Среда, 07.12.2016, 17:22
Приветствую Вас, Гость




Массаро Правда

Жил когда-то король, и были у него коза, ягнёнок, баран да рыжая круторогая корова. Король очень гордился своим стадом. Коза, ягнёнок, баран и круторогая корова паслись в королевском саду, и король каждое утро кормил их из собственных рук. Всё было бы хорошо, если бы не придворные дамы. Они поднимали пронзительный визг при виде коровы, а ягнёнка так целовали и тискали, что он от этих нежностей начал хиреть. Король не знал, что и делать. Тогда главный министр посоветовал отправить стадо на горное пастбище.
— Это бы неплохо, — согласился король. — Но где же взять такого пастуха, которому бы я верил больше, чем своим министрам? Вы-то всегда у меня на глазах, а пастух день и ночь по горам бродит.
Принялись искать верного человека. Разослали во все стороны гонцов. Искали далеко, а нашли близко: у самой городской стены жил крестьянин, честнее которого не бывало ещё на свете. Ни разу в жизни этот человек не солгал, он говорил только правду. Его так и прозвали мастером правды — Массаро Правда.
Призвал его к себе король и поручил ему свою любимую скотину.
— Каждую субботу, — сказал он пастуху, — ты должен приходить во дворец и докладывать, как идут дела.
Так и повелось. Каждую субботу Массаро Правда спускался с гор, входил в королевские покои, снимал свою войлочную шляпу и низко кланялся.
— Здорово, ваше королевское величество!
— Здорово, Массаро Правда! Как поживает моя козочка?
— Свежа, как розочка.
— Ну, а мой ягнёнок?
— Резвится, как ребёнок.
— Расскажи скорей про барашка.
— Барашек цветёт, как ромашка.
— А моя любимая корова?
— Уж она-то вполне здорова!
Король милостиво кивал головой, и Массаро Правда возвращался опять к стаду.
Раньше королю не с кем было сравнивать своих министров. А теперь он то и дело подмечал, что министры нет-нет, да и проврутся. Поэтому король был недоволен своими министрами, а те, конечно, были недовольны королевским пастухом. И вот однажды главный министр сказал королю:
— Неужели вы думаете, ваше величество, что Массаро Правда всегда говорит правду? Таких людей не бывает на свете.
— Ну, уж нет! — воскликнул король. — Я готов прозакладывать его голову, что он никогда не солжёт.
— А я готов прозакладывать свою голову, — в запальчивости закричал главный министр, — что в первую же субботу он вас обманет!
— Хорошо, — сказал король, — если он обманет, я прикажу отрубить голову пастуху, а если не обманет, палач отрубит голову тебе.
Министр прикусил язык, но было уже поздно. Принялся он думать, как заставить Массаро Правду сказать неправду. Но чем больше думал, тем меньше мог придумать. До субботы оставалось всего три дня, и министр почувствовал, что голова его не так уж крепко держится на плечах. В четверг утром жена министра спросила мужа:
— Что с тобой приключилось, чем ты так озабочен?
— Оставь меня в покое, — заворчал муж. — Не хватает только, чтобы я советовался с женой о государственных делах.
Но если уж женщину разберёт любопытство, она не успокоится, пока не выведает всё, что ей нужно. Не прошло и часу, как главный министр рассказал своей жене о споре с королём.
— Только и всего? — сказала жена. — Не беспокойся, я сделаю так, что твоя голова будет цела.
И она принялась наряжаться. Надела атласное платье с кружевами, на шею жемчужное ожерелье, на запястья — браслеты, на пальцы — кольца. Потом села в карету и поехала в горы. Доехала до горного пастбища и увидела Массаро Правду с королевским стадом.
Тут она вышла из кареты и помахала ему кружевным платком. Пастух так и разинул рот — никогда ещё он не видел таких разряженных и красивых дам.
— Ах, как здесь хорошо, — заговорила самым нежным голосом жена министра, — так хорошо, что я готова от радости расцеловать всех на свете.
— Так поцелуйте меня, ваше сияние. За один ваш поцелуй я отдам что угодно.
— Отдай эту козочку. Мне давно хотелось иметь такую.
— Э, — сказал Массаро Правда, — вот этого-то я и не могу! Попросите что-нибудь другое.
— Ну, тогда ягненочка.
— Давайте договоримся, ваше ослепительство, — сказал Массаро Правда, — я отдам всё, кроме козы, ягнёнка, барана да рыжей коровы. Скотина не моя, значит, нечего об этом и толковать.
— Ну и что же! Мало ли в горах крутых обрывов и глубоких ущелий, — принялась уговаривать его жена министра. — Ягнёнок всегда может оступиться.
— Так ведь он не оступился, — возразил озадаченный Массаро.
— Но сказать это хозяину ты можешь. А я зато прибавлю к поцелую все свои перстни.
Массаро покачал головой.
Напрасно дама снимала кольца, браслеты, брошки, пряжки, а под конец даже жемчужное ожерелье. Пастух на всё это и смотреть не хотел. Разгневанная дама села в карету и укатила.
