Четверг, 08.12.2016, 23:07
Приветствую Вас, Гость




Мамед

У одного старика было три сына и три дочери. Когда дочери подросли, старик выдал их замуж. Старшую — за волка, среднюю — за тигра, младшую — за льва. Не понравилось это старшим сыновьям, а младший был рад счастью сестёр.

Перед смертью отец позвал сыновей и наказал им:

— Вот умру, похороните меня и караульте могилу три ночи втроём.

Умер отец. Похоронили его, а вечером младший из братьев, Мамед, стал собираться в караул.

— Что же вы сидите? — спросил он старших братьев. А братья серчают.

— Не хватало ещё могилы караулить. У нас забот полон рот, а если тебе делать нечего, ступай.

Пошёл Мамед в караул в одиночку.
Долго ли, коротко ли, вдруг поднялся вихрь и явился перед могилой человек на красном коне. Посмотрел на Мамеда, выдернул из хвоста коня пару волосков и отдал ему.

— Как трудно будет, спали их, и я приду к тебе. Сказал и скрылся.

На вторую ночь прискакал человек на гнедом коне и тоже дал Мамеду два волоса из конского хвоста. На третью — явился перед могилой человек на серой лошади. Расспросил о житье-бытье, выдернул из хвоста лошади два волоса и отдал их Мамеду.

— Спали их в трудную минуту, и я подоспею. После трёх ночей караула Мамед сказал братьям:

— Хватит мне сидеть без дела. Давайте мне ваших коров, я буду их пасти.

Так и стал Мамед пастухом.

И вот однажды глашатаи царя оповестили всех людей царства:

— Кто перемахнёт на коне чинару с тремя царскими дочерями, тот станет их мужем.

Старшие братья вырядились в лучшие одежды, сели на лучших коней, и Мамеда с собой зовут:

— Поехали, брат, к царю! Попытаем счастья.

— Это дело мне не по силам! — ответил Мамед м ушёл в пустыню. Там он спалил волосок красного коня, и явился перед ним красный конь. На седле он принёс шёлковые одежды, красный халат, папаху и чёрные сапоги. Закопал в песок Мамед свою одежду, вырядился в новое, сел на красного коня и помчался на той. По дороге догнал братьев. Спросил их о здоровье, а они его не узнали.

— О, молодец! — сказали они. — На таком коне, как не перескочить чинару? Уж тебя-то угостят на славу. Как насытишься, остатки угощения нам пошли.

— Будь по-вашему, — ответил красный всадник и ускакал.

Приехал Мамед к царскому дворцу, а там перед чинарой очередь джигитов. Дали ему яблоко и поставили после всех. Никому не удалось перемахнуть чинару.

Дошла очередь до Мамеда. Разогнал он коня, взлетел над деревом и бросил яблоко в старшую царевну.

— Это для старшего брата, — сказал он.

Посадили Мамеда подле царя, угощали по-царски, а когда он наелся, остатки еды велел отослать своим братьям. Потом сел Мамед на коня, прискакал в пустыню, переоделся и пришёл домой. Скоро и братья прибыли.

Вытряхнули они из карманов горсточку плова и говорят Мамеду:

— Идём с нами завтра на той. Мы сегодня досыта наелись и тебе бы хватило.

Собрались они наутро на праздник, а Мамед в пустыню. Махнули братья на него рукой и уехали. В пустыне Мамед сжёг волосок гнедого коня. Принёс конь шёлковые одежды, чёрный халат, чёрную папаху и чёрные сапоги.

Спрятал Мамед старую одежду, вырядился в новую, сел на коня и помчался на той. В пути братьев догнал. И они опять попросили его:

— Молодец! Тебе ли на твоём коне не перескочить чинары? Коли останется после тебя плов, пошли его нам, как послал вчера красный джигит.

— Будь по-вашему, — крикнул им Мамед и ускакал.

А перед чинарой опять стоял целый ряд джигитов. Взял Мамед яблоко, дождался очереди, прыгнул через чинару и, пролетая, бросил яблоко в среднюю царевну.

— Это для среднего брата!

Опять угостили Мамеда на славу, а остатки он отправил братьям.

Когда Мамед в пастушьей своей одежде заявился домой, братья дали ему горсточку плова, но попрекнули:

— Всегда ты был обузой для нас. Даже на тое приходится думать о тебе.

На третий день перед чинарой явился молодец в серых одеждах на сером коне. Перескочил он чинару, бросил яблоком в младшую царевну и сказал:

— Эта моя!

Опять Мамед и сам угостился и братьев угостил, а из пустыни вернулся позже обычного. Принёс на спине вязанку дров.

Запалил возле дома костёрик и попросил братьев:

— Дайте мне ваши одежды, я хорошенько вытрясу их.

Взял одежды, снял с себя свои и бросил всё в костёр.

— Что ты наделал, глупец! — бросились на него братья. — Ты оставил нас голыми.

— Не беда, — ответил им Мамед. — Послушайте лучше, что я вам расскажу.
И рассказал, как нёс караул на отцовской могиле, как получил три подарка от трёх всадников и как добыл трёх царских дочерей для себя и для них, братьев.

— Вы печалились о своих бедных одеждах, — сказал Мамед, — так получите царский наряд.

Сжёг он все три волоска, и тут же явились перед братьями три коня.

Надели братья новое, сели на коней, поскакали во дворец за жёнами.

