Среда, 07.12.2016, 17:21
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ВАЖНАЯ НРАВОУЧИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ


Отец Мышь подталкивал в спину сына. Голубой Мышонок так ослабел от страха, волнений и радости, что с трудом держался на ногах. К счастью, в карете бывшего пленника ждала Малинка, уже приготовившая еду, питье и лекарства на все случаи жизни. Карета неслась вперед, подскакивая на кочках и ухабах, а девочка быстро привела пострадавшего в порядок – лаской, утешением, сочувствием и укрепляющим настоем рябины.

Мама Мышка ждала их на пороге и чуть не попала под копыта лошади, бросившись навстречу карете. Она то отвешивала сыну тумаки, то душила его в объятиях.

Когда утих первый порыв радости и восторга, несколько стих поток восклицаний, вопросов, удивления и благодарности, вся семья и соседи собрались у гнездышка Голубого Мышонка. Он был настолько рад, смущен и растерян, что даже не смог как следует поблагодарить спасителей, лишь обнимал и целовал всех по очереди, оглядывая родную нору так, словно видел ее впервые в жизни.

- Как здесь хорошо! – прошептал он, засыпая. Но и после этого его еще долго не оставляли одного, чутко прислушиваясь к его сонному дыханию.

***   ***   ***

Голубой Мышонок проболел несколько дней, и за это время слухи о его приключениях и чудесном избавлении из неволи распространились, как лесной пожар. Гостям и визитам не было конца, ведь каждому обитателю Леса, Поля и Запруды не терпелось услышать эту историю из первых уст. Малинка – она лечила вместе с Мамой Мышкой лечила Голубого Мышонка – в конце концов, рассердилась.

- Только два посещения больного в день, и не больше четырех гостей за один раз, больше я не разрешаю, - заявила она. – Нельзя переутомлять пациента!

Если кто и нуждался в отдыхе, так это Мама Мышка, ведь ей приходилось проводить на кухне целые дни. Но Мама Мышка совсем не выглядела усталой. С утра до вечера она парила, жарила, варила и пекла, напевая:

Мышка весела,

Хорошо идут дела!

Каша варится в котле,

Сыр душистый на столе,

Выпекаются в печи

Бублики и калачи!


Моховик проводил у гнезда Голубого Мышонка все свободное время, успевая принести то и другое, и сбегать за водой и дровами. Ему приходилось отвечать на бесконечные вопросы и принимать поздравления. Ведь теперь он стал самым знаменитым обитателем Леса, прославленным Героем! Им восхищались ничуть не меньше, чем Отцом Мышем и бесстрашной разведчицей – Лягушкой. Отец Мышь расстарался, чтобы абсолютно все запомнили, что это именно гном придумал, как открыть мышеловку.

Моховик и Малинка теперь никогда не оставались наедине, но гном совсем не расстраивался. Возможность быть вместе постоянно, прикоснуться к руке девочки, передавая чашку с молоком, незаметно погладить светлые волосы, будто случайно поддержать за талию, - это было еще лучше, чем просто гулять вместе…

Историю спасения Голубого Мышонка Малинка знала уже наизусть (как и все в Лесу), но ей никогда не надоедало выслушать ее еще раз. Девочке доставляли радость похвалы, щедро расточаемые гному. И она никогда не уставала задавать все новые и новые вопросы.

Только Калинка не разделяла общей радости. Темноволосая девочка ни на что не жаловалась вслух, но всегда оставалась не в духе. Калинка все время мрачно молчала, тихо сидя рядом с сестрой, неохотно отвечая на вопросы, когда к ней обращались. Ее враждебность к Моховику заметили все. Калика никогда не упускала случая обратить всеобщее внимание на малейшую оплошность гнома или высмеять его ум и храбрость, столь часто превозносимые всеми на недосягаемую высоту.

