Суббота, 03.12.2016, 16:39
Приветствую Вас, Гость



Мальчик-богатырь

Жили когда-то старик и старуха. Долго они жили, а детей у них не было. Горевали они, думали, что так бездетными и умрут. И вдруг родился у них сын. Прожил он один день и стал как годовалый ребёнок. Прожил два дня — стал как двухгодовалый. Прожил двенадцать дней — стал будто двенадцатилетний. Пришёл он к отцу и говорит:
— Чую я, во мне двенадцать богатырских сил! Сделай ты мне, отец, лук и стрелы. Каждую стрелу весом в полпуда, а каждый лук весом в три пуда.
Послушался отец. Принёс сыну лук и стрелы.
После этого сын говорит:
— Ну, отец и мать, теперь я гулять пойду! Вышел на улицу, а там ребята играют. Подошёл он к ним и запел:
Малые и большие ребята, Позвольте мне поиграть с вами!

Ребята говорят:

— Пусти стрелу в небо, а сам ляг лицом вверх и поймай стрелу зубами, когда она падать будет,— тогда и позволим тебе играть с нами!
Пустил мальчик-богатырь стрелу из лука, а сам лёг лицом вверх. Немного времени прошло — летит стрела обратно. Схватил он стрелу зубами, а потом опять запел:
Малые и большие ребята, Позвольте мне поиграть с вами!
А ребята опять не стали играть с ним.
— Не примем тебя в игру,— говорят,— до тех пор, пока силу свою не покажешь!
— А как мне мою силу вам показать?
— Спустись в прорубь, отплыви подальше, разломай лёд — тогда, может, и станем играть с тобой!
Спустился мальчик-богатырь под лёд, отплыл в сторону. Разломал головой толстый лёд и вышел на берег. Подошёл к ребятам и запел:
Малые и большие ребята, Позвольте мне поиграть с вами!
А ребята говорят:
— Не позволим! Вот если разобьёшь носком сапога каменную гору, тогда и примем тебя в игру.
Подошёл мальчик-богатырь к каменной горе. Стал пинать её правой ногой. Раз пнул гору — качнулась она, другой раз пнул — затрещала гора. Ещё раз пнул — разбилась, рассыпалась на мелкие камешки каменная гора. А от того пропали одиннадцать богатырских сил, осталась у мальчика всего одна сила...
Проведали об этом господские слуги. Побежали к господам, рассказали:
— Родился у бедных старика и старухи сын. Было у него двенадцать богатырских сил, да потерял он одиннадцать сил, когда каменную гору разбивал. Только одна сила осталась у него!
Испугались господа:
— Ну, не ждать нам добра от этого богатыря! Вот и года ему нет, а он сильнее всех! Что будет, когда он вырастет? Он и слушать нас не захочет, и работать на нас не пожелает. Гляди, и вовсе нас, господ, погубит! Пока не вернулись к нему одиннадцать его сил, выкопайте, слуги, яму в сорок саженей глубиной, схватите его и бросьте в эту яму.
Побежали слуги, стали яму копать и выкопали яму глубиной в сорок саженей. После того накинулись они на мальчика-богатыря, связали крепко-накрепко ремнями ему руки и ноги, в яму бросили. Пришли к господам и сказали:
— В яме он! Обрадовались господа:
— Ну, теперь мы спокойно можем жить: не выберется он из ямы, погибнет там от голода!
Лежит мальчик-богатырь в яме, выбраться из ямы не может, смотрит на небо.
Прилетела ворона, села на край ямы, заглянула в яму, увидела мальчика-богатыря. А он ворону увидел.
Стал её просить:
— Эй, ворона, ворона! Лети ты к моей матери, к моему отцу, скажи им, что связали мне руки-ноги крепкими ремнями, в глубокую яму бросили, хотят, чтобы я от жажды, от голода здесь погиб! Зови их ко мне на помощь!
Ворона говорит:
— Чыгырдык! Чыгырдык! Зачем я буду их звать? Чем раньше помрёшь, тем мне лучше: глаза тебе выклюю!
Сажень — старая русская мера длины — 2,13 м. Сказала и улетела.
Потом сорока прилетела. В яму заглянула. Мальчик просит её:
— Эй, сорока, сорока! Лети к моей матери, к моему отцу, скажи им, что связали мне руки-ноги крепкими ремнями, в глубокую яму бросили, хотят, чтобы я от жажды, от голода здесь погиб. Зови их ко мне на помощь!
Сорока говорит:
