Вторник, 06.12.2016, 15:08
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

ГЕРОИЧЕСКАЯ ГИБЕЛЬ ЛЯГУШКИ


Дремучий Лес еще оставался по-весеннему сырым и прозрачным, но дни стояли очень жаркие, как будто бы вместо начала мая внезапно наступил июль. Весна припозднилась в этом году, но и явилась она на этот раз с барабанным боем.

            В Лесу, в Поле, на Запруде все внезапно стали очень веселыми и оживленными, и в то же время очень рассеянными, как будто бы никто не мог поверить в такое удивительное везение. Многих так и тянуло выкроить свободную минутку, чтобы просто позагорать или помечтать, сидя на берегу или на крылечке, наслаждаясь пьяным от звуков и запахов весенним ветром.




Поселок у старого карьера

         Надо же было такому случиться, что именно теплым солнечным днем маленькая эльфа поссорилась с Моховыми гномами. Пушинка прилетела к ним, чтобы позвать Боровика и Березку на Запруду, но брат и сестра отказались, заявив, что этот день хотят провести дома.

            - Ты понимаешь, за зиму скопилось столько дел на подворье, нам надо помочь маме и папе, - объяснили они, - Да и малышам мы обещали рассказать весенние сказки. Так что едва ли мы сегодня освободимся, скорее всего, через несколько дней. Ты лучше оставайся с нами!

            - Вы не освободитесь и к первым холодам, это ясно! – рассердилась эльфа, - Пожалуй, я и не буду с вами играть. И больше не приду!

            И Пушинка упорхнула на низко склонившуюся над землей ветку дерева. Близнецы, зная, что у подруги вскоре пройдет плохое настроение, сочли за благо ее не беспокоить.

            Эльфа сидела почти неподвижно, постепенно успокаиваясь от пения птиц, но вскоре в обычный весенний концерт вплелись какой-то посторонний, отдаленный стук и треск. Пушинке показалось, что это стучит дятел, но тревога все нарастала и нарастала, и девочка прислушивалась все пристальней.




Вдруг чуткое ухо эльфы уловило знакомые голоса.

            - Крот прав, они опять вырубают просеку… почти рядом с той, что уже сделали прошлой зимой, - прозвучал голос Мохового Гнома.

            - Я так и знал, что рано или поздно люди доберутся и до наших мест, - с горечью воскликнул Отец Мышь. Его поддержал Отец Заяц.

            - Верно. И, скорее всего, нам всем придется уходить. Переселяться еще дальше, к самому краю Больших Болот, - убеждал всех Моховик, - Ведь и так уже, все заметили, деревьев становится меньше и меньше, а значит, и с погодой творится неладное. Где это видано, чтобы в апреле шел снег с дождем, а в мае так парило! Нет, я все больше склоняюсь к тому, что надо искать место для стройки, пока еще не поздно подойти к переезду основательно!

            - Возможно, ты и прав, сосед, - заметил Отец Мышь, - Но я тут пораскинул мозгами… Вот что, а если нам всем попробовать переселиться в Поле? Полевые мыши уверяют, что там живется совсем не так плохо, ничуть не хуже, чем у нас в Лесу. Да ты сам знаешь, у тебя там родня.




Моховик не успел ответить, как вмешался Отец Заяц.

            - Я думаю, что это не поможет, - грустно вздохнул он, - Я был в Поле только сегодня утром. Уверяю вас, там у них дела еще хуже, чем у нас тут в Лесу! Теперь на вырубленных местах пустыри, и в результате по Полю гуляет сумасшедший ветер. Он так и валит с ног, да к тому же еще и плохо пахнет! У нас с женой прямо голова разболелась, а полевые мыши уже сами пакуют чемоданы, кто еще здоров и в силах это делать, конечно…

            - Может быть, стоит подумать о том, чтобы переселиться на берег? – предложил Молодой Мышь, - Ведь там совсем неплохо…

            - Боюсь, что это уже неправда, - с тревогой возразил моховой гном, - Только вчера я беседовал с Лягушкой, и она уверяет, что Запруда теперь совсем не та, что была раньше! Во-первых, она мелеет и мелеет с каждым годом, и Лягушка боится, что скоро нельзя будет и от дна оттолкнуться, как следует, чтобы не пробить головою небо.

