Пятница, 09.12.2016, 08:45
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

МЕЛЬНИЦА ГНОМОВ


Прошло несколько недель после свадьбы, когда Моховик и Малинка вернулись из свадебного путешествия. Медовый месяц они проводили в гостях у Сосновых гномов.

Родные места встретили их знакомым уютом, как будто ничто не изменилось за время отсутствия их обитателей, - и все же Лес стал немного другим.

Летом подберезовики и подосиновики, сыроежки, лисицы и белые капризничают, прячутся от грибников. Осенние опята ведут себя совсем по-другому. Они растутнапоказ, усеивают стволы сосен и елей, удобно располагаются на поваленных деревьях, корягах и пнях, словно сами просятся в корзину. Как будто Лес решил как можно щедрее одарить  всех пищей перед долгой зимой. Каждое утро гномы собирали еще и яркие волнушки, которые задорно выглядывали из слегка пожухшей травы, и желуди, которые щедро рассыпали дубы.

Малина и земляника отошли уже давно, сливы и груши тоже поспели первыми, теперь же наступила очередь рябины, - лесной и черноплодной, калины, клюквы. К тому же в земле вызрели овощи – морковь, репа, картошка, свекла.

 Те, кто оставался на зиму в лесу, были заняты на сборе урожая с утра до ночи. Кроты и мыши подрывали овощи снизу, а гномы и белки хватали ботву и с силой тянули, тянули, тянули ее на себя:

- Раз-два! Взяли!

Тогда из земли выскакивала картофельная семейка. Самые крупные картофелины - это, конечно, бабушка и дедушка. Вот какие у них большие носы, и старушки уперла руки в боки, а дед словно почесывает лысину. За ними идут мамы и папы, они чуточку поменьше, продолговатой формы. А самые мелкие картошки - их дети. Вот сколько круглых, розовых малышей! Гномы катили их по земле, как мячики, а крупные плоды приходилось грузить на тачки и телеги.





Часто в самый разгар работы появлялись гости – птицы торопились в дальние края и прилетали прощаться. Они спешили в дальние страны, - в Африку, в Америку, в Индию…

            - Счастливо оставаться, - говорили они, - Надеемся, у вас все будет хорошо до самой весны. Мы будем скучать!

            - А почему бы вам не остаться дома? – спрашивали гномы, - Ведь это так трудно – перелетать на новое место, когда только что обжил новое гнездо, и так уютно устроился, и завел столько друзей. Никогда мы не поймем, что зовет вас в путь! Зимуйте здесь, с нами, и мы все вам поможем!

            - Спасибо за заботу, но мы не можем остаться, - смущенно поясняли соловьи, - Мы ведь так любим тепло, что просто не переживем холод! К тому же нам нужны мошки и комары, а их, как мы узнали, зимой не бывает!

            - К тому же нас ждут старые друзья в теплых странах, - заметила ласточка, - И ведь мы по ним тоже скучаем, а они, надеемся, - по нам!

            - Учтите, что путешествовать так интересно! – заметил грач, - Да, конечно, приходится мириться с неудобствами, и опасностей в пути гораздо больше, чем когда тихо живешь у себя дома. Но ведь каждый раз мы ночуем на новом месте, пусть уже и были там в прошлом сезоне. И так интересно узнать, что там изменилось, а что осталось прежним! А какие красивые пейзажи наблюдаешь с высоты… Нет, этого не понять тем, кто живет на земле…

            И лесные обитатели умолкали, не находя слов для возражений.







***   ***   ***

Наверное, чтобы прощаться с друзьями и с теплым Летом было не так грустно, в лесу каждую осень отмечают Праздник Урожая.

Вечером на мельнице гномов постепенно собирались гости. Полевые  и лесные гномы, белочки, ежи, мыши и кроты приходили вдвоем, втроем, вчетвером и целыми большими компаниями. Птицы прилетали целыми стаями и устраивались на чердаке или на подоконниках. Все удобно устраивались за огромным столом, доставая из рукавов расписные деревянные ложки.

