Четверг, 08.12.2016, 23:08
Приветствую Вас, Гость



    КАРТИНА ВТОРАЯ




Поляна в лесу. Вокруг костра сидят все месяцы. Среди них -- Падчерица.
Месяцы по очереди подбрасывают в костер хворост.

Апрель

Ты гори, костер, гори,

Смолы вешние вари.

Пусть из нашего котла

По стволам пойдет смола,

Чтобы вся земля весной

Пахла елкой и сосной!


Все месяцы

Гори, гори ясно,

Чтобы не погасло!

Январь (Падчерице). Ну, гостья дорогая, подбрось и ты хворосту в огонь.
Он еще жарче гореть будет,

Падчерица (бросает охапку сухих веток)

Гори, гори ясно,

Чтобы не погасло!

Январь. Что, небось жарко тебе? Вон как щеки у тебя разгорелись!

Февраль. Мудрено ли, прямо с мороза да к такому огню! У нас и мороз и
огонь жгучие -- один другого горячее, не всякий вытерпит.

Падчерица. Ничего, я люблю, когда огонь жарко горит!

Январь. Это-то мы знаем. Потому и пустили тебя к нашему костру.

Падчерица. Спасибо вам. Два раза вы меня от смерти спасли. А мне вам и
в глаза-то смотреть совестно... Потеряла я ваш подарок.

Апрель. Потеряла? А ну-ка, угадай, что у меня в руке!

Падчерица. Колечко!

Апрель. Угадала! Бери свое колечко. Хорошо, что ты его нынче не
пожалела. А то и не видать бы тебе больше ни кольца, ни нас. Носи его, и
всегда тебе тепло и светло будет: и в стужу, и в метель, и в осенний туман.
Хоть и говорят, что Апрель-месяц обманчивый, а никогда тебя ап­рельское
солнце не обманет!

Падчерица. Вот и вернулось ко мне мое счастливое колечкоБыло оно мне
дорого, а сейчас еще дороже бу­дет. Только страшно мне с ним домой вернуться
-- как бы опять не отняли...

Январь. Нет, больше не отнимут. Некому отнимать! Поедешь ты к себе
домой и будешь полной хозяйкой. Те­перь уж не ты у нас, а мы у тебя гостить
будем.

Май. Все по очереди перегостим. Каждый со своим подарком придет.

Сентябрь. Мы, месяцы, народ богатый. Умей только подарки от нас
принимать.

Октябрь. Будут у тебя в саду такие яблоки, такие цветы и ягоды, каких
еще на свете не бывало.


Медведь приносит большой сундук.


Январь. А пока вот тебе этот сундук. Не с пустыми же руками
возвращаться тебе домой от братьев-месяцев.

Падчерица. Не знаю уж, какими словами и благо­дарить вас!

Февраль. А ты сначала открой сундук да посмотри, что в нем. Может, мы
тебе и не угодили.

Апрель. Вот тебе ключ от сундука. Открывай.

Падчерица поднимает крышку и перебирает подарки. В сундуке-- шубы,
платья, вышитые серебром, серебряные башмачки и еще целый ворох ярких,
пышных нарядов.

Падчерица. Ох, и глаз не оторвать! Видела я се­годня королеву, а только
и у нее не было ни таких плать­ев, ни такой шубки.

Декабрь. А ну, примерь обновки!

Месяцы обступают ее. Когда они расступаются, Падчерица оказы­вается в
новом платье, в новой шубке, в новых башмачках.

Апрель. Ну и красавица же ты! И платье тебе к ли­цу, и шубка. Да и
башмачки впору.

Февраль. Жаль только в таких башмачках по лес­ным тропинкам бегать,
через бурелом перебираться. Вид­но, придется нам и санки тебе подарить.
(Хлопает рука­вицами.)

Эй, работнички лесные,

есть ли санки расписные,

соболями крытые,

серебром обитые?


Несколько лесных зверей -- Лисица, Заяц, Белка -- вкатывают на сцену
белые санки на серебряных полозьях.


Ворон (с дерева). Хорроши санки, прраво, хорошиЯнварь. Верно, старик,
хороши санки! В такие не всякого коня запряжешь.

Май. За конями дело не станет. Дам я коней не хуже саней. Копи мои
сыты, в золоте копыта, гривы блещут серебром, топнут оземь -- грянет гром.
(Ударяет в ладоши.)


Появляются два коня.


