Воскресенье, 11.12.2016, 10:54
Приветствую Вас, Гость




ЧУДЕСНЫЙ НОВЫЙ МИР
 
ПОРА МУЗЫКИ И ЛЮБВИ

Часть первая



Посвящается моей любимой маме,
Семеновской Ирине Викторовне, с благодарностью…

Сказочная повесть  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ОДНАЖДЫ ВЕСЕННИМ ЯСНЫМ УТРОМ



Однажды весенним ясным утром моховой гномик – Моховик -  проснулся очень рано  и почувствовал смутное беспокойство. Нет, в доме все было в порядке: утренний кофе со сливками и пряниками, как обычно, был вкусен, и мягкое кресло перед телевизором манило в свои теплые объятия. И все же Моховику вовсе не хотелось домашнего уюта и теплого, блаженного покоя.

Гном решил, что пора делать генеральную уборку, но вспомнил, что делал ее только позавчера, когда правая стена слегка отсырела, а под окошком набралась небольшая лужица. Моховик как очень аккуратный гном немедленно навел порядок в доме, но какой-то смутный бесенок как будто проснулся внутри него и звал, звал властно и неудержимо, требуя покинуть родные стены. Это могло означать только одно – там, наверху, наступила Настоящая Весна.

Моховик поднялся на крыльцо и осторожно выглянул во двор. Так и есть! Снег уже почти полностью растаял, почерневший и рыхлый, он оставался только под корнями высоких деревьев и на дне прогалин. Яркое весеннее солнце дробилось в бурных, неудержимых ручейках, уносящих куда-то вдаль прошлогодние листья и сухие ветки. Нежная трава уже вовсю зеленела, то здесь, то там уже распустились первые весенние цветы.

Моховик быстро спустился, достал из кладовой высокие резиновые сапоги и плащ-дождевик, - без них выходить на прогулку было все же еще неразумно, - и отправился в путь. Навестить все любимые, почти позабытые за зиму сумрачные ельники, где летом щедро водились опята и лисички, все чудесные полянки, где совсем скоро придется собирать землянику, все солнечные, теплые родные места…



Моховые гномы – народ незаметный и спокойный. Прозвище они получили за то, что обычно прячут вход в свои подземные домики среди густых подушек мха, делая их почти незаметными и для хищных больших зверей, и, тем более, для двуногих. Гномы редко ищут знакомства с кем-либо, кто не любит тихую и спокойную жизнь, но весна – время года, когда даже моховые гномы начинают тяготиться одиночеством.

- Доброе утро, доброе утро, – слышалось со всех сторон. Моховик охотно отвечал на приветствия, но, к несчастью, все в лесу были слишком заняты, чтобы остановиться и просто поболтать. Птицы, которые только что вернулись в Лес с далекого Юга, как всегда, были полны впечатлений, но очень устали с дороги и после нескольких вежливых фраз обещали как-нибудь заглянуть на огонек и подробно рассказать о путешествии. Те же, кто зимовал в лесу, приводили в порядок изрядно обветшавшие за зиму квартиры. Мыши выносили на солнце теплые перины,  перебирали остатки зерна, чистили медную посуду. Даже Крот, невозмутимый подземный житель, и тот вытряхивал изрядно побитую молью запасную шубу.

- Отдохните одну минутку, ну что Вам стоит, - просил Моховик, - Ведь вы не спешите на пожар!

- Так-то оно так, - соглашались птицы и мыши, - Но ты сам знаешь, гном, весенние дни проходят так быстро, и всем нам пора готовиться к свадьбам! Тут стоит только оплошать, и лучшие квартиры разберут другие! Ты уж не сердись, сосед, мы знаем, что рано начали, но мы быстро и закончим.

- Ну, ваши дела не закончатся до первого снега, это ясно, - слегка обиделся Гном,  - Я просто поражаюсь, что некоторые умудряются делать зимой!

Так, ворча на несовершенство мира и неблагоразумие соседей, Моховик вышел на берег запруды.

*** *** ****

Совсем недавно, каких-нибудь две полных луны назад, когда в лесу еще стоял трескучий мороз, всю поверхность Запруды сковывал лед. Сверху, на прочный ледяной покров, буйный северный ветер наносил снег, укутывал им прибрежные кусты, которые беспомощно протягивали вверх, вверх, вверх голые тонкие ветки.

Теперь в это сложно было поверить: ярки солнечные лучи растопили снег и, целуя лед, заставили его пойти трещинами. Вскоре в воде плавали всего лишь небольшие куски-льдинки, и звонкие ручьи, впадая в запруду со всего леса, заставляли их быстро таять.

А из-под растаявшего снега и льда выбирались, просыпались, оживали обитатели запруды – лягушки, рыбы, ужи, прудовики, от огромной старой щуки до самого маленького моллюска. Все, кто совсем недавно казался умершим навсегда, просыпались, чтобы прожить еще одно лето и дать потомство. Весна властно вернула их к жизни, потому что могущество Солнца безгранично.

