ты все решил правильно, - чуть покраснев, сказала она, - Без тебя я бы совсем растерялась… а может быть, мы с сестрой погибли, побежав в огонь, но ты нас вовремя остановил… Ты настоящий парень, Моховик!

- Ну что ты, - гном не поверил своим ушам, - Что я такого особенного сделал? Вывел нас всех на Запруду Крот, а прятались мы у Лягушки…

- Но ведь ты был с нами, когда нам было очень страшно, - настаивала девочка, - Может быть, если бы не ты, Крот бы просто нас всех не нашел… или нашел слишком поздно. Мы ведь уже сильно кашляли от дыма.

Моховик почувствовал, как у него в душе засияло маленькое теплое солнышко… Гном  тут же перестал завидовать Голубому Мышонку и уже даже не сердился на него за дразнилки о женихе и невесте. А ведь совсем недавно они с Мышонком чуть не подрались! Моховик тогда зло бросил через плечо:

- А ты сам не жених, что ли?

- Да… есть тут одна… - многозначительно ответил Голубой Мышонок, - Пробую за ней приударить… Может, и понравлюсь.



Интересно, подумал тогда Моховик, кому герой Леса может не понравиться? Хотя… кто его знает? Разве поймешь этих девчонок!

***   ***   ***

Теперь Малинка и Моховик встречались только вдвоем.

И им было так хорошо вместе! В Лесу они качались на толстых еловых ветках, как на качелях, в Поле – бродили в зарослях теплой душистой травы. Иногда они даже купались в неглубоком лесном ручье, где воды было всего лишь по шейку. И разговаривали, разговаривали… о Лесе, и о цветах, и о мягком мхе, и о забавных птенцах, которые учились летать, и о бельчатах, которые учились перепрыгивать с ветки на ветку… а еще о конфетах и шоколаде, и о любимых книжках и мультфильмах, и о настольных играх, - обо всем на свете.

Когда разговоры надоедали, с Малинкой было хорошо просто помолчать вместе и послушать, как в тишине шумят листьями деревья, или звенят от солнца травинки, или пробирается жук в траве.

- У Леса каждый день разная мелодия,  - однажды заметила Малинка. Моховик кивнул – он чувствовал то же самое.



Малинка не всегда соглашалась пойти гулять вдвоем с Моховиком. Подумав, гном заметил, что Калинка очень неохотно отпускает сестру с ним одну. После пожара темноволосая девочка не упускала возможности высмеять Моховика, сказать ему какую-нибудь резкость, а часто просто поворачивалась спиной, не желая разговаривать, - и Малинка бежала за ней мириться и утешать.

- Ты не обращай на нее внимания, - посоветовал Моховик подруге.

- Ты что? Она же мне сестра! – возмутилась девочка.

Моховик решил пока ни на чем не настаивать и оставить все так, как есть.

***   ***   ***

Между тем Лето окончательно вступило в пору Зрелости. День становился короче, Солнце скрывалось за горизонт раньше на целый час, но грело жарче, чем в начале лета.  Птенцы, которые совсем недавно, будто бы только вчера, вылупились из яиц, уже довольно сносно держались на крыле, недавние слепые детеныши вовсю помогали родителям или заботились о младших, только что родившихся братьях и сестрах. Утки вновь вывели птенцов и теперь рядом с мамой плавали уточки-подростки и совсем желторотая малышня. Словом, уже постепенно наступала пора Плодоношения, время первого урожая. Она будет долгой-долгой, но неизбежно закончится, и начнется постепенное увядание, а затем холодная мокрая Осень.

Но не только обида на Калинку тревожила Моховика. Проведя всю жизнь в Лесу, гном не мог не заметить, что ягоды уродились этим летом не такие крупные и сочные, как обычно, множество цветов увядают, не успев распуститься как следует, а грибов выросло гораздо меньше, чем обычно бывает в это время года.

Однажды вечером, когда гном и Лесные Мыши пили чай в дупле у Белки, Отец Мышь выразил вслух общую тревогу:

- Дождя не было уже почти две с половиной недели.

- Лягушка говорит, что от такой жары Запруда начала мелеть, - отозвалась Белка, - А уж о родниках и говорить нечего. Вода там просто горькая!

- Да, за водой теперь приходится ходить очень далеко, до самых серых камней, - подтвердил Моховик.

Повисло неловкое молчание. Все искали какие-то признаки скорого окончания засухи – и не находили их. Напротив, все приметы ясно говорили о том, что жара продлится еще очень долго.

Это было страшно. Получалось, что в этом году урожай сгорит, и запасов на зиму не хватит на всех, а значит, многие не увидят следующую Весну…

- Да… вот тут и подумаешь, права молодежь или нет, - задумчиво прострекотала Белка.



День клонился к вечеру. Моховик и Лесные Мыши на минутку остановились на самом краю дупла. Багровое солнце низко стояло над горизонтом и явно сулило завтра очень жаркий день, но все невольно залюбовались его красотой и величием вечернего закатного неба. Воздух не шелохнулся от малейшего ветерка, лишь было слышно, как где-то вдалеке кто-то пробирается через сухую траву, да с гулким стуком слетела с дерева еловая шишка.

***   ***   ***

Пока мамы и папы тревожилось все больше и больше и надеялось, что Засухе придет конец, их дети нашли выход из положения и втихомолку все больше им пользовались.

Молодые белочки, вчерашние бельчата, сначала тайно наблюдали за людьми с вершины высокой ели, растущей прямо за забором. Шустрые и подвижные, они еще весной узнали от скворцов, что люди из года в год строят для них прочные и красивые домики, но белочки не слишком в это верили. А все оказалось правдой.

Дачники оказались добрыми людьми. Никто не обижал зверей, даже маленький мальчик не стрелял в них из рогатки, не кидался камнями и не разорял гнезда. Наоборот! Заметив белочек, мальчик стал оставлять для них на скамейке орешки и воду. Сначала белочки жутко стеснялись и угощались лишь тогда, когда людей не было поблизости, и за обедом никто не наблюдал. Но после, убедившись, что никто не видит в их визитах ничего неприличного, белки стали спускаться к мальчику, чтобы сказать ему спасибо, а однажды самый молодой и смелый бельчонок даже вскочил щедрому мальчику на плечо.

Услышав эту историю от друзей, молодое семейство Ежей как-то осмелилось проверить, не осталось ли объедков в собачьей миске. Добрый мальчик угостил Ежей молоком, и с тех пор его мама каждый вечер оставляла для них у порога кухни то сметану, то кусочек колбасы, то фарш, то кашу.

Ежи оставались более пугливыми и осторожными, чем Белки. Они все же опасались Собаки и Кошки, предпочитали приходить в гости лишь в сумерках и никогда не давались в руки. Стоило дотронуться до них – и они мигом сворачивались клубком. Но и Ежи доверились людям настолько, что стали приводить на ужин своих малышей.

Моховик часто раздумывал о том, стоит ли предупредить Лесных Мышей, что Голубой Мышонок тоже зачастил к людям. Но решил, что пока не стоит волновать друзей.




Вернуться к главе 7|Перейти к главе 9