Тарелки сами по себе наполнились вкусной гречневой кашей с молоком. Несколько минут все с аппетитом ели, и, по мере того, как тарелки опустошали, на них появлялся жареный, вареный и печеный картофель, рыба в кляре, квашеная капуста, пироги с разными, но очень вкусными начинками, салаты, жаркое...

Когда первый голод был утолен, гномы запели:  

Весной, едва растает снег,

Мы уж спешим на дачу,

Копает землю человек,

Копает землю человек,

Усердных ждет удача!

 

Уже мы с самого утра

Берем в руки лопатку.

Горох давно сажать пора

Морковь давно сажать пора,

Рыхлим за грядкой грядку!

 

Работая ложками и запивая еду из больших кружек, им дружно подпевали ежи и мыши:

 

Давай, хозяин, не скупись,

Земля заботе рада,

Песка подсыпать торопись,

Подсыпать торфу торопись,

Большая ждет награда!

 

Сейчас нам незнаком покой,

В горшочках ждет рассада!

Сажаем бережной рукой,

Сажаем ласковой рукой

Мы огурцы на гряды!

 

Всем вспомнились первые весенние деньки и жаркие, иссушающие недели июля. А песня лилась и лилась:

 

Играет пылью ветерок,

Июль окутал жаром,

Иссушит солнышко цветок,

Иссушит солнце лепесток,

Корни сожжет пожаром.

 

На помощь поспешит народ,

Водицы не жалей-ка!

И  на засохший огород,

И на засохший огород

Прольется дождь из лейки!

 

Белочки принялись прихлопывать в такт:

 

Теперь снимаем урожай,

Корзинки в погреб носим,

Работай быстро, не зевай,

Работай быстро, не зевай,

Зима спешит к нам в гости.

 

Нам было некогда скучать,

И лени мы не знали.

Теперь же будем пировать,

Теперь же будем отдыхать,

Мы до весны, до мая!





На столе уже появился большой сладкий пирог, пар повалил из трубы самовара. Гномы и зверушки водили хоровод вокруг стола, и каждым взмахом сплетенных рук и лапок угощения становилось все обильнее:

Каравай, каравай,

Кого хочешь - выбирай!

Тут уж нечего зевать – надо хватать того, кто понравился, и становиться в пару, и выталкивать в круг того, кто сейчас окажется королем праздника, пусть на минуту! Каждый, кто попал в центр круга, а туда рано или поздно попадали все, получал большой кусок торта со своими любимыми фруктами. Малинке досталась начинка из кураги, а Моховику - из малинового варенья.

- Ошень вкушно! – сказала с набитым ртом Мама Мышка.





 Тут музыканты заиграли на баянах и флейтах, и все выстроились парами. Поднимая руки и лапки, лесные обитатели пропускали кого-то одного пробираться между рядами, и тот в самом конце подхватывал себе в пару последнего в цепочке. Такая забава называлась в лесу ручейком.

Когда игра в ручеек надоела, раздались радостные голоса:

- Фигуры, сейчас поиграем в фигуры!

Все бросились врассыпную. Девочки, взвизгивая от восторга, пытались спрятаться от преследующих их мальчишек. Те же, воображая себя разбойниками, корчили страшные рожи и широко раскидывали руки, пытаясь их поймать.

- Раз - два - три -

Волшебство, приди!

Четыре, пять -

Замри опять!

Взмах руки ведущего - и все замерли, застигнутые колдовством в самых смешных положениях! Кого-то заклинание застигло с вытаращенными глазами и высунутым языком, кто-то замер на одной ноге, вытянув вперед руки. Другие так и остались наполовину под лавкой или под столом, иные оцепенели на корточках...

Шесть, семь, восемь -

Тишины просим!

До десятка сосчитать -

И пора играть опять!

Чары оцепенения рухнули. То-то было смеху, когда все освободились! Каждый вспоминал, как нелепо выглядели все, замерев, словно мраморные статуи! Но никто не обижался на друзей, потому что обитатели Леса знают только доброе волшебство...




Вернуться к главе 12|Перейти к главе 14