            Во-вторых, теперь вода становится какой-то невкусной и кислой, нам, кто живет на земле, это не слишком-то заметно, но вот водные жители очень чувствительны к подобным вещам.

            По словам Лягушки, у них там, на Запруде, настали странные времена: лесов из водорослей становится все меньше, все меньше и меньше личинок, и раков, и амфибий, и циклопов. А значит, меньше и меньше лягушек и рыб, ведь им не хватает еды! Зато всякая нечисть, вроде жуков-плавунцов и прочих… насекомых, становится все больше!

            Все так и ахнули от негодования и изумления, невольно посмотрев на Крота. А он спокойно предложил всем помолчать, неторопливо налил себе полный стакан кислого кваса и медленно, со вкусом утолил жажду. И так высок был авторитет этого подземного мудреца, что никто не проронил ни звука, пока Крот не заговорил.

            - Все вы, кто сегодня собрался здесь, правы, - медленно заговорил Крот, тщательно взвешивая каждое слово, - Но вы редко бываете под землей и, во всяком случае, редко под землей путешествуете. Я же, как вы знаете, провожу в подземных галереях почти всю жизнь.





Слушатели вежливо наклонили головы.

            - Нам, подземным жителям, все время видно, как могучие корни лестных деревьев пьют талую воду, а заодно и чистят ее, освобождая и оставляя глубоко в земле известь и грязь. В наших подземных грунтовых озерах вода всегда была чистой, как слеза, и расходовал Лес ее очень разумно и экономно.  Корни не давали всей воде сразу сбежать в водоемы, и в итоге лесные ручьи бежали быстро, но плавно, и, впадая в Запруду, не размывали ее берега, не тащили за собой подземные пески.

            А теперь, когда люди зачем-то вырубают наш Лес, рощу за рощей, ельник за ельником… теперь растаявший снег несется вниз, прямо к берегам, и обрушивает их. Он несет в себе грязь, и песок, и мусор. Словом, все, что скапливается на дне, заставляя мелеть реки и озера.

            Не питайте напрасные надежды, друзья. Нам не придется жить спокойно и счастливо в поле или на берегу, если люди уничтожат Дремучий Лес. Ведь он нам всем – и отец, и мать, и дом, и столовая, и больница. Словом, все, что угодно, и даже больше! Все, что полезно Лесу, необходимо и нам, а что он дать не может, того нечего и желать, если у тебя есть хотя бы капля здравого смысла! Нам придется остаться и разделить ее судьбу, и, если она судила нам погибнуть, мы можем лишь отсрочить свою гибель.

            Наступила звенящая тишина.        

***   ***   ***

Маленькой эльфе вдруг стало… холодно, так холодно, что по коже побежали мурашки, а сердце будто сжала чья-то ледяная рука. Замерев от ужаса, Пушинка вдруг вспомнила, что там, где еще в прошлом году зеленели березняки и густо темнели ельники, остались лишь пни и бурелом. И что совсем недавно многие полевые мышки, птицы и ежи заболели после того, как люди зачем-то подожгли сухую траву, и едкий дым так и стелился по полю. Многим удалось бежать, бросив привычные дома, и долго, долго лечиться лесным зверобоем от ожогов и кашля. Да и Русалка все чаще жаловалась на то, что от мутной воды у нее болят и воспаляются глаза.

            Одним словом, все мелкие неприятности, которые совсем недавно лишь немного омрачали настроение, теперь сложились в ясную и страшную картину.

            - Мама, мама, мы все умрем?! – отчаянно заплакала Пушинка, едва оказавшись дома.

            Мама нежно обняла эльфу и осторожно расспросила, что именно так напугало девочку. Узнав, что произошло, мама вздохнула и долго молчала.

            - Нашим друзьям и в самом деле может приходиться тяжело, - сказала она, - Скорее всего, им понадобится наша помощь. Но все же я думаю, что Дремучий Лес не погибнет. Люди – странные существа. Обычно они приходят, строятся, живут, процветают, а после… исчезают. А все мы, кто живет в Воздухе, и на Земле, и в Лесу, и под Землей – остаемся. Мы может временно отступить, уйти, переждать, но мы вернемся. Мы – всегда были и будем.

            - Это как?! – изумилась Пушинка.

