Суббота, 10.12.2016, 11:52
Приветствую Вас, Гость




Могила реб Исроэла покойника

На межбужском кладбище неподалеку от циона над могилой Бал Шем Това
стоит надгробие (датировано, как кажется, 5625 (1865) годом), на котором
высечена такая надпись:
"Здесь погребен реб Исроэл Покойник, умерший при жизни".
Об этом надгробии рассказывают такую чудесную историю.
У Дочери Бешта Одл было, как известно, трое детей: рабби
Мойше-Хаим-Эфроим из
Судилкова, рабби Борехл из Межбужа и дочь Фейга, мать раби Нахмана из
Брацлава.
После кончины рабби Исроэла Бал Шем Това в Межбуже было решено не
называть мальчиков именем Исроэл ради святости имени Бешта. Если же младенцу
давали все-таки имя Исроэл, он не доживал до года. Случилось так, что Фейга,
внучка Бал Шем Това, в очередной раз забеременела и в срок родила сына.
Тогда Бешт явился во сне своей дочери Одл и попросил ее, чтобы
новорожденному дали имя Исроэл. Но мать ребенка Фейга ни за что не
соглашалась назвать сына этим именем, чтобы не рисковать его жизнью. Однако
Одл решила выполнить волю своего отца, святого Бешта, и на обрезании внука,
когда хазан провозгласил: "И наречется именем в Израиле...", она неожиданно
вскочила со своего места и громко крикнула: "Исроэл". Хазан повторил это имя
за ней, и так, против воли матери, ребенка назвали Исроэлом.
На третий день после обрезания ребенок умер. Несчастная мать взяла
мертвое дитя, принесла его к своей матери, к Одл, положила его перед ней и с
глазами, полными слез, сказала так:
- Мама, ты виновата в смерти моего сына! Возьми его и делай с ним что
хочешь.
Одл отнесла ребенка на кладбище и положила его на могилу своего отца
Бешта с такими словами:
- Отец! Ты велел мне назвать его твоим именем, и вот теперь он мертв!
Возьми его себе - он твой! Она выплакалась над могилой и ушла домой. Всю
ночь шел снег. А рано утром могильщик, выйдя из дому, услышал: с кладбища
доносится детский плач. В городе переполошились. Мать ребенка, Фейга, сразу
же прибежала на кладбище и схватила свое дитя, которое было живехонько.
С тех пор мальчика прозвали Исроэл Покойник. прожил долгую жизнь и,
когда умер в преклонных летах, был похоронен на том же самом кладбище, что и
его прадед Бешт. И на его надгробии начертали.
"Здесь похоронен Исроэл Покойник, который умер при жизни.

