Вторник, 06.12.2016, 11:08
Приветствую Вас, Гость




Маленькая Вила

Жили некогда король с королевой, и был у них единственный сын. Вот
подрос королевич, и король с королевой устроили праздник крещения, и волосы
у сына своего подрезали, как по народному обычаю положено. Созвали они на
пир самых знатных людей со всего королевства. Засветились окна тысячью
огней, засверкали белые палаты серебром, золотом и дорогими самоцветами. А
вечером - в саду стали девушки коло водить, на какую ни посмотришь - глаз не
оторвешь! Пляшут красавицы в хороводе и с королевича ласковых глаз не
сводят - так, кажется, и съели бы его.
В полночь гости разошлись по домам, а королевич вышел погулять в рощу,
где росли старые липы. Взошла луна, стало светло, как днем, королевичу не
спалось. Роща стояла, словно заколдованная, - толстые стволы старых деревьев
отбрасывали темные тени, а лунный свет, проникая сквозь листву, рисовал на
земле причудливые узоры. Пахло липовым цветом, будто ладаном в церкви.
Королевич задумавшись брел по мягкой траве и не заметил, как вышел на
поляну. Смотрит - а на поляне, озаренная лунным светом, стоит маленькая
вила-волшебница в белом наряде, и блещет на нем золотое шитье. Длинные
волосы ее разметались по плечам, а на голове сверкает золотая корона,
осыпанная драгоценными камнями. И была эта вила совсем крошечная. Словно
куколка! Остановился королевич и глаз от нее отвести не может. А она вдруг
заговорила, и голосок ее зазвенел, будто серебряный колокольчик:
- Прекрасный королевич! Меня тоже пригласили на праздник, да не посмела
я в гости к тебе прийти, - очень уж я маленькая. А теперь вот хочу
поздороваться с тобой при луне, свет ее заменяет мне солнечные лучи!
Приглянулась королевичу маленькая вила. Ночная волшебница ничуть не
испугала его. Подошел он к маленькой виле и взял ее за руку. Но она вдруг
вырвалась и пропала. Осталась в руке у королевича лишь вилина рукавичка,
такая крошечная, что королевич с трудом натянул ее на свой мизинец.
Опечаленный, вернулся он во дворец и никому ни словом не обмолвился о
том, кого видел в старой роще.
На следующую ночь королевич снова отправился в рощу. Бродит он при
свете яркого месяца, все ищет маленькую вилу. А ее нет нигде. Загрустил
королевич, вынул из-за пазухи рукавичку и поцеловал ее. И в тот же миг перед
ним предстала вила. Королевич до того обрадовался, что и сказать нельзя!
Сердце у него в груди так и запрыгало от счастья! Долго они гуляли при луне,
весело болтали друг с другом. И удивительное дело! Пока они разговаривали,
малютка вила на глазах у королевича заметно подросла. Когда пришла им пора
расставаться, она была вдвое больше, чем в прошлую ночь.
Теперь рукавичка не налезала ей на руку, и вила вернула ее королевичу
со словами:
- Возьми рукавичку в залог и хорошенько береги ее.
Сказала - и в то же мгновение исчезла.
- Я буду хранить твою рукавичку у себя на сердце! - воскликнул
королевич.
С тех пор каждую ночь королевич и вила встречались в роще под старыми
липами. Пока светит солнце, королевич места себе не находит. День-деньской
тоскует он по своей виле, ждет не дождется, когда ночь настанет и месяц на
небе проглянет, и все гадает: "Придет ли сегодня моя вила?" Королевич любил
маленькую вилу все сильней и сильней, а вила каждую ночь становилась все
выше. На девятую ночь, когда наступило полнолуние, вила поравнялась ростом с
королевичем.
- Теперь я буду приходить к тебе всякий раз, когда месяц выплывет на
небе!
- весело проговорила вила нежным своим голоском.
- Нет, дорогая моя! Не могу я без тебя жить! Ты должна быть моей. Я
тебя сделаю королевной!
- Милый мой! - отвечает ему вила. - Я буду твоей, но ты должен мне
обещать, что всю жизнь будешь любить только меня одну!
- Обещаю, обещаю! - не задумываясь, закричал королевич. - Обещаю всегда
любить тебя одну, а на других и смотреть не стану.
- Хорошо! Только помни - я буду твоей лишь до той поры, пока ты
останешься верен своему слову.
Три дня спустя сыграли свадьбу. Приглашенные не могли надивиться
красоте маленькой вилы.
Счастливо прожили королевич со своей молодой женой семь лет, как вдруг
умер старый король. На похороны собралось народу видимо-невидимо. У гроба
его проливали слезы самые красивые и знатные женщины королевства. И была
среди них одна черноокая красавица с рыжими волосами. Не молилась она богу,
не оплакивала покойного короля, а неотступно преследовала взглядом молодого
королевича. Королевич заметил, что красавица с рыжими волосами глаз с него
не сводит, и это показалось ему необычайно приятным.
Когда похоронная процессия двинулась на кладбище, королевич, который
вел под руку свою жену, трижды посмотрел на черноокую красавицу. Вдруг жена
его запуталась в юбке и чуть было не упала.
- Ой, посмотри-ка, платье стало мне длинно! - воскликнула она.
И правда... Только королевичу и невдомек, что его жена стала
меньшеростом.
Но вот старого короля похоронили, и все двинулись обратно во дворец. А
рыжеволосая красавица следовала за королевичем по пятам, ни на шаг не
отставала, да и он на нее поглядывал украдкой. Так и не заметил королевич,
что его жена снова превратилась в маленькую вилу. А едва вошли в старую
рощу, вила и вовсе исчезла.
Королевич женился на рыжеволосой красавице с черными глазами. Да только
не прожил он с новой женой и трех дней счастливо. Сначала потребовала она
купить ей алмазную кровать. А там и пошло... То одно ей подавай, то другое,
да все такие диковинки, каких ни у кого нет. А если, случалось, не выполнит
королевич ее желания, красавица сразу в слезы и ну плакать, и ну бранить
мужа. До того надоели королевичу прихоти жадной красавицы, что выгнал он ее
из дому...
Только тогда понял королевич, что он наделал. Горюет он, вздыхает по
маленькой виле. И снова, лишь выплывет месяц на небе, идет королевич в рощу,
где растут старые липы, и зовет свою милую, добрую вилу. Искал ее королевич,
искал, звал свою вилу, звал и уж состариться успел, ожидая ее.
Да только маленькая вила так и не вернулась к нему...