***   ***   ***

Голубой Мышонок полностью поправился. К нему вернулись силы, веселье и храбрость, и он уже несколько раз выбрался из норы по каким-то хозяйственным делам. И все же… все же теперь Голубой Мышонок стал немного другим.

Вопреки ожиданиям, он вовсе не стремился рассказывать о своих приключениях, да и вообще говорил мало. Он не стремился надолго исчезнуть из дома и очень старательно следовал всем лесным обычаям. Когда Мышонок высказывал свое мнение о чем-либо, все заметили, что он стал гораздо скромнее и серьезнее.

Лесные Мыши решили устроить званый обед в честь спасения старшего сына. Друзья вместе составили список гостей, стараясь никого не забыть и не обидеть. Моховик целый вечер красивым почерком заполнял приглашения на самой тонкой и белой бересте. Голубой Мышонок вызвался вручить  лично и целый день развозил приглашения на мопеде. Это оказался единственный случай, когда он вспомнил о былом увлечении.

Отец Мышь не забыл о своем обещании как следует отругать сына. Как всегда, он решил серьезно с ним поговорить, но ему никак не удавалось остаться вдвоем с Мышонком. В результате Отец Мышь решил, что на торжестве он произнесет длинную Нравоучительную Речь и четко изложит в ней причины, по которым его любимый сын угодил в мышеловку, и объявит выводы, надлежащие сделать из этого случая не только Голубому Мышонку, но и всей лесной молодежи, а также детенышам и птенцам.

Отец Мышь так надеялся оказаться убедительным, так старался, чтобы его Нравоучительная Речь запала всем в душу и запомнилась на всю жизнь, что составил на бересте ее план и несколько раз репетировал ее тайком, стоя перед зеркалом.

***   ***   ***


Утром на свежем воздухе, прямо перед входом в норку, в тени лопухов накрыли щедрый стол – красивый оранжевый гриб. На званом обеде присутствовал сам Крот, и все сначала чувствовали себя немного скованно. Но хозяева дома – Лесные Мыши и Голубой Мышонок – вели себя безупречно. Они так радушно встречали каждого гостя, так заботились о том, чтобы каждый занял за столом удобное место с приятными соседями, получил солидную порцию еды, которая вкусна для него, так хвалили детенышей и наряды, что веселое оживление вскоре не оставило и следа от официальности. Крот шутил вовремя и удачно, так что смех за столом не умолкал.

Но вот тарелки и блюда уже опустели, и, как это обычно бывает в середине застолья, оживление немного спало. Все немного отяжелели от сытости, многие в ожидании десерта немного клевали носом.

Тут-то Отец Мышь решил, что сейчас самое подходящее время для произнесения его Важной Нравоучительной Речи. Он взял слово и, поднявшись во весь рост, строго постучал лапкой по столу, добиваясь внимания. Как только установилась абсолютная тишина, Отец Мышь набрал полные легкие воздуха, словно собирался плыть под водой, приготовился начинать и… не смог произнести ни слова, как будто внезапно лишился дара речи.

Напрасно гости аплодировали, стараясь подбодрить хозяина, напрасно тактичный Крот, обняв за плечи старого друга, что-то шептал ему на ухо. При виде такого стечения публики обычно немногословный Отец Мышь не смог вспомнить ни одной фразы из столь продуманного выступления. Но и отступать на полдороге тоже было не в его характере.

 Вдруг Голубой Мышонок встал и громко обратился к отцу звонким от волнения голосом:

- Папа, позволь, я скажу за тебя… но и от своего имени тоже. Там, в мышеловке, я долго сидел один, и понял очень важные вещи… Больше я никогда не буду увлекаться чем-то новым, пока не проверю, что новое безопасно. И не стану завидовать чужим или мечтать о легкой жизни. Ведь самое дорогое, что у меня есть – здесь, со всеми вами!

Это было все, что хотел сказать Отец Мышь в своей Важной Нравоучительной Речи. Даже немножко больше…


Вернуться к главе 10|Перейти к главе 12