Пан-колдун

Однажды остановился Бешт вместе со своими учениками в какой-то корчме.
Только вошли они в корчму, видят, горит множество свечей, а корчмарь от
тревоги места себе не находит. Спросил Бешт корчмаря, чем он удручен, и тот
рассказал вот что:
- Четыре раза рожала мне жена сына, и каждый раз накануне обрезания, в
полночь, он вдруг умирал. Теперь жена родила пятого мальчика, завтра должно
быть обрезание, и я боюсь, что сегодня в полночь ребенок умрет. Бешт
успокоил его, сказал, мол, ничего не бойся, а сам поставил двух учеников
возле колыбели, дал им мешок и велел держать его открытым над колыбелью; и
как только что-нибудь попадет в мешок, тотчас же тот мешок крепко-накрепко
завязать, а его, Бешта, будить. Прочим же ученикам он велел молиться всю
ночь.
Когда наступила полночь, стали гаснуть свечи. Но ученики молятся еще
горячей, не дают свечам погаснуть. Вдруг откуда ни возьмись прыгнул в
колыбель черный кот и попал в мешок. Ученики завязали мешок крепко-накрепко
и разбудили Бешта. Он велел бить по мешку палками и потом, не развязывая,
выбросить его на улицу.
Так и сделали. Ребенок остался жив, и на следующий день устроил
корчмарь обрезание и пир.
После обрезания понес, по обычаю, корчмарь своему пану во дворец
коврижку. Сказали слуги корчмарю, что пан болен. Но пан, узнав что пришел
корчмарь, велел позвать его и спросил, кто у него в доме из чужих людей?
Ответил корчмарь, что к нему заехал праведный человек Бал Шем Тов, и
рассказал, как тот спас его ребенка от смерти.
- Скажи своему гостю, - говорит пан, - что я прошу его прийти ко мне, я
хочу с ним поговорить.
Передал корчмарь те слова Бешту и прибавил, что боится, как бы пан не
причинил цадику какого-нибудь зла. Но Бешт только улыбнулся этим словам и
пошел к пану без боязни.
Увидел пан Бешта, закричал:
- Не твой верх! Прошлой ночью захватил ты меня врасплох, не успел я
приготовиться. Это не шутка! А вот если хочешь в самом деле помериться
силой, выходи биться в поле.
Пан этот, оказывается, был колдуном и каждый раз, когда у корчмаря
рождался сын, обращался в кота и душил новорожденного.
Отвечает ему Бешт:
- Я и не думал с тобой биться, а хотел только спасти ребенка. Но если
желаешь, не откажусь сразиться с тобой. Я соберу своих учеников, а ты -
своих, и ровно через месяц мы сойдемся в чистом поле и увидим, кто сильней.
Ровно через месяц сошлись они в поле: пан-колдун со своими учениками
встал с одной стороны, а с другой стороны - Бешт со своими. Очертил Бешт
вокруг себя два круга, а вокруг учеников - еще один круг и велел им не
сводить глаз с его лица. Как увидят, что изменился в лице, пусть проникнутся
покаянными мыслями и сосредоточатся на ненависти к колдовству и нечистой
силе. Колдун тоже очертил вокруг себя и своих помощников круги и начал
насылать на Бешта диких зверей. С ревом бросались они на Бешта и его
учеников, но, добежав до первого круга, исчезали. Так продолжалось целый
день. Каждый миг появлялись все новые звери, но ни один не мог переступить и
первого круга. Тогда колдун выслал против Бешта черных кабанов, у которых
било из ноздрей пламя. Со страшной яростью устремились они на Бешта и
перескочили первый круг. Изменился Бешт в лице, стали ученики молиться еще
горячей, и кабаны, добежав до второго круга, исчезли. Три раза насылал
колдун кабанов, но они так и не смогли переступить второго круга. Когда
сказал Бешту пан-колдун:
- Нет у меня больше силы бороться с тобой. Знаю я, что убьешь ты меня
сейчас своим взглядом, и прощаюсь с жизнью. Отвечает ему Бешт:
- Если б я хотел тебя убить, давно бы это сделал. Но я хочу, что бы ты
жил, узнал страх Божий и перестал колдовать. Подними очи к небу.
Поднял колдун очи к небу - прилетели два коршуна и выклевали ему очи.
Ослеп колдун и потерял колдовскую силу.

Путешествие по морю на кафтане

Рассказывают о Беште, что он однажды решил пуститься в далекий путь и
взял с собой сойфера реб Гирша. Долго они ехали, пока не приехали в Стамбул,
откуда им предстояло дальше ехать морем. Но корабль из Стамбула отплывал
только через месяц.
Тогда Бешт решил переплыть море на своем кафтане. Он велел реб Гиршу
приготовиться и делать все, что делает он, Бешт. Они помолились, проверили
свои цицис, надели китлы и поверх них талесы. Подойдя к морю, Бешт разостлал
на воде свой кафтан и сказал реб Гиршу:
- Знай, что вся дорога у нас займет не больше десяти минут, это будет
кфицас адерех, сокращенье пути, но в течение всего времени, что мы будем
нестись по морю, не открывай глаз и не оглядывайся по сторонам. Ты должен
все время повторять про себя имя Божье, которое я тебе сейчас открою.
Смотри, делай, как я говорю, иначе нам обоим грозит величайшая опасность.
На всякий случай Бешт вынул из кармана платок и крепко-накрепко завязал
им глаза реб Гиршу. Они уселись на кафтан и понеслись по морю быстрее птицы,
быстрее ветра.
На полпути они вдруг услышали крики помощи. Это корабль, переполненный
людьми, наткнулся на подводный риф. В корабле образовалась течь, он стал
тонуть. Люди поднялись на палубу, трюмы уже залило водой и корабль медленно
погружался в море. Смерть грозила пассажирам корабля.
Бешт с жалостью посмотрел на обреченных людей и сказал:
- Спасение человека от смерти - заповедь Божья, и нет ничего важней
этой заповеди. Кто знает, может, для того нам и суждено было здесь
оказаться, чтобы спасти этих людей. С этими словами Бешт привязал рукав
кафтана к якорной цепи тонущего корабля, повернул кафтан в обратную сторону
и спустя несколько минут доставил корабль с людьми в стамбульский порт.