Март. Эх, что за кони! Тпрру! Славно ты прокатишь­ся. Только без
колокольчиков и бубенчиков ездить невесело. Так и быть, подарю я тебе свои
бубенчики. Звону много -- веселей дорога!


Месяцы окружают сани, запрягают коней, ставят сундук. В эта время
откуда-то издалека доносится хриплый лай, рычанье грызущихся собак.


Голос Солдата. Но, но! Чего стали, собачьи дочки! Довезете -- косточек
дам. Да не грызитесь вы! Цыц, ока­янные!

Голос Профессора. Поскорей бы! Холодно!

Голос Королевы. Гони, что есть духу! (Жалобно.) Я совсем замерзла!

Голос Солдата. Да не тянут!

Падчерица. Королева! И учитель с ней, и солдат... Откуда только у них
собаки взялись?

Январь. Погоди, узнаешь! А ну, братья, подбросьте в костер хворосту.
Посулил я солдату этому отогреть его у нашего костра.

Падчерица. Отогрей, дедушка! Он мне и хворост собрать помог, и плащ
свой отдал, когда мне холодно было.

Январь (братьям). А вы что скажете?

Декабрь. Коли посудил -- так тому и быть.

Октябрь. Только ведь солдат-то не один едет.

Март (глядя сквозь ветви). Да, с ним старичок, де­вочка и две собаки.

Падчерица. Старичок этот тоже добрый, шубку для меня выпросил.

Январь. И вправду, почтенный старичок. Можно его пустить. А с другими
как же быть? Девка-то будто злая.

Падчерица. Злая-то злая, да, может, злость у нее на морозе уже
вымерзла. Вон какой у нее голосок жалобный стал!

Январь. Ну что ж, поглядим! А чтоб дороги они к нам в другой раз не
нашли, мы там для них тропу проло­жим, где раньше ее никогда не было, да и
потом не будет!

(Ударяет посохом.)


Деревья расступаются, и на поляну выезжают королевские сани. В упряжке
-- две собаки. Они грызутся между собой и тянут сани в разные стороны.
Солдат погоняет их. Собаки всей по­вадкой напоминают Старуху и Дочку. Их
легко узнать. Они останавливаются, не добежав до костра, у деревьев.


Солдат. Вот и костер. Не обманул меня тот старик. Здравия желаю всей
честной компании! Разрешите по­греться?

Январь. Подсаживайся да грейся!

Солдат. А, хозяин, здорово! Веселый у тебя огонек. Только позволь мне и
седоков моих к теплу пристроить. Наше солдатское правило такое: сперва
начальство расквартируй, а потом и сам на постой определяйся.

Январь. Ну, если у вас такое правило, так по пра­вилу и поступай.

Солдат. Пожалуйте, ваше величество! (Профессору.) Пожалуйте, ваша
милость!

Королева. Ох, пошевелиться не могу!

Солдат. Ничего, ваше величество, отогреетесь. Вот я вас сейчас на ножки
поставлю. (Вытаскивает ее из саней.) И учителя вашего. (Кричит Профессору.)
Разомни­тесь, ваша милость! Привал!


Королева и Профессор нерешительно подходят к огню. Собаки, поджав
хвосты, идут за ними.


Падчерица (Королеве и Профессору). А вы побли­же подойдите -- теплее
будет!


Солдат, Королева и Профессор оборачиваются к ней и удивленно смотрят на
нее. Собаки, заметив Падчерицу, так и оседают на задние лапы. Потом начинают
по очереди лаять, будто спрашивая друг у Друга: "Она? Неужто она?"-- "Она!"


Королева (Профессору). Смотрите, ведь это та са­мая девушка, что
подснежники нашла... Только какая она нарядная!

Солдат. Так точно, ваше величество, они самые. (Падчерице). Добрый
вечер, сударыня! В третий раз мы с вами нынче встречаемся! Да только вас
теперь и не узнаешь. Чисто королева!

Королева (стуча зубами от холода), Что, что ты такое говоришь? Погоди у
меня!

Январь. А ты не хозяйничай тут, девица. Сол­дат-то у нашего огня --
званый гость, а ты при нем со­стоишь.

Королева (топая ногой). Нет, он при мне!

Февраль. Нет, ты при нем. Он без тебя куда хочет уйдет, а ты без него
-- ни шагу.

Королева. Ах, вот как! Ну, прощайте!

Январь. И ступай себе!

Февраль. Скатертью дорога!

Королева (Солдату). Запрягай собак, едем дальше.