Дома она сказала мужу:
— Ну, и упрямец же этот пастух.
Министр схватился за голову и застонал.
— Да ты не беспокойся о своей голове, — сказала жена. — Ещё не всё потеряно. Ты должен знать по себе: если я чего-нибудь захочу, будет по-моему.
На следующее утро жена главного министра оделась в лохмотья и побежала на горное пастбище.
— Горе мне, горе! — начала она причитать, завидев пастуха.
— Что с тобой, добрая женщина? — участливо спросил Массаро Правда.
— Умирает мой единственный сын, мой белый цветочек. Доктор сказал, что ему нужно целый год пить утром и вечером парное молоко. А я так бедна, что могу давать ему вволю одну только воду.
И она зарыдала ещё громче.
Тут сердце Массаро Правды не выдержало.
— Так и быть, отдам я тебе королевскую любимицу — рыжую корову.
— Спасибо тебе, пастух! — воскликнула женщина. — Да послушай моего совета, скажи королю…
— Ты не беспокойся, — отозвался пастух. — Я сам придумаю, что сказать королю.
Вернувшись домой, жена министра объявила мужу:
— Дело сделано. Твоя голова теперь крепко сидит на плечах. А вот за голову глупца пастуха никто не даст и сольдо.
— Но самая умная голова у тебя, дорогая жёнушка, ей бы и быть министерской головой, — сказал главный министр, целуя жену. — Сейчас я сведу корову во дворец, и посмотрим, что завтра скажет королю пастух.
А тем временем Массаро Правда сидел на камне и думал, что он скажет завтра королю. Он взял пастуший посох, воткнул в землю, накинул на него плащ, а сверху нахлобучил свою войлочную шляпу. Потом он отвесил посоху низкий поклон.
— Здорово, ваше величество! — сказал он посоху.
— Здорово, Массаро Правда, — ответил он за короля. — Как поживает моя козочка?
— Свежа, как розочка.
— Ну, а мой ягнёнок?
— Резвится, как ребёнок.
— Расскажи скорей про барашка.
— Барашек цветёт, как ромашка.
— А моя любимая корова?
— Корова… Корова. Э, скажу уж вам, ваше королевское величество, корова упала… упала, говорю, корова с высокого обрыва. Нет, не то…
Массаро Правда выдернул из земли посох и воткнул его в другое место. Потом отошёл на три шага и начал всё сначала.
—- Здорово, ваше королевское величество!
Пока речь не дошла до коровы, всё выходило гладко. Но только пастух спросил сам себя королевским голосом:
— А моя любимая корова? — как язык его начал заплетаться: — Волки… её съели волки… Нет, опять не то.
Он снова взял посох и воткнул его в третье место. Но и это не помогло. Слова не ложились ни так, ни сяк.
В конце концов Массаро Правда сорвал с посоха плащ, завернулся в него поплотнее и улёгся спать.
А когда Массаро открыл глаза, уже наступило субботнее утро, и пора было отправляться к королю. Шёл он быстро, но к полудню ещё не добрался и до половины дороги. И всё из-за того, что перед каждым деревом он останавливался, отвешивал поклон и заговаривал с королём. Но из разговора ничего не выходило, и Массаро отправлялся к следующему дереву. И вдруг у двадцатого дерева пастух придумал замечательный ответ. Он сразу повеселел и так побежал с горы, что камешки, которые он задевал ногами, не успевали его догонять.
Между тем король, окружённый придворными, давно уже поджидал пастуха. Вот Массаро Правда вошёл во дворец, снял войлочную шляпу, поклонился и сказал:
— Здорово, ваше королевское величество!
— Здорово, Массаро Правда. Как поживает моя козочка?
— Свежа, как розочка.
— Ну, а мой ягнёнок?
— Резвится, как ребёнок.
— Расскажи скорей про барашка.
— Барашек цветёт, как ромашка.
— А моя любимая корова? — спросил король и подмигнул главному министру.
Тут пастух и сказал то, что придумал дорогой:
— Эх, ваше королевское величество, нет у вас больше коровы. Казните меня или милуйте, а только я её отдал одной женщине. Выслушал я бедняжку, да и рассудил, что ей корова нужнее, чем вам. И это чистая правда.
Король захлопал в ладоши, а за ним и все придворные. Не хлопал один главный министр. Ведь он проиграл свою собственную голову, а этому радоваться трудно.
Король всё рассказал пастуху и под конец добавил:
— За то, что ты не побоялся королевского гнева, можешь просить королевскую награду.
— А что ж, — ответил Массаро, — и попрошу. Оставь голову главного министра на месте, на его плечах.
— Придётся оставить, раз я тебе обещал, — отвечал король. — Но растолкуй мне, почему ты просишь за него.
— Очень просто, — сказал пастух. — Вот уж сколько лет меня прозывают Массаро Правдой. Однако правду легко говорить, если врать не нужно. Так я и не знал, справедливо это прозвище или нет. А теперь, спасибо твоему главному министру, я твёрдо знаю, что я и вправду Массаро Правда.