Лисицын суд

Как-то раз шел мужик по лесу и вдруг слышит - на дереве в гнезде
птенчики пищат. "Уж не напала ли на них какая-нибудь тварь прожорливая?" -
подумал он и ткнул палкой в гнездо, чтобы вора спугнуть. В тот же миг из
гнезда выскользнула змея, обвила палку и переползла по ней на мужика.
Сдавила кольцом его шею и говорит:
- Сейчас я тебя ужалю!
Совсем было растерялся мужик, но тут же собрался с мыслями и стал
упрашивать змею повременить с расправой - пусть-де первый встречный
рассудит, имеет ли она право его жалить?
Согласилась змея. Попадается им на пути прохожий. Да не хотел он по
правде судить, лишь о том заботился, чтобы свою шкуру спасти. И сказал
прохожий, что змея имеет право ужалить того, кто осмелился ее тронуть. Снова
просит мужик змею обождать еще немного, авось да повстречается другой судья.
Глядь, а навстречу лисица. И говорит, что здесь, на поляне, на низком
месте, судить не берется. Пойдемте со мной до ближайшего пня. Залезу на
пень, тогда с возвышения судить буду. Вот взобралась лисица на пень и велит
змее слезать на землю и встать рядом с человеком. Когда человек и змея
оказались перед лисой, она и говорит мужику:
- Эх ты, дурень! Есть ведь у тебя палка в руке да мозги в голове - бей
злодейку по башке!