Солдат. Полноте, ваше величество, погрейтесь сна­чала, а то у вас зуб
на зуб не попадает. Оттаем малость, а там и поедем себе потихоньку...
Трюх-трюх... (Огляды­вается и замечает белых коней, запряженных в сани.) Ох,
и кони же знатные! Я и в королевской конюшне таких не видывал, -- виноват,
ваше величество!.. Чьи же это?

Январь (указывая на Падчерицу), А вон хозяйке сидит.

Солдат. Честь имею поздравить с покупкой!

Падчерица. Не покупка это, а подарок.

Солдат. Оно еще и лучше. Дешевле досталось -- до­роже будет.


Собаки бросаются на лошадей и лают на них.


Цыц, зверюги! На место! Давно ли собачью шкуру надели, а уж на лошадей
бросаются!

Падчерица. Лают-то как сердито! Словно ругают­ся -- только что слов не
разобрать. И что-то кажется мне, будто я уже слышала этот лай, а где -- не
припомню...

Январь. Может, и слышала!

Солдат. Как не слыхать! Ведь они с вами, кажись, в одном доме жили.

Падчерица. У нас собак не было...

Солдат. А вы поглядите на них получше, сударыня! Не признаете ли?

Собаки отворачивают от Падчерицы головы.

Падчерица (всплеснув руками). Ах! Да быть не может!..

Солдат. Может -- не может, а так оно и есть!


Рыжая собака подходит к Падчерице и ласкается к ней. Черная пытается
лизнуть руку.


Королева. Берегись, укусят!


Собаки ложатся на землю, виляют хвостами, катаются по земле.


Падчерица. Нет, они, видно, теперь ласковее стали. (Месяцам). Да неужто
им так до смерти собаками и оставаться?

Январь. Зачем? Пусть они у тебя три года поживут, дом и двор сторожат.
А через три года, если станут они посмирнее, приведи их под Новый год сюда.
Снимем мы с них собачьи шубы.

Профессор. Ну, а если они и через три года еще не исправятся?

Январь. Тогда через шесть лет.

Февраль. Или через девять!

Солдат. Да ведь собачий-то век недолог... Эх, тетки! Не носить вам,
видно, больше платочков, не ходить на двух ногах!


Собаки бросаются на Солдата с лаем.


Сами видите! (Отгоняет собак палкой.)

Королева. А нельзя ли и мне привести сюда под Новый год своих
придворных собак? Они у меня смирные, ласковые, ходят передо мной на задних
лапках. Может быть, они тоже станут людьми?

Январь. Нет, уж если они на задних лапках ходят, так из них людей не
сделаешь. Были собаками -- собаками и останутся... А теперь, гости дорогие,
пора мне своим хозяйством заняться. Без меня и мороз не по-январски трещит,
и ветер не так дует, и снег не в ту сторону летит. Да и вам пора в
путь-дорогу собираться -- вон уж месяц высоко поднялся! Он вам посветит.
Только езжайте быст­рее -- поторапливайтесь.

Солдат. Мы бы и рады поторопиться, дедушка, да лошадки наши мохнатые
больше лают, чем везут. На них и к будущему году до места не дотащишься. Вот
если бы нас на тех, на белых конях подвезли!..

Январь. А вы попросите хозяйку -- может, она вас и подвезет.

Солдат. Прикажете попросить, ваше величество?

Королева. Не надо!

Солдат. Ну, делать нечего... Эй вы, лошадки вислоу­хие, полезайте опять
в хомут! Хочешь -- не хочешь, а при­дется нам еще покататься на вас.

Собаки жмутся к Падчерице.

Профессор. Ваше величество!

Королева. Что?

Профессор. Ведь до дворца еще очень далеко, а мороз, простите,
январский, суровый. Не доехать мне, да и вы без шубки замерзнете!

Королева. Как же я ее просить буду? Я еще никого никогда ни о чем не
просила. А вдруг она скажет -- нет?

Январь. А почему бы -- нет? Может, она и согласит­ся. Сани у нее
просторные -- на всех места хватит.

Королева (опустив голову). Не в том дело!

Январь. А в чем же?

Королева (насупившись). Да ведь я с нее шубку сняла, утопить ее хотела,
колечко се в прорубь бросила! Да и не умею я просить, меня этому не учили. Я
умею только приказывать. Ведь я королева!

Январь. Вон оно что! А мы и не знали.

Февраль. Ты нас в глаза не видала, и нам неведомо, кто ты такая и
откуда пожаловала... Королева, говоришь? Пшь ты! А это кто, учитель твой,
что ли?