            - Я не знаю. Этого никто не понимает, но это так: когда людей становится слишком много, они перестают понимать, что люди – это тоже всего лишь часть Дремучего Леса, и чистого луга, и душистого Поля, и прохладной Воды. Они становятся слишком гордыми и заносчивыми, они грабят леса и озера, и они же ленятся убирать за собой. И, в конце концов, земля становится неуютной для них, потому что они сами же ее отравили. Тогда люди уходят…

            - А что бывает потом?

            - После, когда люди уйдут или их останется совсем  мало, за дело берутся могучие леса, они постепенно очищают воздух и воду. А затем вновь прорастают семена, которые долго-долго дремали в земле, и земля вновь начинает зеленеть, и этот зеленый мир заселяется снова. Вновь появляются рыбы, и жуки, и бабочки, и птицы, и звери, и гномы…

            Об эльфах всегда говорили, что этот народ обладает даром предвидения.

***   ***   ***

            В мирный послеобеденный час ничто не предвещало беды, и Русалка тихо дремала после сытного обеда на балконе своего домика, слегка покачиваясь на волне. Солнечные лучи, преломляясь о гладь Запруды, рассыпались но дну сотнями веселых солнечных зайчиков. Когда же на воде начиналась рябь, зайчики словно пускались в пляс, кружась в бесконечном хороводе.

            Русалка зевнула, лениво приоткрыла глаза и уже собралась вставать, но… в воде явно произошло что-то необычное. Неожиданно откуда-то пошла пена, а затем темная, мутная волна закрыла небо, словно внезапно наступила темная ночь. Что-то вязкое, вонючее, липкое, что-то абсолютно неестественное и чужое надвигалось, заполоняя собою весь мир.

            Плотва в панике заметалась, словно пытаясь от отчаяния выброситься на берег. Караси рванули было за ней, но, потеряв ощущение верха и низа, только наматывали круги. Щука пулей вылетела из засады и, резко уйдя на глубину, зарылась в ил, точно сом.

            А наверху раздавались тревожные крики лебедей и уток, хлопанье крыльев: птицы уже успели испачкать лапки и оперение в чем-то противном и очень вязком, поэтому не у всех получалось взлететь.

            - Что это? Что происходит? Беда, беда? Что же нам делать? Куда спрятаться? – раздавались вопросы со всех сторон, но никто не знал на них ответа.

Русалка попыталась выбраться на поверхность, но руки и хвост не слушались, словно они сделаны из ваты. Голова кружилась, во рту ощущалась противная сладость, и почему-то резко захотелось спать. Русалка невольно вновь опустила голову на подушку, но тут кто-то с силой прыгнул прямо на нее, и девочка услышала голос Лягушки:



- Спасайтесь все, кто может! Спасайтесь! Выбирайтесь на берег, если умеете, бегите срочно в лужи или ручьи! Произошла авария, выше по течению в воду слили бензин! Он совсем скоро накроет пленкой все небо, вода перестанет испаряться, солнце не доберется до нас, и все, кто тут остается, погибнут – задохнутся или умрут от голода!



Совсем молоденькие, еще хвостатые лягушата очень испугались и заплакали, и Лягушка, схватив их за лапки, потащила их наверх. Когда малыши оказались в безопасности, Лягушка изо всех сил помогала выбраться птицам, всем телом выталкивая их из воды.

- Помогай, Русалка! – крикнула она своей подруге, но, заметив, что девочка уже наглоталась отравы и нуждается в помощи, вернулась на балкон. Ругаясь последними словами, Лягушка тащила теряющую сознание подругу, которая внезапно стала почему-то очень тяжелой, тянула за хвост и за волосы, не давая потеряться, пока ей не удалось схватить Русалочку прямо в пасть. И, только передав девочку с рук на руки эльфам, которые моментально унесли ее на дерево, Лягушка, помедлив секунду на берегу и переведя дух, вновь бросилась в воду.

- Подожди! Лягушка, не надо! Слишком поздно! Ты уже никому не поможешь! – отчаянно молили ее эльфы, но зеленая героиня хладнокровно продолжала свое дело.  Она еще успела спасти парочку утят и вновь отважно бросилась на глубину, но тут блестящая пленка закрыла всю поверхность Запруды. Сколько друзья ни ждали и не звали, больше Лягушку они никогда не увидели.