Над ветками кустов, уже покрытыми припухшими почками, застыли в прерванном полете стрекозы. Гордые своей красотой, они даже не повернули головы в ответ на возглас Моховика. Гном слегка обиделся, подумав, что и тут все слишком многое о себе воображают, но заметил рядом с собой, прямо у берега, молодую веселую Лягушку, которая, напевая песенку, мазала темной краской большой, никогда не виданный в Лесу предмет.



- Доброе утро, надеюсь, я не помешаю Вам вопросом, но что это такое? – осведомился Моховик.

- Мой дом, - весело улыбнулась Лягушка, - Он обычно немного зарастает мхом за долгую зиму, и теперь надо хорошенько просмолись дно, да и покрасить его не мешает. Я ведь хотя и хладнокровное существо, но все же люблю чистоту и порядок.

- Ваш дом? – удивился Моховик, - Но почему же я никогда не видел его здесь раньше? Его недавно построили?

- Наверное, когда Вы приходили в прошлый раз, я отогнала его на другой берег, - заметила Лягушка, - Я, видите ли, не люблю постоянно жить на одном и том же месте. В жару я вообще иной раз прячу его вот там, в зарослях кувшинок, а сама перебираюсь на берег, куда-нибудь в тенек, под мокрые камни или лопухи. Поэтому мы с Вами раньше не встречались, а ведь у нас, кажется, есть много общего.

И Лягушка протянула Моховику лапу, приглашая к знакомству. Но Гном от изумления даже не заметил этого.

- Вы… Вы хотите сказать, что можете передвигаться по воде вместе со своим домом?! – вскричал Гном.

- Разумеется, могу, - невозмутимо ответила Лягушка, - Вы, наверное, не здешний, и Вам такой обычай может показаться немного странным. Но здесь, на запруде, это самое обычное дело…

- Да что же здесь необычного? – неожиданно вмешался большой Прудовик, который, недавно всплыв на поверхность, с интересом прислушивался к разговору, - Извините, что вмешиваюсь, но если дом все время находится на одном месте – это так непрактично и неудобно! В таком доме и дома себя не почувствуешь. А вот у нас, Прудовиков, есть здравый смысл, и наш дом – наша раковина – находится у нас на спине. Мы всегда носим его с собой, где бы мы ни находились, и поэтому мы всегда и везде чувствуем себя как дома!


И Прудовик гордо показал длинную витую раковину. Моховик с интересом заглянул внутрь, но внутри было слишком темно, и он ничего не увидел. Рисунок 3

- Наверное, такой дом удобен, - заметил он, - Но не слишком ли там тесно? Ведь там может поместиться разве что кто-то один, а как быть, если ждешь гостей?

- У нас, Прудовиков, не бывает гостей, - заметил Прудовик, - Гости и друзья – это ведь так утомительно! Мы всегда предпочитаем общество самих себя.

- Ну, это как сказать, - возразила Лягушка, - Вот я лично люблю гостей, да и все мы, прудовые лягушки. Мы, конечно, хладнокровные существа, у нас не принято слишком привязываться к родным местам, но все время быть одной – скучно. Я была бы рада, если бы уважаемый Гном осмотрел мою скромную обитель, пусть она не совсем еще готова для лета. Вы можете погостить здесь сколько угодно, надеюсь, Вам понравится наш местный образ жизни.

Минута – и гном уже очутился внутри лягушачьего домика. Правда, было не слишком удобно пролезать в окно и ходить по потолку, так как дом лежал днищем кверху. Но Лягушка так старалась, чтобы гость приятно провел время, что Моховику все это очень понравилось. Не каждый день ведь приходится ходить по потолку, а здесь он не очень-то и отличался от пола.


Лягушка спала не в кровати, а в гамаке, который крепился под самым потолком, и посуда у нее была не стеклянной, а медной, и вещи все хранились не в сундуках и шкафах, а в больших непромокаемых резиновых баулах. Моховик решил, что все это даже забавно, если, конечно, учесть, что хозяину приходится постоянно жить в воде.

- Да, мой дом не просто лодка или корабль, это подводная лодка, - радовалась Лягушка, - Ничего подобного нет нигде ни в Лесу, ни на Запруде. Когда мне охота подышать свежим воздухом и загореть на солнце, я поднимаю дом на поверхность. А когда хочется покоя и тишины, опускаю его на дно. Там, где много ила, очень тепло и тихо. Жаль, я не могу все это проделать прямо сейчас. Гномик и Лягушка сами не заметили, как перешли на «ты». Вечером они расстались уже как добрые, старые знакомые, договорившись непременно встретиться в самое ближайшее время.