Королева. Да, учитель.

Февраль (Профессору). Что ж вы ее такому про­стому делу не выучили?
Приказывать умеет, а просить не умеет! Где же это слыхано?

Профессор. Ее величество учились только тому, чему им угодно было
учиться.

Королева. Ну, уж если на то пошло, так за сегод-еяшний день я многому
научилась! Больше узнала, чем у вас за три года! (Идет к Падчерице.)
Послушай-ка, ми­лая, подвези нас, пожалуйста, в своих санях. Я тебя за это
по-королевски награжу!

Падчерица. Спасибо, ваше величество. Не надо мне ваших подарков.

Королева. Вот видите -- не хочет! Я же говорила!

Февраль. Ты, видно, не так просишь.

Королева. А как же надо просить? (Профессору.) Разве я не так сказала?

Профессор. Нет, ваше величество, с точки зрения грамматики вы сказали
совершенно правильно.

Солдат. Уж вы меня простите, ваше величество. Я человек неученый --
солдат, в грамматиках мало смыслю. А позвольте мне на этот раз поучить вас.

Королева. Ну, говори.

Солдат. Вы бы, ваше величество, не обещали ей больше никаких наград, --
довольно уже было обещано. А сказали бы попросту: "Подвези, сделай милость!"
Вы ведь не извозчика, ваше величество, нанимаете!

Королева. Кажется, я поняла... Подвези нас, пожа­луйста! Мы очень
замерзли!

Падчерица. Отчего же не подвезти? Конечно, под­везу. И шубу я вам
сейчас дам, и учителю вашему, и сол­дату. У меня в сундуке их многоБерите,
берите, я назад не отниму.

Королева. Ну, спасибо тебе. За эту шубку ты полу­чишь от меня
двенадцать...

Профессор (испуганна). Вы -- опять, ваше величе­ство!..

Королева. Не буду, не буду!

Падчерица достает шубы. Все, кроме Солдата, закутываются. (Солдату.) А
ты что же не одеваешься?

Солдат. Не смею, ваше величество, шинелка-то не по форме -- не
казенного образца!

Королева. Ничего, у нас сегодня все не по форме... Одевайся!

Солдат (одеваясь). И то правда. Какая уж тут фор­маОбещали мы нынче
других покатать, а сами в чужих санях катаемся. Посулили шубу со своего
плеча пожало­вать, а сами в чужих шубах греемся... Да уж ладно. И на том
спасибо!.. Дозвольте мне, хозяева, на облучке пристро­иться! С лошадками
управляться -- это не то что с соба­ками. Дело знакомое.

Январь. Садись, служивый. Вези седоков. Да смотри шапку в дороге не
потеряй. Кони у нас резвые, часы об­гоняют, минутки у них из-под копыт
летят. Не огляне­тесь -- дома будете!

Падчерица. Прощайте, братья-месяцы! Не забуду я вашего новогоднего
костра!

Королева. А я бы и рада забыть, да не забудется!

Профессор. А забудется -- так напомнится!

Солдат. Желаю здравствовать, хозяева! Счастливо оставаться!

Весенние и летние месяцы. Добрый путь!

Зимние месяцы. Зеркалом дорога!

Ворон. Зерркалом доррога!


Сани уносятся. Собаки с лаем бегут за ними следом.


Падчерица (оборачиваясь). Прощай, Апрель-месяцАпрель. Прощай, милая!
Жди меня в гости!


Долго еще звенят колокольчики. Потом стихают. В лесу светлеет. Близится
утро.


Январь (оглядываясь кругом). Что, дедушка-лес? На­пугали мы тебя нынче,
снега твои всколыхнули, зверье твое разбудили?.. Ну, полно, полно, спи себе,
-- больше не встревожим!..


Все месяцы

Догорай, костер, дотла,

Будет пепел и зола.

Разлетайся, синий дым,

По кустарникам седым,

До вершин окутай лес,

Поднимайся до небес!


Апрель

Тает месяц молодой.

Гаснут звезды чередой.

Из распахнутых ворот

Солнце красное идет.

Солнце за руки ведет

Новый день и Новый год!


Все месяцы

(повернувшись к солнцу)

Гори, гори ясно,

Чтобы не погасло!


Январь

Без коней, без колеса

Едет вверх на небеса

Солнце золотое,

Золото литое.

Не стучит, не гремит,

Не копытом говорит!


Все месяцы

Гори, гори ясно,

Чтобы не погасло!




Занавес


1
2
3
4
5
6
7
8