Четверг, 08.12.2016, 08:58
Приветствую Вас, Гость



ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

В ГОСТЯХ У БОЛОТНЫХ ГНОМОВ

Город гномов и полицейская погоня остались далеко позади, но путники все же уже не путешествовали свободно и беспечно, как раньше. Воробьи и вороны, а эти птицы часто бывают в городах и знают все новости на свете, предупредили, что розыск преступников, похитивших из цирка новый и ценный товар – лесных зверей, продолжаются.

Директор цирка рвал и метал, громогласно сокрушался, что ему, опытному руководителю, пришлось так обмануться в гномах. Газеты, которые совсем недавно печатали интервью с Молодым Мышеем, захлебываясь от восторга, сейчас провели специальное расследование и выяснили, что на самом деле он – никакой не циркач, а знаменитый мафиозо с мировым именем. Молодого Мыша удалось, наконец, вывести на чистую воду, и произошло знаменательное событие именно в этом городе. Ведь на самом деле Молодой Мышь профессионально обокрал не один музей, а последним его преступлением стало ограбление банка в столице!

Поэтому теперь друзья старались передвигаться только ранним утром или поздним вечером, когда вероятность встретить кого-то из гномов очень мала, и выбирали самые глухие лесные тропы. Они не решались появляться в ближайших деревнях, поэтому приходилось тратить время на поиск еды – ягод и грибов, которые, к счастью, уже появились в это время года, и лекарства для зайчонка и выдры.

Между тем, Дремучий Лес вокруг них постепенно менялся. Исчезли могучие дубы и косолапые, разлапистые ели, теперь карету окружали только чахлые березки и сосенки. Теплое лесное разнотравье сменилось мхами и мхами, столько никогда не видели даже моховые гномы. Через могучие зеленые перины пробиться оказалось по силам одной только осоке.

Тут лес переходил в болота, и такие места в Дремучем Лесу всегда называли гиблыми. Карета то и дело проваливалась в жидкую холодную грязь, прорвав тонкий слой мха, и гномы измучились, вытаскивая ее, стоя по колено, а то и по пояс в холодной воде. Июньское солнце не могло согреть эту многолетнюю сырость, и болотные растения – багульник, вереск, водяника, брусника, - вынуждены экономить воду. Их листва всегда жесткая, сухая, и часто они сворачивают листья в трубочки. Путникам приходилось выдавливать чистую воду буквально по капле, чтобы утолить жажду, и они слабели с каждым днем.

Однажды далеко не добрым вечером карету так и не удалось вытащить из трясины, и путники были вынуждены устроиться на ночлег не под открытым небом, как обычно, в шалаше из травы или на моховой подушке, а прямо на жестких сиденьях. Русалка, с огромным трудом втиснувшись между близнецами, тихо лежала, пытаясь заснуть в непривычной и неудобной позе, которая точно не позволит как следует выспаться и отдохнуть.

Русалке снились тяжелые, страшные сны: то к ней приходила Лягушка, которая вовсе не погибла, а просто почему-то не может вернуться на родную Запруду; то снились лесные детеныши в клетках, слышался их тихий плач, но, когда Русалка протягивала руку, чтобы открыть замок, ее рука наталкивалась на прозрачную плотную стену. То казалось, что полиция вот-вот схватит их, или уже схватила…



Но постепенно сон менялся. Девочке снилось, что она лежит в удобной, теплой и мягкой постели, в чистом и уютном домике гномов. В комнате царит тишина и приятная прохлада, чистое одеяло пахнет лавандой, а из кухни доносится многообещающее посвистывание чайника, звон посуды и приглушенные детские голоса. Словом, во сне все оказалось так же прекрасно, как будто никто и не покидал Дремучий Лес, где все еще продолжаются счастливые времена.

Скрипнула дверь, и появилась приятная молодая женщина с подносом в руках, уставленным чашками с горячим молоком, блюдцами с вареньем и корзинкой свежих булочек. Откуда-то появились близнецы, которые с аппетитом стали уплетать завтрак прямо в постели, а добрая женщина присела рядом. Русалки и положила нежную, мягкую ладонь ей на лоб.

- Больная поправляется! – раздался вдруг ее голос, настоящий живой голос, и только тут Русалка поняла, что это был не сон.

***   ***   ***

Уже несколько дней лесные обитатели гостили в племени гномов Дубовой Рощи. Когда путники набрались сил, хозяева дома, Брусничка и Вереск, рассказали им, что заметили их карету неподалеку от входа в подземный домик и решили перенести обессиленных путников к себе домой.

Благодарность гостей не знала границ, кроме того, моховых гномов искренне восхищало налаженное болотное хозяйство. На болоте не росло почти ничего из того, к чему привыкли обитатели Дремучего Леса. Здесь не встречались малинники и орешники, ели и сосны не делились щедро шишками для растопки, и даже грибы росли не такие, как в настоящем бору. Белые, подберезовики и подосиновики почти не встречались, зато сыроежки и опята и не прятались от грибников.

- Как же вам удается пережить зиму? – с изумлением спросил Боровик, - Ведь без дров и орехов не проживешь!

Болотные гномы засмеялись.

- Когда-то наши предки тоже так думали, очень давно, когда здесь еще шумел настоящий дубовый бор. Тогда гномы нашего племени и не представляли себе жизни без орехов, малины и желудей…

- А что случилось потом?