— Шогэрдек! Шогэрдек! Не буду я их звать!
Сказала так и улетела.
Лежит мальчик в глубокой яме, не может развязать ноги и руки, не может из ямы выбраться. Тут гусь-птица прилетает.
Говорит мальчик гусю-птице:
— Эй, гусь-птица, гусь-птица! Лети к моей матери, к моему отцу, расскажи им, что связали мне ноги-руки крепкими ремнями, в глубокую яму бросили, хотят, чтобы я от жажды, от голода погиб! Зови их ко мне на помощь! Пусть скорее придут, пусть принесут сорок один топор, пусть приведут сорок одного быка! Быков я съем — силы наберусь, топорами крепкие ремни перерублю.
Выслушал гусь-птица и улетел. Прилетел он к старику и старухе.
— Дедушка! — говорит.— Бабушка! — говорит.— Вашего сына господа в глубокую яму бросили, от голода, от жажды он погибает, выбраться не может! Велел, чтобы вы сорок один топор ему принесли, сорок одного быка ему привели!
Не поверили старик и старуха гусю, говорят:
— Нет нашего сына в живых! Кости его уже давно побелели. Зачем пойдём?..
Прогнали гуся-птицу. Гусь к мальчику прилетел, говорит:
— Не верят мне твои мать-отец! Что делать будем?
Мальчик просит:
— Сюда, в яму ко мне, спустись: на твоих крыльях письмо им напишу!
Гусь-птица в яму спустился. Мальчик пальцы высвободил, на белом крыле гуся написал: «Жив я, приходите скорее!»
Вылетел гусь из ямы, в синее небо поднялся, опять к старику и старухе полетел. Говорит им:
— Ваш сын сорок один топор принести велел, сорок одного быка привести велел. Он жив, в глубокой яме связанный лежит. Если моей совести не верите, на крыле моём прочтите: он вам письмо написал!
На крыло старуха и старик посмотрели, слова увидели — поверили.
Взяли сорок один топор, погнали сорок одного быка к яме. Пришли, в яму смотрят, с сыном разговаривают.
Увидели это господские слуги — побежали к господам, стали рассказывать:
— Мать-отец его к яме пришли, сорок один топор ему принесли, сорок одного быка ему привели,чтобы он тех быков съел, силы набрался.
Выслушали господа и приказали своим слугам:
— Засыпьте, завалите яму доверху песком да камнями! Пусть он задохнётся, погибнет! А если уцелеет он,— плохо вам придётся!
Пока слуги к господам бегали, старик и старуха к сыну в яму быков сбросили. Съел сын быков — все двенадцать сил к нему вернулись.
— Теперь,— говорит,— топоры в яму бросайте!
Стали старик и старуха бросать в яму топоры. Они бросают, а сын свои путы перерубает. Один топор сломается — он другой берёт, другой сломается — он третьим рубит...
Тут господские слуги с лопатами прибежали. Стали забрасывать яму песком да камнями.
Слуги в яму песок да камни бросают, старик со старухой топоры кидают, а мальчик-богатырь ремни разрубает. Только старик со старухой успели сорок первый топор бросить — господские слуги всю яму завалили. Полна яма доверху — не видно богатыря-мальчика, не слышно его голоса... Заплакали старуха и старик, думают: «Не увидим больше сына, погиб он...»
С плачем и домой вернулись.
А сын не погиб. Собрался он с силами и стал головой песок да камни толкать, руками выбрасывать.

Потом выбрался сам и пошёл домой. Пришёл, сел на скамейку. Лицо шапкой закрыл. Не узнал его отец.
— Кто ты? — спрашивает.— Зачем к нам пришёл? Не ко времени нам гость: горе у нас...
А сын молчит.
Отец стащил с него шапку и узнал сына. Обрадовались отец и мать — они уж и не думали его живым увидеть!
Рассказал им сын, как он спасся, как из ямы выбрался, и говорит:
— Вернулись опять ко мне мои двенадцать богатырских сил! Пойду-ка к господам, сосчитаюсь с ними: за все их злые дела заплачу им!
Сказал и пошёл. Увидели его господа — перепугались, не знают, куда деваться, куда прятаться.
— Теперь уж нам с ним не справиться,— говорят.— Не будет нам пощады!..
Побежали все без пути куда глаза глядят. Да недалеко убежали — настиг их богатырь. Тут всем господам и конец пришёл.
Сказка — туда, а я — сюда!