С той поры хорошо им жилось. Да вот однажды поехали они втроём на охоту. А пока охотились, прискакал к их дому див на коне с белой звёздочкой на лбу. Попросил напиться.

Подала воду жена старшего брата, а див не стал пить. Подала воду жена среднего брата — отвернулся. Принесла воду жена Мамеда… Схватил её див, положил поперёк седла и ускакал.

Приехал Мамед с охоты, узнал о беде, взял кусок чурека и пустился в путь.

Долго ли, коротко ли, добрался до арыка с проточной водой. Сел хлеба поесть, макает в воду и ест. Пришла на арык девушка, поглядела на Мамеда и убежала. Прибежала к жене волка и говорит:

— Аи, кыз, если у тебя есть брат на белом свете, значит это он.

— Есть у меня братья, — ответила жена, — только в наши края они не ходоки.

— Аи, кыз, — возразила девушка, — уж больно похож на тебя тот человек, что сидит возле арыка и ест чёрствый чурек.

Пошла-таки жена волка к арыку. Пошла на своё счастье: с любимым братом свиделась. Привела домой и спрятала. Прибежал волк — зубы оскалил:

— Человеком пахнет.

— Это брат мой пришёл! — говорит жена.

— Какой брат? — щёлкает зубами волк.

— Младший.

— Если младший, то я готов посадить его даже на свои глаза. Готовь жена той!

Вышел Мамед из укрытия, поздоровался с волком и говорит:

— Не до тоя мне, братец волк. И рассказал о своей беде.

— Видел я этого дива: Он с шестью ногами, — сказал волк. — Только что мимо проехал на лошади с белой звёздочкой на лбу. Поезжай и ты, не мешкая, к брату тигру. Он тебе укажет дорогу.

Взял Мамед у волка кусок хлеба на дорогу и поскакал. Приехал к арыку, широкому как река. Сел на берегу, обмакнул в воду хлеб. И произошла тут с ним та же история: свиделся он со средней сестрой, которая была за тигром. Узнал тигр, что пришёл к нему в дом младший брат, обрадовался, велел баранов резать. Мамед рассказал ему о своей беде. Задумался тигр.

— Только что видел я дива с шестью ногами на лошади с белой звёздочкой на лбу. Должно быть, это тот самый. Поезжай, братец Мамед, не мешкая, к брату льву, он знает, где живёт шестиногий див.

Приехал Мамед ко льву, тот выслушал его и показал дорогу.

— А как же я сумею у дива жену отбить? — спрашивает Мамед.

— Возьми у меня барана и лук со стрелами, — посоветовал лев. — Придёшь к дому дива и увидишь, что это крепость. Караул в крепости несёт кот с железными когтями. Пригвозди его стрелой к стене. Войдёшь в ворота, бросятся на тебя две собаки. Они ни разу ещё не кормлены со дня своего рождения. Брось им барана, они тебя пропустят. Дома див спит сорокадневным сном. Вот и забирай жену и беги.

Всё случилось так, как предсказал брат лев. Пробрался Мамед в комнату дива, смотрит: положил див голову на колени его жены и спит сорокадневным сном. Увидала жена люби-мого мужа, заплакала. Подозвала к себе, попросила подержать голову дива. Держит Мамед голову, а жена подкатила мельничный жёрнов и говорит:

— Клади.

Положил Мамед голову дива на камень, схватил жену, сел на коня и погнал.

Да заметил беглецов конь дива. Ударил он копытом в левую стену. Упала стена на дива — спит див. Ударил конь в правую стену. Упала стена на дива. Проснулся див. Смотрит, головой лежит на жёрнове, жены Мамедовой нет, дом разрушен.

Сел див на своего коня с белой звёздочкой на лбу, бросился в погоню. Догнал беглецов, избил Мамеда до полусмерти, а жену отобрал.

Приплёлся Мамед ко льву, рассказал о том, что приключилось.
Подумал лев и посоветовал:

— Иди к моему арыку. Там пасётся лошадь, у которой скоро будет жеребёнок. Вот тебе золотое седло, золотая подпруга, золотые стремена, золотые подковы и золотой кнут. Как только лошадь ожеребится, подкуй жеребёнка, оседлай и смело отправляйся в дорогу. Ну, а коли див тебя догонит на обратном пути, скажи ему такие слова: «Ох-ов, наряд-то у коня дива оказывается войлочный, а у моего золотой». Конь дива не простит своему хозяину этого упрёка.

Всё сделал Мамед так, как сказано ему было. И вправду догнал-таки его див на обратном пути, да Мамед не растерялся и сказал ему:

— Ох-ов, наряд-то у коня дива оказывается войлочный, а у моего золотой.

И случилось тут чудо. Взвился конь с белой звёздочкой во лбу до самого неба. Взлетел и спрашивает у седока:

— Скажи, див, земля видна?

— Нет, не видна, — отвечает див.

Тогда конь сбросил дива со спины, полетел див кубарем, а сам твердит:

— Дай бог упасть на воду или солому!

Зря язык чесал, ударился див о землю — осталось от него мокрое место.

Приехал Мамед ко льву — шесть дней длился той, приехал к тигру — шесть дней гуляли, и у волка — не меньше — не больше. А приехал Мамед домой и праздновал в честь удачи своей и своего счастья сорок дней и ночей.