- Кто знает? Почему-то вода перестала уходить, старики говорили, что так случилось из-за того, что Большая Река изменила свое русло. И тогда наши дубы погибли, а вместе с ними – кустарники и травы. Но уже мертвые, они долго еще оставались с нами, не перегнивая до конца, а сверху каждую осень падали и падали сухие листья…

Моховые гномы боялись пропустить хотя бы одно слово из этого рассказа.

- Осенью за дело брались затяжные холодные дожди, а зимой – трескучие морозы. Они замораживали остатки деревьев и листьев, не давали им полностью сгнить, а летом солнце не могло до конца растопить мерзлоту. Год за годом, месяц за месяцем все оставалось на земле и в воде, спрессовывалось, слеживалось, нарастало. И так появился торф, очень плодородный торф, если удобрять им поле. Еще наши деды стали копать его и выменивать на продукты у лесных и полевых гномов. К тому же, торф отлично горит, и зимой мы топим им печи.

- Но ведь, наверное, тяжело так жить, - сочувственно кивнула Березка, - У нас дома, в Дремучем Лесу, всегда боялись холодных и неурожайных лет, долгих затяжных ливней. А уж знать, что так будет всегда…

- Так будет не всегда, ведь у нас, болотных гномов, есть наш главный защитник – мох сфагнум! Он растет вверх непрерывно, из года в года, и другие растения растут вместе с его ежегодно поднимающемся ковром. Так постепенно зарастает болото, и на его месте снова будет шуметь лес, а мы снова станем гномами Дубовой Рощи. Ведь  мы, гномы, были всегда, и мы умеем ждать своего часа.

- А пока что лесные лакомства нам заменяют целебные болотные травы – вереск, багульник, кислая клюква. Ведь варенье и пироги из нее такие сладкие, если правильно ее готовить! И клюква не дает нам долго болеть, посмотрите, как быстро вы поправились и как хорошо зажила лапка у зайчонка! Это потому, что повязка из торфа помогает от гнойных ран.

Болотные гномы обещали проводить путников через родные болота, как только подберется торф и ягоды для обмена. Гости вызвались помогать, и теперь каждое утро Боровик и Молодой Мышь копали торф вместе с дядькой Вереском, закидывая легкий сыпучий порошок на телегу, а Береска и Русалка отправлялись на болота за ягодами вместе с тетушкой Брусничкой.

Иногда в залежах торфа попадались белые косточки, и дядька Вереск объяснил, что это – кости животных, живших и умерших на болоте много веков назад. Иные уже не встречались в природе вовсе, другие, вроде белок, соболя, глухари, выдры, лоси, - и сейчас водились в изобилии. Но благодаря глубоким залежам торфа можно легко представить себе, каким был мир за тысячелетия до твоего рождения, до того, как над болотами медленно протекли тысячелетия.

Клюква же росла по берегам болот, на относительно сухих местах, и девочки целые дни снимали с невысоких кустиков яркие бусины. Когда же корзины были уже наполнены, можно и отдохнуть, перекусывая ягодами с клюквенным морсом и наблюдая за происходящим вокруг.

Однажды тетушке Брусничке, Березке и Русалке удалось увидеть настоящий оленей – редких гостей в Дремучем Лесу, и не раз замечали больших хищных птиц, беркутов или орланов-белохвостов, которые кружили над болотом, раскинув полуметровые крылья, и высматривали добычу.



И не только звери и птицы умеют охотиться на болоте! Тут растет хищное растение росянка. На влажном мху лежит розетка прикорневых листьев, над которой тянется ввысь толстенький черешок, оканчивающийся небольшими округлыми, несколько вогнутыми пластинками, которые по краям и на верхней вогнутой поверхности  усажены красными железистыми волосками, выделяющей клейкую бесцветную жидкость. Капельки ее наподобие нектара блестели на солнце. Это и красный цвет волосков привлекают мелких насекомых.

На глазах у гномов  какая-то маленькая мушка села на лист растения и... приклеилась к жидкости! Насекомое стало биться, стараясь вырваться из западни. Между тем красные волоски  постепенно склонялись над обреченной мушкой. Начиналось ... переваривание жертвы. На другой день гномы увидели,  что железистые волоски  уже выпрямились а от насекомого остались только пустая оболочка, как фантик от конфеты.

Вечерами, когда гномы уже сидели возле камина, рассказывая сказки и истории, внезапно наступала тишина, и в ней жутковато раздавались страшные стоны и вздохи, доносящиеся с болот. Сначала лесные обитатели пугались, им казалось, что кто-то попал в беду и взывает о помощи, но Вереск и Брусничка объяснили, что это просто поднимается со дна большой пузырь болотного газа, всплывает на поверхность, и там, на самом верху, лопается от соприкосновения с воздухом. Так случается, если опустить пустую бутылку в воду, зажав ее горлышко, а потом открыть прямо под водой. Воздух будет медленно выплывать на поверхность, булькая пузырями.



Но случалось услышать и другое: отчаянный крик лося, который, спасаясь от росомахи, попал в трясину и теперь медленно увязал, напрягая все силы, но не будучи способным выбраться. Случалось, что в трясину попадали и случайно забежавшие из деревни лошади. А то вдруг звонко раздавался хлопок – это выдра ударила хвостом о воду.  Словом, на болотах жил и умирал свой собственный, прекрасный и ужасный мир.