Лимонная дружина

Однажды лимон-атаман набрал дружину из самых забористых юнаков:
чеснока, репчатого лука, красного перца, душистого перца - и отправился с
ними по свету бродить, людей посмотреть и себя показать. Шли они целый день,
а в сумерки наткнулись на крестьянскую лачугу, бедную-пребедную. Дружина
незаметно проникла в дом и расположилась на скамье, возле квашни. В сумерки
домой вернулась хозяйка. Засветила она лучину, развела огонь в очаге и стала
готовить ужин для своей семьи. Повесила на крюк в очаге медный котел с
молотой кукурузой, чтобы сварить мамалыгу. Вслед за хозяйкой с работы
потянулись ее домочадцы. Они входили в дом, желали всем доброго вечера и
рассаживались за столом по старшинству. Скоро и мамалыга поспела. Хозяйка
сняла котелок с огня, размешала кашу деревянной поварешкой и вывалила ее в
огромную миску. Миска наполнилась с верхом и возвышалась посреди стола,
словно стог сена. Хозяин дома поднялся со своего места, за ним остальные.
Помолились богу. Потом снова сели.
Вдруг хозяин говорит:
- Послушай-ка, невестка! Не завалялась ли у тебя где-нибудь головка
чеснока? Больно уж надоела мне пустая мамалыга за долгий пост!
Невестка вскочила, пошарила в темноте рукой, нащупала чеснок из дружины
лимона-атамана и подала его на стол. Как стукнет хозяйка по чесночной
головке кулаком, да еще разок, - бедняга чеснок и развалился на дольки.
Лимон-атаман и его дружина увидели, что сталось с их товарищем, и
содрогнулись от ужаса.
А хозяйка содрала с каждой дольки белую рубашку, побросала голые дольки
в ступку, взяла деревянную толкушку и давай толочь, и давай толочь.
Оказавшись в руках у невестки, бедняга чеснок словно оцепенел - ни жив
ни мертв от страха. Но едва его стали в ступке толочь, чеснок бросился в
драку и выпустил свой едкий запах. Все было напрасно. Ничего не помогало.
И умер юнак в страшных мучениях.
Хозяйка плеснула в ступку немного воды, размешала белую, как молоко,
подливку и приправила ею мамалыгу. Наконец семейство принялось за еду и на
все лады расхваливало кашу. Поужинав, все встали из-за стола.
Тут в деревню вернулся пастух со стадом. Прежде всего загнал скот в
загон, привязал собак, а потом и ужинать сел. Хозяйка положила ему в миску
мамалыги. А пастух расхрабрился и говорит:
- Не найдется ли у тебя лучку, хозяйка? До чего же приелась мне за
долгий пост пустая мамалыга!
Хозяйка пошарила по лавке, где невестка только что нашла чеснок, в
мгновение ока нащупала головку репчатого лука и подала его пастуху.
Понял репчатый лук, что попал в лапы душегуба, и беспокойно заерзал от
страха. Но пастух вытащил свой карманный нож и рассек лук на четвертинки.
Напрасно защищался репчатый лук, напрасно жег пастуху глаза и щипал
язык.
Пастух смахивает слезы, а свое дело делает. И репчатый лук, так же как
его друг, поплатился головой.
Покончил с ужином пастух и отправился спать в сарай, а хозяйка
присыпала жар в очаге золой и тоже легла.
Весь дом утих и заснул, а наши юнаки понемногу оправились от изумления
и страха, и стал лимон-атаман свою дружину уговаривать:
- Бежим отсюда, друзья, пока и нам не пришел конец, как чесноку и
репчатому луку. Здешняя голь перекатная и камни сгложет, не то что нас.
Как решили, так и сделали. Еще до рассвета лимонная дружина бежала из
крестьянской лачуги. Через некоторое время подошли они к незнакомому городу.
Ну, подумали юнаки, здесь мы будем в безопасности. И не спеша двинулись по
городу, любуясь красотой улиц, цветников и мостов. Наконец остановились они
перед высоким и прекрасным зданием, и лимон-атаман говорит:
- Братья, пойдемте в этот дом! В нем живут богатые люди, уж среди
них-то нам ничто не будет угрожать. Здешний хозяин не чета тому голодному
мужлану, который съел наших товарищей. У него полным-полно всякого добра.
- Пошли! - закричали красный перец и душистый перец.
Лимонная дружина незаметно прокралась в дом, отыскала кухню и забралась
в шкаф. Когда совсем рассвело, в кухню ворвалась повариха и напустилась на
судомойку:
- Разведи огонь, цыплят зарежь да ощипли!
Судомойка мигом затопила печь и поставила чугуны. Шипит масло на
сковородке, разбивают яйца, переворачивают цыплят. Вдруг повариха как
заорет:
- Где красный перец?
Судомойка вскочила, живо шкаф отворила. Мигом красный перец очутился у
нее в руках. Видит он, что дела его плохи, и от великой досады покраснел,
словно кумач. Не успел перец и глазом моргнуть, как уже попал в мельницу.
Напрасно он защищался, напрасно лез в нос и щипал судомойке руки, - его
смололи в порошок. Пока судомойка возилась с красным перцем, она чихнула по
меньшей мере десять раз, но ничто не спасло беднягу. Так в неслыханных
мученьях, изничтоженный и поруганный, погиб красный перец. А лимон-атаман с
последним уцелевшим товарищем дрожал от страха в уголке шкафа. Лимон еще
больше пожелтел, а душистый перец почернел, глядючи на страдания своего
друга.
Настала пора обедать, мальчик-слуга стал накрывать на стол, расставил
тарелки, графины с вином и с ракией, солонку и пошел на кухню. Нашел лимон,
принес его в столовую и воткнул в позолоченное горлышко графина.
Лимон и загорелся - вон куда его поместили. "Ай да я, вот так я!" -
ликовал он. Вдруг слуга заметил, что в перечнице кончился перец, и доложил
об этом поварихе. Та бросилась к шкафу, сгребла зерна душистого перца,
высыпала их в мельницу и смолола. Уж как душистый перец сопротивлялся, как
щекотал поварихе в носу! Повариха отчаянно чихала, но ничто не могло спасти
юнака. Слуга взял молотый перец и наполнил им пустую перечницу.
В это время явился домой сам хозяин. Едва взобрался он по лестнице:
того и гляди, его жир задушит. Совсем толстяк из сил выбился, будто весь
день пахал или землю копал, и в изнеможении сел за накрытый стол.
Осмотрелся, взял лимон и понюхал его. Лимону лестно, что сам хозяин его
нюхает; у бедняги и в мыслях нет, что его ждет. Подали похлебку. Хозяин
захватил на кончик ножа перца, поперчил похлебку, потом схватил лимон своей
здоровенной ручищей и давай его мять, и давай его жать. А лимон вообразил,
будто хозяин ласкает его, и обрадовался пуще прежнего. Вдруг блеснул острый,
как жало змеи, нож и пронзил насквозь желтое брюшко лимона.
Напрасно отбивался лимон, плюнув соком прямо в глаз хозяину, - но тот
сдавливал лимон до тех пор, пока последняя капля прозрачной лимонной крови
не упала в похлебку. Отдал хозяин выжатый лимон слуге, а тот выбросил его
вон. И бедняга лимон с позолоченного графина угодил на помойку.
Так и закончила свой век храбрая дружина лимона-атамана.